ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ничего, – коротко ответил он. Тревор с недоумением посмотрел на него.

– Ничего? Тогда почему ты пытаешься испепелить его взглядом? Что это за игра?

Тревор тут же умолк, почувствовав на себе грозный взгляд Маккуса, силу которого он только что попробовал поставить под сомнение.

– Я не сказал, что этот джентльмен ничего не сделал. Он ничего не сделал мне. Чувствуешь разницу?

Тревор фыркнул.

– И что ты задумал?

Маккус поставил кружку на стол. В его глазах появился хищный блеск.

– Я хочу погубить его.

Женщина, с которой он заранее переговорил, выжидающе смотрела в их сторону. Он дал ей знак подойти ближе.

Сногсшибательная брюнетка немного помедлила, а потом направилась к ним. Все посетители тут же повернулись в ее сторону и, не скрывая своего восхищения, стали перешептываться.

– Добрый вечер, красавчик, – промурлыкала она. – Мы всегда с нетерпением ждем твоего появления в «Мойра Ласт».

Маккус одарил ее ленивой улыбкой.

– Ты, наверное, околдовала своей красотой Хавьера.

Пока Тревор рассматривал незнакомку, не в силах оторвать взгляд от ее груди, она наклонилась к Маккусу и тихо сказала ему на ухо:

– Конечно, перед моими чарами трудно устоять. – Она выпрямилась и посмотрела на Тревора: – А это кто?

– Забудь о нем. Ты проглотишь его и не заметишь, – ответил Маккус, вынудив брата стукнуть кулаком по столу.

– Если леди хочет проглотить меня, надо дать ей такую возможность, – запротестовал он.

– Я не советовал бы рисковать, Тревор. Хавьеру это определенно не понравится. – Маккус нахмурился и снова обратился к женщине: – Мне нужна твоя услуга.

– Что угодно, – отозвалась дама бархатным голосом, и все мужчины в зале с завистью посмотрели в сторону счастливчика Маккуса.

– Не та услуга, о которой ты подумала. Мне надо, чтобы ты представила меня вон тому господину. – Он указал на лорда Стэндиша.

* * *

Спустя девять дней Файер, дрожа от волнения, приблизилась к дому Маккуса. Она не понимала, что произошло во время праздников у Денингзов. Случилось нечто непоправимое после того, как они предавались любви в экзотическом храме. После их возвращения в Лондон от Маккуса передали два письма. Первое было адресовано герцогине. Он благодарил ее за приглашение. Второе послание он написал ей.

Файер закрылась в спальне, чтобы никто не мешал ей читать письмо от возлюбленного. Она думала, что найдет в нем извинения за странное поведение, которое так поразило ее. Или слова любви и восторга. Она с нетерпением вскрыла конверт. Своим разборчивым почерком Маккус писал о том, как благодарен ей за доброту и гостеприимство. Он также писал, что Файер необязательно являться к нему в дом, так как он настолько отошел от дел, что теперь ему придется занять все дни и вечера, наверстывая упущенное.

И все?

Он лгал!

Маккус поблагодарил ее за доброту. Доброту... Неужели ее отношение к нему можно было бы назвать всего лишь добрым? Нет, такое равнодушие было невыносимо. Оно ранило ее больше, чем его вспыльчивость и самонадеянность. Своим поведением он напомнил ей злополучного Стэндиша.

Файер не пыталась увидеться с Маккусом и, конечно, будучи уязвленной тоном его послания, не посчитала нужным ответить ему. Она надеялась, что ее молчание заставит его действовать. Но Маккус так и не постучал в ее дверь.

Спустя два дня Файер стала свидетельницей беседы родителей. Герцогиня рассказывала мужу о том, что встретила их нового знакомого, Маккуса Броули, в театре. Потом мать вскользь упомянула, что джентльмен оставался в ложе мисс Греффис более получаса. Герцогиню эта новость утешила, а Файер привела в отчаяние.

На следующий день мать и дочь отправились на вечеринку, которую устраивали Спреггсы. Файер пошла неохотно – ей не хотелось тратить свои душевные силы на еще одного недостойного поклонника. Увидев Маккуса, она не на шутку разволновалась. Заметив ее взгляд, молодой человек кивнул ей, и только. Файер была так обескуражена, что отвернулась, едва не расплакавшись. Она больше не могла выносить этого притворства. К ее облегчению, он не приблизился к ней за весь вечер ни разу, но от нее не ускользнуло, что он мило болтал с мисс Найт и другими леди.

На пятый день герцогиня, сама того не подозревая, подтолкнула дочь на необдуманный поступок. Она сообщила Файер, что накануне вечером произошел какой-то забавный случай и среди участников был, конечно, неподражаемый Маккус Броули. На этот раз его заметили в компании маркизы Гласе и ее терьера. По наблюдениям некоторых дам, он зашел слишком далеко. Файер бросила салфетку на стол и выскочила из комнаты. Спустя два часа она уже стояла у дома Маккуса.

Его дворецкий Гоббс сердечно приветствовал леди Файер, но сказал, что мистера Броули нет дома. Она вернулась к себе, разочарованная и опустошенная. Маккус бросил ее, и она не могла назвать ни одной вразумительной причины, которая объясняла бы, почему он это сделал.

Спустя четыре дня Файер набралась мужества и снова поехала к Маккусу. Она не стала церемониться и посылать к нему швейцара, а сразу направилась к парадному входу в дом Броули. Не успела она подойти, как дверь распахнулась. Возможно, Гоббс заметил ее приближение из окна.

– Леди Файер Карлайл, вы сегодня так обворожительны, – учтиво произнес дворецкий.

– Доброго дня, Гоббс. Маккус дома? – спросила она, сожалея о том, что поддалась порыву и не приказала кучеру ехать мимо этого злосчастного дома.

Дворецкий потупился, улыбка исчезла с его лица. Оглянувшись, он снова посмотрел на леди и мрачно доложил:

– К сожалению, хозяина нет. Он сейчас проводит много времени вне дома, уезжая по делам.

Файер вдруг ощутила сухость во рту.

– О да. Я понимаю. Вы оказались настоящим джентльменом, Гоббс. Спасибо.

Она повернулась, чтобы уйти.

– Я знаю, что мистер Броули очень расстроится, узнав, что пропустил ваш приезд, – сказал Гоббс, пытаясь приободрить девушку.

– Нет, Гоббс, не расстроится. Передайте Маку... Нет, скажите мистеру Броули, что я больше не потревожу его.

Дворецкий застыл в дверях, напряженно наблюдая за тем, как экипаж леди Файер отъезжает от их дома.

75
{"b":"31104","o":1}