ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он стал мерить шагами комнату и пробормотал:

– Нет.

Маккус, очевидно, вел внутренний диалог с самим собой.

– Мы сами придумали эту игру. Неужели ты забыла, как мы с тобой договорились, что будем притворяться, изображая малознакомых людей? Мы уже сыграли первый акт этой драмы у Денингзов. Нам нужно убедить и Стэндиша, и графиню в том, что нас не связывают серьезные отношения.

Файер пришлось признать, что в словах Маккуса есть доля истины. Она повернулась к нему, продолжая расчесывать свои длинные волосы.

– Да уж. Учитывая, что ты заигрывал практически со всеми незамужними светскими леди, даже я поверила в то, что едва знаю тебя.

Маккус неожиданно выругался, и Файер удивленно вздернула бровь. Он закрыл глаза и прижал к векам подушечки пальцев.

– Если ты расстроена из-за леди, которые мечтают о замужестве, то скажи спасибо герцогине. Благодаря твоим усилиям она решила, что непременно должна женить меня.

– Моим усилиям?

Он ткнул в нее пальцем и укоризненно произнес:

– Не ты ли заявила своей матери, что я занят поисками невесты?

– Но разве это не так? – воскликнула Файер.

Он был явно позабавлен тем, какой оборот принимает их разговор.

– Только не сейчас. – Маккус внимательно посмотрел на нее. – Послушай, я понимаю, что обидел тебя тем, что оставался в стороне. Но я решил, что оборвать все связи – это самый безболезненный выход. Однако я заблуждался. Файер, у меня сердце обливается кровью. Я думаю о тебе каждую минуту. Твой образ всегда со мной. Когда я вспоминаю о том, с какой обидой ты смотрела на меня, я словно лишаюсь разума. Очевидно, я проявил трусость, решив отдалиться от тебя. Мне нужно было предупредить тебя о своих планах, хотя я и не привык обсуждать собственные решения. Даже сейчас, когда мне пришлось признаться в этом, я испытываю очень противоречивые чувства.

– Если ты таким образом пытаешься извиниться, то у тебя это очень плохо выходит, – вздернув подбородок, вставила Файер.

– Мое сокровище, ты совершенно не умеешь скрывать свои эмоции. Тебе не удастся обмануть человека, к которому ты испытываешь ненависть. Или любовь, – сказал он, доведенный до отчаяния. – В моем случае, очевидно, было бы лучше, чтобы ты демонстрировала свою ненависть.

О чем он говорил? О той сделке, которую они заключили? Объяснение Маккуса только еще больше запутало ее. Файер не хотела поддаваться на его уговоры, поэтому заметила:

– Поздравляю, ты сделал все, чтобы заставить меня презирать тебя.

– Возможно, но я не вынесу этого, Файер. Потому что я люблю тебя, – сказал Маккус, не задумываясь о том, что она может отвергнуть его.

Как он мог произносить такие слова сейчас?

– Черт побери, сэр! Вы никогда не придерживались честных правил!

Она бросила расческу на кровать.

Воодушевленный тем, что на этот раз она не стала метить ему в голову, Маккус приблизился к Файер на несколько шагов.

– Когда-то я признался тебе, что Маккус Броули – беспощадный и коварный человек. Я не лгал тогда, как не лгу сейчас, когда говорю, что люблю тебя.

– Я прошу, прекрати повторять эти слова снова и снова, – умоляющим тоном сказала Файер. Очевидно, ее сердце приказывало ей сдаться. Она так любила Маккуса, что хотела верить его словам. – Я знаю, как ты преуспел в искусстве обмана. Я так растеряна, Маккус. Откуда мне знать, что это не очередная ложь?

– Ты должна доверять мне.

Взгляд его серых глаз был открыт и требователен. Файер коснулась лба. У нее разболелась голова. Если он хотел сбить ее с толку, то у него это получилось.

– Мне нужно время, чтобы все обдумать, – устало произнесла она.

Маккус не скрывал того, как сильно он разочарован. Она не желала проявить даже крупицу сочувствия. Ему придется смириться со своей участью и безропотно нести крест безответной любви.

– Ты сказал, что я не умею скрывать своих чувств. Разве ты не рисковал, признаваясь мне в своих тайных мотивах?

– Так и есть, – смягчившись, ответил Маккус и потянулся к ней.

Но когда он коснулся ее щеки, Файер резко отпрянула, давая ему понять, что еще не готова простить его.

– Хорошо. Я заслужил такое отношение. – Он кивнул, пытаясь представить, как ему удастся выдержать этот долгий путь без нее. – Я не стану раскрывать всех деталей своего плана. Мне приходится рисковать в любом случае. Но самым большим потрясением для меня будет потеря твоего расположения.

Файер встревожилась. Скрестив руки на груди, она воскликнула:

– Но ты ничего не рассказал мне!

Маккус направился к двери и распахнул ее. Он широко улыбнулся Файер, и на его щеках появились ямочки.

– Я рассказал тебе о самом главном. О том, что я собирался оставить погребенным в глубине своего сердца. Я рассказал тебе, что люблю тебя.

* * *

Файер поблагодарила своего партнера по танцу и пожелала ему доброго вечера. Но мужчина не хотел лишаться ее общества и поэтому последовал за Файер, предлагая ей любые сокровища мира, чтобы остаться рядом с ней. Отчаянно цепляясь за любую возможность оказать прекрасной леди услугу, он попросил Файер позволить принести ей стакан лимонаду, но она с улыбкой отказалась. Леди Карлайл мечтала только об одном джентльмене, но он расточал свое внимание другим великосветским дамам.

Она знала, что проявляет излишнюю строптивость, но ничего не могла с собой поделать. Когда Маккус проник в ее спальню четырьмя днями ранее, она не могла решить, говорил ли он правду или же ему хватило подлости лгать ей в самом сокровенном. Неужели он был настолько коварен, чтобы посягнуть не только на ее тело, но и на ее душу? Неужели он нашел бы удовольствие в том, чтобы сломить ее дух? Где он сейчас?

Файер не разговаривала с ним с того памятного вечера. Герцогиня упоминала, что видела мистера Броули на различных великосветских раутах. Это означало, что красноречивое признание Маккуса не остановило его в поисках подходящей невесты. Он умолял Файер доверять ему, но это было выше ее сил.

Вчера он прислал записку, в которой решительно требовал, чтобы она была на вечернем балу. Файер собиралась посетить его в любом случае, однако настойчивость Маккуса вызвала в ней протест. Почему ее присутствие столь необходимо? Вероятно, он хочет побеседовать, хотя в последние дни явно избегал встречи с ней. Файер устала расплачиваться за свое безрассудство разбитыми мечтами и с каждым днем все меньше верила в искренность заверений Маккуса.

78
{"b":"31104","o":1}