ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Лавкрафта
Игра в ложь
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Телепорт
Гортензия
Ты есть у меня
Буревестники
Зона Посещения. Расплата за мир
Уроки плавания Эмили Ветрохват
A
A

– Возьми меня, Файер. Съешь меня по кусочкам.

Он приподнял бедра девушки и начал потихоньку насаживать ее на свой твердый стержень. Она раскрылась ему навстречу, и ее плоть легко приняла его. Жар женского тела, ее горячая влажная плоть сводили его с ума. Ему казалось, что он растворяется в ней. Файер застыла, недоумевая, как Маккусу удалось с такой легкостью овладеть ею и чем были вызваны ее былые страхи.

– Вот и все, – сдерживаясь из последних сил, произнес он. – А теперь начинай двигаться вверх и вниз, и твое тело само подскажет тебе ритм.

Файер кивнула с серьезным выражением на лице и опустилась еще ниже, прислушиваясь к своим ощущениям. То сдерживая свой порыв, то отпуская на волю чувства, она убедилась, что Маккус не обманул ее, сказав, что в таком положении ей будет легко владеть ситуацией. Эта главенствующая поза позволяла ей ощутить власть над ним и самой решать, насколько щедро одаривать своего нового любовника. Маккус казался исполняющим пассивную роль, однако она видела по его напряженному лицу, что он с трудом сдерживает эмоции. Это было восхитительно! Она теперь нисколько не удивлялась тому, что этот неумеха Стэндиш не открыл ей и первой страницы чудодейственной книги об искусстве любви.

– Еще, Файер, – умолял Маккус. – Возьми меня всего без остатка.

Он обвил ее шею рукой и притянул к себе. Язык мужчины проник в ее рот, а его тело еще быстрее задвигалось в такт нетерпеливым бедрам.

Она ответила ему покорностью, чувствуя, как ее лоно принимает его, и тихо застонала. Ласки мужчины стали столь изощренными, что она уже не различала явь и фантазию, желая лишь, чтобы эта сладостная мука длилась вечно. Прервав их поцелуй, Файер с новой силой отдалась ритму любовной пляски, вспоминая, какие неистовые чувства захлестывали ее, когда настойчивые пальцы Маккуса проникали в нее.

– Быстрее, любовь моя, – выдохнул Маккус, и его руки потянулись к ее грудям. Время от времени он незаметно направлял ее движения, показывая, как незначительная перемена позы может изменить остроту ощущений и вознести на пик блаженства.

Файер только теперь поняла, как прекрасен мир, первый шаг в который оказался для нее сопряжен с огромными душевными страданиями. С восторгом глядя на своего любовника, она уперлась руками в его грудь и отклонилась назад, чтобы их слияние стало полным. Однако вместо того чтобы ощутить насыщение, это бесконечное движение лишь еще больше распалило в ней жажду обладания.

Маккус был словно опьянен взаимной силой их страсти. Когда ее движения ускорялись, он только крепче сжимал бедра Файер. Он сходил с ума от ее тела, тайные глубины которого ему хотелось изведать.

В какой-то миг Файер почувствовала приближение наивысшего момента этой немыслимой пляски. Она наклонилась к груди возлюбленного, покрытой густыми волосами, и начала тереться об него, как ласковая кошка. Маккус застонал от нетерпения. Все цепи, сковывавшие их до этого, рушились – настолько сильным было их желание. Он схватил ее за ягодицы и начал подбрасывать распаленную страстью любовницу на своем стержне в ритме бешеной скачки. Ей показалось, что блаженство заполняет ее всю, без остатка.

– Раздели эту радость со мной, Файер! – вскрикнул Маккус.

Он начал целовать ее груди, лаская языком соски.

Файер не могла понять, о чем он говорит, но тело подсказывало ей, чего ждет от нее любовник. Она была словно согрета пламенем, которое охватило ее разгоряченную плоть.

Когда Файер отклонилась назад и с ее губ сорвался крик, Маккус обнял ее так крепко, что у нее на мгновение перехватило дыхание. Он проник еще глубже, словно желая разорвать женщину изнутри, но ее жаркое лоно приняло его с удивительной готовностью. Она ощутила поток его семени и снова пережила оргазм. Через мгновение Файер без сил упала на него и зарылась лицом в его грудь.

Файер не осознала, что в этот момент, когда тело насытилось страстью, ее сердце тоже отозвалось на нежные ласки возлюбленного. Сама того не понимая, она влюбилась в Маккуса Броули.

Файер лежала, затаив дыхание, и можно было бы подумать, что она заснула в изнеможении. Прильнув щекой к плечу Маккуса, она не шевелилась несколько минут. Они утоляли свою страсть, так яростно отдаваясь друг другу, словно им предстояло расстаться навсегда. Теперь они лежали без сил. Маккус ждал, как дальше поступит Файер. Ему было любопытно, испытывает ли она смущение после того, что случилось. Он знал, что мгновения, которые им выпало пережить, относятся к самым ценным страницам человеческой жизни. Он знал также и то, что хочет обладать ею снова и снова.

Он ласково провел рукой по ее спине и прошептал:

– Если бы я знал, как невообразимо это будет, я бы рискнул еще в тот день, когда мы с тобой оказались вместе в моей кухне.

– Если бы я знала, что меня ждут такие ощущения, я бы тебе это позволила, – пробормотала Файер, улыбнувшись.

Она нежно поцеловала его и отстранилась, желая увидеть лицо мужчины, который подарил ей невероятное наслаждение.

Маккус не ощущал ни времени, ни пространства и подозревал, что Файер заметила его отрешенное состояние. В прошлои он всегда получал удовольствие от женского тела, познавая его тайну, но теперь вынужден был признать, что не знал настоящей страсти до встречи с Файер.

Она легла рядом с ним, а затем потянулась к краю кровати за своей сорочкой. Маккус улыбнулся, когда она повернулась спиной, предоставив ему возможность полюбоваться ее аппетитными формами. Он хотел, чтобы первый раз их близость была символом нежности. Но разве искусство любви столь однообразно? Нет, Маккус знал, что впереди у них много неизведанных открытий, и он хотел быть первым и единственным мужчиной, который проведет ее по саду запретных желаний.

– Что ты делаешь?

Она присела, вертя сорочку в руках, и никак не могла найти горловину.

– Я одеваюсь. Когда моя горничная явится сюда утром и увидит меня голой, она сразу же заподозрит неладное.

Ее благоразумие шло вразрез с романтическим настроением Маккуса. Он меньше всего ожидал от своей возлюбленной столь здоровой практичности.

57
{"b":"31104","o":1}