ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маккус присел, чтобы взять свою рубашку, и подумал, что ему не надо было обнажаться. Женщины, с которыми он оказывался в постели до этого, не испытывали никакого отвращения к насилию. Их вообще было трудно чем-то удивить.

– Нет! – воскликнула Файер и вырвала у него из рук рубашку. – Это так ужасно.

Он закрыл глаза, не желая слушать ее объяснений и отказа разделить с ним постель.

Файер присела на маленькую скамеечку перед туалетным столиком и посмотрела на него, не скрывая боли.

– Как ужасно, что кто-то решил посягнуть на твою жизнь. Ведь ты мог погибнуть! Неужели ты думаешь, что меня остановит вид шрама или, более того, вызовет во мне отвращение?

Она искренне недоумевала, осознав, что именно так он и думал.

Не давая ему опомниться, Файер наклонилась и поцеловала место шрама. Маккус был необыкновенно тронут ее жестом, но вслух мрачно произнес:

– Файер, тебе нет нужды мне что-то доказывать. У леди не принято целовать обезображенную плоть.

– Но я хочу.

Прижав руку Маккуса к бедру, она лизнула кожу на его груди, а потом прильнула к ней губами, словно пробуя ее на вкус. Он испытал невиданное до этого возбуждение.

– Файер, ты меня убиваешь, – дрожащим голосом признался он.

Его состояние не могло укрыться от ее глаз. Файер в нерешительности прикусила губу. Он поклялся, что бросится под первый же экипаж, если она откажет ему. Когда она потянулась к его бриджам, он лишь облегченно вздохнул. Его член, словно освобожденный из плена джинн, скользнул ей прямо в руки. Файер удивленно взглянула на это чудо. Она уже не была девственницей, но ее трудно было назвать опытной в искусстве любви. Маккус замер, когда Файер начала ласкать его.

Она проникновенно посмотрела на возлюбленного и тихо произнесла:

– Пойдем в кровать, Маккус.

Файер оставила Маккуса и направилась к своей королевской постели. Она понимала, что сейчас могла бы попросить его о чем угодно. У нее мелькнула мысль перенести свечу ближе к кровати, но она не знала, стоит ли это делать.

– Прошу тебя, не ложись, – сказал Маккус, снимая бриджи. – Я еще не насмотрелся на тебя.

Стэндиш, насколько помнила Файер, не проявлял особого интереса к тому, как она раздевается. Он просто вышел из комнаты, чтобы дать ей время привести себя «в боевую готовность». Она помнила, что ей пришлось ждать его прихода уже под покрывалом.

– Ты ведешь себя совсем не так, как лорд Стэндиш, – не подумав о том, как могут быть истолкованы ее слова, сказала она.

– Я очень на это надеюсь, – тут же отозвался Маккус. – Этот господин был отменной свиньей.

Его не тревожил тот факт, что его могут сравнивать с другим мужчиной. Он потянулся к подвязкам Файер и, поглаживая нежную кожу, начал освобождать ее ноги от чулок.

Когда Маккус закончил эту часть столь приятной для него работы, он посмотрел на нее вожделенным взглядом и сказал:

– А теперь твоя сорочка.

– Ты хочешь увидеть меня полностью обнаженной? – вскрикнула Файер, отстраняясь от него.

– Да. Зачем мучить себя фантазиями, если мне выпадает счастливый шанс увидеть тебя во всей красе? – Он глубоко вдохнул, но потом в его серых глазах мелькнула догадка. – О, я понял. Опять Стэндиш. Этот господин не только негодяй, но и невежда.

Маккус схватил край сорочки и потянул ее через голову девушки.

Под обжигающим взглядом мужчины Файер невольно попыталась прикрыть свою наготу.

– Ни одна женщина не могла бы с тобой сравниться. – Маккус смотрел на нее так, словно собирался наброситься и растерзать. Она знала, что не должна этого делать, но ее взгляд помимо воли опустился к его чреслам. Устройство мужского тела оставалось для нее загадкой. Окруженный густыми курчавыми волосами, его вздыбленный орган поразил ее размером.

Он выглядел пугающе, и при мысли, что это сейчас проникнет в нее, она невольно поежилась.

– Мне не будет больно? – спросила Файер, не скрывая волнения.

Маккус присел на край кровати рядом с ней и начал бережно вытаскивать шпильки из ее волос. Длинные волосы цвета корицы с огнем тяжелой волной упали на спину девушки, и она на миг ощутила себя прикрытой от нескромного взгляда Маккуса.

– Разве тебе было больно тогда в кухне?

Она вспыхнула при упоминании о том дне. Ей все еще не верилось, что она сидит рядом с ним, обнаженная, и ведет такую интимную беседу. Что такого было в Маккусе Броули, что заставляло ее забыть о правилах приличия? Файер хорошо понимала, чем она рискует, связавшись с мужчиной, который так неохотно говорил о своем прошлом. Она осознавала, что может окончательно погубить свою репутацию, но ничего не могла поделать с собственными чувствами.

– Нет, конечно, но ты же делал это... рукой, – выдавила она из себя, стесняясь продолжать столь откровенный разговор.

– Боль ощущают только при потере девственности. Теперь, когда это позади, я обещаю тебе лишь наслаждение.

Маккус приподнял ее подбородок и поцеловал в губы.

– Мы идеально подойдем друг другу. Позволь мне доказать тебе это.

Он снова удивил ее, когда лег на спину и пригласил расположиться рядом с ним. В этой позе его достоинство казалось просто исполинским.

– Успокойся немного, моя дорогая, тебе нечего бояться, – пробормотал Маккус. – Леди могут управлять ситуацией разными способами. Я хочу, чтобы ты оседлала меня.

– Прости, что ты сказал?

Он широко улыбнулся в ответ.

– Леди Файер, как бы вы оседлали вашего любимого жеребца?

– Поскольку у меня в конюшне стоит чудесная кобылка, – смеясь, ответила Файер, – боюсь, ваше сравнение окажется несколько неуместным, сэр.

– Может, мне стоит напомнить о моем обещании отшлепать тебя? – Схватив девушку, он легко поднял ее над собой и посадил себе на живот. – Какой великолепный вид!

Его искреннее восхищение заставило ее улыбнуться.

– Теперь я вижу, почему эта поза кажется тебе такой приятной, – сказала она и попыталась отодвинуться назад, но ее голый зад уперся прямо в головку его члена.

В серых глазах Маккуса появился хищный блеск. В его взгляде уже не было игривости, и она увидела истинную натуру мужчины. Он жаждал обладать ею. Углубившись пальцами в узкую расщелину Файер, он начал ласкать ее, обнаружив к своей радости, что и она хочет его.

56
{"b":"31104","o":1}