ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 17

Маккус ворвался в свой дом, громко хлопнув дверью. В столь поздний час никто не вышел ему навстречу. Впрочем, он никого и не ждал: Гоббс и другие слуги уже отправились спать. Он взял свечу и направился в гостиную. Открыв двери, он прошелся по всей комнате и зажег остальные свечи. Ему хотелось окружить себя светом.

Внезапно он представил Файер, которая не так давно стояла посреди этой комнаты и показывала ему, как надо правильно вести даму в танце. Маккус помнил, каким веселым озорством светились зеленые глаза девушки, когда она вслух отсчитывала ритм.

Сняв шляпу, он с силой метнул ее на софу. Вслед за ней полетели перчатки и сюртук. Опустившись в ближайшее кресло, он устало потер подбородок.

Файер ненавидела его.

Возможно, это даже к лучшему. Разве он не собирался намеренно ввести ее в заблуждение? Он запустил два пальца в карман жилета и вытащил оттуда брошь, которую купил для нее. Изысканный цветок сверкал в его руках, играя на свету бриллиантами. Вертя в пальцах украшение, он вспомнил, как вручил ей свой подарок. Файер была так тронута, что едва сдерживала слезы радости. Сегодняшние слезы были вызваны лишь горечью и разочарованием. Она отказалась от его подарка. И не только от него – Файер отказалась от своей любви к нему.

«Боже мой, что за нелепое совпадение!» – подумал Маккус. Надо было признаться ей в том, что он виделся с лордом Стэндишем и леди Хипгрейв. Теперь, оглядываясь назад, он понял, что Файер знала о его встрече с ее врагами и давала ему шанс сказать правду. Ей хотелось услышать его покаяние. Может быть, она даже простила бы его. Хотя вряд ли...

Файер видела, как он целовался с леди Хипгрейв. Наверняка она решила, что он встретился с Отилией тайно. Она поверила, что он и графиня любовники, которые замышляют против бедняжки Файер заговор.

Могла ли она простить его?

Никогда.

С ее точки зрения, он совершил предательство – преступление, которому не было оправданий. Маккус посмотрел на бриллиантовую брошь. Она будет напоминать ему о слезах любимой. Спрятав украшение в карман, он встал. Файер была сильной и храброй, но он сломил ее дух своими необдуманными поступками и убийственным молчанием.

Любовь так редко заглядывала в его жизнь, что Маккус не сразу ее распознал. Однако, глядя в зеленые глаза Файер, он чувствовал, что ему больше не встретить другой такой женщины. Каждый раз, когда он сжимал ее в своих объятиях, предвкушая приближение экстаза, Маккус думал о том, что в его жизнь пришла настоящая любовь. Но все это в прошлом. Когда графиня постучала в его дверь, он стал на скользкий и опасный путь. Их разговор заставил Маккуса изменить тактику поведения, но он не захотел говорить Файер о новых планах. Маккус вдруг вспомнил о своем прошлом. Тревор предупредил брата, что его разыскивает отец. С самого начала своей новой жизни Маккусу надо было признать, что ему никогда не избавиться от этого человека. Он всегда будет преследовать его, принося с собой несчастья. Жестокость и беспощадность были сутью натуры Сеймуса.

Он подошел к сервировочному столику и взял в руки графин с бренди, припасенный на случай визита гостей. Он никогда не прикасался к крепким напиткам, чувствуя, что это зелье может разбудить в нем дремлющего зверя и сделать его похожим на отца. Маккус боялся, что один-единственный шаг по пути, проторенному испорченным родителем, приведет к непредсказуемым переменам в его жизни. Поворачивая хрустальный графин, он пристально смотрел на янтарную жидкость. Напиток выглядел таким безобидным. Ему хотелось выпить его, чтобы заглушить душевную боль и забыть о том, как поступила с ним Файер. Казалось, что плохого будет в том, если он позволит себе бокал или даже целый графин?

«Этот подарок для меня ничего не значит. Не говоря уже о тебе...»

Маккус вдруг размахнулся и с силой бросил графин в стену. Из его горла вырвался тоскливый стон. Неужели он потерял Файер? Как он будет жить без нее, без ее ясной улыбки? Маккус в сердцах толкнул сервировочный столик, а потом схватил стул и швырнул его через софу.

Оказавшись перед каминной полкой, он в безотчетном движении сбросил с нее все вазы и фарфоровые статуэтки. Эта комната была воплощением богатства и роскоши. Своей изысканностью она как бы напоминала о его новом статусе. Но теперь все это ничего не значило для него. Маккус бросил взгляд в зеркало и не узнал собственного отражения – на него смотрел хищник.

Зеркало, оправленное в золоченую раму, стало следующей жертвой неистового гнева. Он разбил его вдребезги, запустив в него деревянной резной фигуркой лошади. В потоке мелких осколков его собственное отражение исчезло.

Слегка покачиваясь, он обвел комнату, разгромленную в порыве гнева, тяжелым взглядом. Когда Маккус провел рукой, чтобы вытереть со лба пот, он вдруг заметил на руках кровь от глубоких порезов. Как бы ему ни хотелось, он не станет преследовать Файер, чтобы доказать свою невиновность. Если он в ее глазах станет вторым Стэндишем, это даже к лучшему, потому что столь хрупкая красота в его грубых и неумелых руках слишком быстро увянет.

Файер мечтала о том, чтобы уединиться в Арианроде. Красота природы и великолепие их родового замка станут для нее настоящим утешением после холодного приема, уготованного ей столицей. Если бы ее отъезд из Лондона не был столь очевидным признанием поражения, она бы собрала вещи немедленно. Герцогиня предупреждала ее, что столь смелое появление в свете после случившегося скандала принесет ей лишь разочарование, но Файер не поверила. Лорд Стэндиш и леди Хипгрейв очень постарались, нашептывая сплетни и распуская слухи, однако она с присущим ей высокомерием возомнила, что способна нанести ответный удар.

Она и представить себе не могла, что в ее жизнь ворвется Маккус и сыграет в ее судьбе столь важную роль.

Когда мистер Броули начал плести вокруг нее свои сети? Наверное, он все узнал о дочери герцога еще до того, как приблизиться к ней, решила она. Он уже работал на леди Хипгрейв, когда произошла памятная сцена знакомства в парке, или предательство произошло позже? Файер была слишком взволнована, чтобы углубляться в своих размышлениях в поисках разумных объяснений. К тому же он так неохотно выслушивал ее вопросы. И вообще, это мало что меняет. Для нее и Маккуса будущее перестало существовать. Те надежды, которые она лелеяла, лежа в его объятиях, были всего лишь химерой.

84
{"b":"31104","o":1}