ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она ожидала, что он ответит в привычной для него дерзкой манере, но открытость и прямодушие Маккуса сбили ее с толку.

– Вы слишком уверены в моих чувствах, мистер Броули. – Маккус кивнул. Когда он приблизился к ней, она ждала, что он снова схватит ее в свои объятия и так поцелует, что у нее замрет сердце. Однако на этот раз он прошел мимо и уселся в кресло.

– Я уверен в твоих чувствах, Файер, потому что ты хотела убить меня только за то, что я поцеловал леди Хипгрейв.

Упоминание имени графини лишь взвинтило ее нервы. Файер показалось, что он нарочно дразнит ее. Гордо подняв голову, девушка заявила:

– Ты ошибся! На самом деле я хотела убить леди Хипгрейв. Тебя же следовало придушить.

Маккус задумался и сказал:

– Только влюбленная женщина способна оправдать насилие и жестокость. – Он помолчал и добавил: – Выходи за меня замуж, Файер.

От неожиданности она отступила назад и споткнулась.

– Что? О нет, ты заблуждаешься. Ты не хочешь жениться на мне...

– Я не хочу? – удивленно протянул он, наблюдая за ней из-под опущенных ресниц. – Да я готов рисковать всем, потому что без тебя моя жизнь теряет смысл. Ты забыла, что за этой дверью стоит твой разъяренный отец, у которого не дрогнет рука, чтобы отправить меня к праотцам?

Файер растерялась.

– Может, тебе льстит мысль о союзе с дочерью герцога? – Он ласково погладил ее по щеке.

– Поверь, я просто люблю тебя.

– Вы преувеличиваете, сэр. Наверняка я вам всего лишь нравлюсь и вы получили удовольствие от наших интимных отношений, но я не та женщина, которую вы ищете для брака.

Маккус криво улыбнулся. В его глазах появилась боль.

– Ты все еще не доверяешь мне.

Файер поняла, что она сильно обидела его. Маккус не осознавал, что она защищалась. Ей пришлось долго бороться со своими чувствами, потому что она боялась обнажить перед ним душу, чтобы не показаться уязвимой и слабой.

– Речь не идет о доверии, Маккус. Несмотря на то что ты пытался скрыть от меня свое прошлое, я поняла тебя. Ты беспощадный и честолюбивый.

Он обреченно вздохнул.

– Не самые благородные качества.

– Я не согласна.

Она подняла его руку и с удивлением посмотрела на кровавые порезы.

– Тебе понадобилась недюжинная сила воли, чтобы избежать незавидной судьбы, уготованной отцом и твоим окружением. И поэтому я могу лишь восхищаться тобой.

Ее взгляд был подобен ласковому прикосновению.

– Файер, я не единожды обращался к Богу, умоляя избавить меня от моего прошлого. Но теперь я знаю, что оно никогда не исчезнет из моей памяти. Мой отец и брат постоянно напоминают мне, что та жизнь, которой я с таким трудом добился, всего лишь иллюзия.

Файер начала целовать раны на его руке.

– Нет, Маккус, это не иллюзия. Ты стал мужчиной, которому есть чем гордиться. Ты нашел свое место, завоевал уважение новых друзей и вызываешь у окружающих только восхищение. Лорд Стэндиш с его благородным происхождением не годится тебе и в подметки. Тебе просто надо смириться с тем, что контрабандист Мак – это часть тебя, часть твоей прежней жизни.

Он крепче сжал ее пальцы.

– Из-за этого ты не хочешь выходить за меня замуж? Тебе трудно принять мое неблаговидное прошлое?

– Нет, твое прошлое тревожит меня меньше всего, – искренне ответила она.

– Тогда, по всей видимости, причина в моей семье.

Файер вспомнила, как несколькими часами ранее Сеймус проник в ее спальню и наставил на нее пистолет. Он угрожал ей незаряженным оружием. Нет, она его не боялась.

– Мне нравится Тревор. Он слишком молод, чтобы отвечать за проступки, которые совершил по милости вашего отца. А Сеймус...

Маккус притянул ее к себе. Глядя ей в глаза, он спросил:

– Если я пообещаю, что он никогда больше не потревожит тебя, ты дашь свое согласие?

– Какое заманчивое обещание, – улыбнувшись, сказала Файер и обернулась на громкий стук в дверь. – Таких людей, как твой отец, трудно приструнить. Как видишь, родственники имеют обыкновение являться без приглашения и бывают при этом весьма настойчивы и изобретательны.

Он не принял ее иронии, так как был слишком взволнован.

– Что мне сделать, чтобы убедить тебя? Файер, я люблю тебя.

Ее сердце пело, когда она слушала его признания. Но в то же время ей казалось, что она не заслуживает этой любви. Вздохнув, Файер отпустила его руку и тихо произнесла:

– Ты проявляешь жестокосердие.

Он не позволил ей вырваться из его объятий.

– Я жесток, потому что признаюсь тебе в вечной любви? – Маккус не мог оставить этот вопрос без ответа.

– Я не та леди, которая составит твое счастье, Маккус. – Он вспылил:

– Что за чушь? Миледи, я был вашим любовником, и мне ли не знать, что счастье, которое я испытывал в ваших объятиях, несравнимо ни с чем. Я чувствую невероятное возбуждение при одной мысли о том, что я хочу с тобой сделать, Файер. – Он нежно посмотрел на нее. – Я люблю в тебе все: твой страстный взгляд, твою милую улыбку, даже твое упрямство. Выходи за меня замуж.

Она чувствовала, что слабеет.

– Но как же мое прошлое? Любой джентльмен мечтает о леди, чье целомудрие не ставится под сомнение. О леди, которая будет чинно сидеть за столом и по заказу супруга производить на свет наследников. Ведь именно такую жену ты себе присматривал?

Маккус с надеждой посмотрел на нее.

– Файер, любовь моя, я не мечтаю о лучшей жене, чем ты.

– У меня есть прошлое.

– Как и у меня, – напомнил он ей. – Мы отличная пара, поэтому тебе не надо искать другого мужа. – Маккус вытащил из кармана брошь. – На этой броши я клянусь вам, леди Файер Карлайл, что никто на свете еще не любил с такой силой, с какой люблю я. Будьте моей женой. Вы сделаете меня самым счастливым и самым богатым джентльменом в Англии.

Он приколол брошь на лиф ее платья.

Файер изумленно смотрела на него. Он любил ее. Не из-за того, что она принадлежала к влиятельному семейству. Он действительно любил ее. Даже теперь она видела в его глазах страх быть отвергнутым.

Тем временем топор прорубил деревянную оконную раму. Маккус выступил вперед, увидев, как зловеще работает разрушительная машина. Герцог был вооружен до зубов. В одной руке он держал меч, а в другой – пистолет.

96
{"b":"31104","o":1}