ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она опустила глаза и шмыгнула носом.

– О, мой дорогой супруг, простите меня за то, что я не сумела выполнить свой долг.

– Ну что вы, моя дорогая! Просто мне напомнили о том, что я уделял вам в последнее время слишком мало внимания. Я хотел бы исправить положение.

Этот господин жил в пустынном диком месте, где нет возможности даже перемолвиться словечком с кем-нибудь, не говоря уже о вечеринках и балах. Неужели кто-то из знакомых вел переписку с ее мужем?

– Милорд, но кто мог ввести вас в такое заблуждение? Вы были ко мне добры, как никто другой. Я не желала бы лучшего супруга.

Опираясь на свою трость, лорд Хипгрейв махнул рукой.

– Как благородно с вашей стороны вспомнить о моих чувствах, но я все же настаиваю на том, чтобы вы отправились со мной. Я отдал приказ слугам быть готовыми к отъезду уже сегодня днем.

Он увозил ее из Лондона, лишая той жизни, к которой она всегда стремилась.

– Сегодня днем, – эхом отозвалась графиня, вмиг ослабев. Лицо лорда Хипгрейва выдавало его решимость.

– Как только мы вернемся в поместье, я вызову лучшего врача. Месяца будет вполне достаточно, чтобы вы отдохнули после постигшего вас несчастья. С благословения нашего врача я снова вернусь к исполнению супружеского долга, моя дорогая жена. Надеюсь, что вскоре вы родите мне детей, как я и обещал вам в день нашего венчания.

Отилия едва не топнула ногой от переполнявшего ее возмущения. Ей меньше всего хотелось уезжать в деревню, где она будет проводить все время с этим нудным стариком. Если он собирался дать ей месяц на восстановление сил, то почему она не могла провести его в Лондоне? Она уже открыла рот, чтобы предложить ему такое решение, но взгляд лорда Хипгрейва остановил ее. Он смотрел на нее не со слепым обожанием, к которому она привыкла, а с холодной проницательностью.

Каким-то образом ему стало известно, что она забавляется в городе с любовниками, пока он остается в поместье. Он решил дать ей месяц, дабы убедиться, что его жена не забеременела от кого-то другого, а потом приступить к выполнению своих супружеских обязанностей.

– Милорд, позвольте мне все вам объяснить... – проглотив комок в горле, начала Отилия.

– Вам нечего объяснять и не за что извиняться, – перебил граф, потрепав ее по щеке. – Я лишь виню себя за некоторую беспечность, которую позволил в отношении вас, моя дорогая Отилия. Тихая деревенская жизнь и ребенок приведут вас в чувство.

Из ее глаз потекли слезы. Граф будет держать ее взаперти, и она проведет остаток дней в позолоченной клетке. Кто бы ни надоумил ее мужа приехать в Лондон с намерением отвезти жену в деревенскую глушь, он проявил завидную изощренность. Только так можно было погубить леди Хипгрейв. Отилия вдруг вспомнила, как леди Файер Карлайл пригрозила ей в ту памятную ночь в замке Мив отомстить за свою поруганную честь. Похоже, ее зловещие предсказания сбывались.

* * *

Маккус стоял посреди оранжереи герцога Солити и размышлял над своей судьбой. Он почти не спал с тех пор, как Файер объявила своему отцу, что Маккус обесчестил ее.

Герцог воспринял эту новость, сохраняя присутствие духа. Вместо того чтобы пристрелить соблазнителя своей дочери, он разгромил еще одну дверь. Мысль о том, что его дочь едва избежала удара мечом и выстрела из пистолета, немного привела в чувство его светлость. Ему уже не нужны были ни объяснения Файер, ни оправдания Маккуса.

Файер подошла к Маккусу со спины и закрыла руками его глаза.

– И что вы здесь делаете, сэр?

Взяв ее ладони в свои, он нежно поцеловал тонкие пальцы.

– Разве это не очевидно? Я прячусь от твоей семьи. – Он повернулся к ней.

Наверное, Файер спала так же мало, как и он. Тем не менее она казалась счастливой. В своем зеленом муслиновом платье, с сияющей улыбкой на губах, она выглядела потрясающе. Герцогиня вернулась домой вскоре после шокирующего признания Файер. Наблюдая за домашними Файер, Маккус пришел к выводу, что ее родители взялись по очереди уговаривать дочь не выходить замуж за простолюдина.

– Маккус, но ты говоришь о них как о каких-то чудовищах.

– Твой отец бросал на меня очень выразительные взгляды за завтраком. Будь его воля, он не оставил бы от меня мокрого места.

– Зато моя мама обожает тебя и одобряет наш брак. Герцогиня плакала несколько часов подряд после того, как ты отправился в свою спальню, но она ни разу не намекнула мне, что я должна готовиться к продолжительной поездке за границу, – призналась Файер. Она привстала на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы. – Поверь мне, это очень хороший знак.

– Твой отец явно разочарован. Мне кажется, что он лелеет надежду, чтобы я случайно разрезал себе горло или попал под копыта табуна лошадей.

Файер рассмеялась, и все вокруг словно засияло.

– Мой отец не причинит тебе вреда. Однако... – Она серьезно посмотрела на него, вспомнив о лорде Тэммесе. – Постарайся не попадаться на глаза моему брату, пока он немного не привыкнет к тому, что уже свершилось.

Когда Файер стала свидетельницей его встречи с лордом Стэндишем и леди Хипгрейв, Маккус боялся, что она больше никогда не одарит его своей лучезарной улыбкой.

– Твое предложение едва не перевернуло весь дом, – с озорным выражением на лице произнесла Файер. – Пройдет время, и мой брат привяжется к тебе всей душой. Кроме того, я сказала всем, что для детей было бы лучше родиться, имея законных родителей.

Маккус от изумления открыл рот – настолько его потрясли слова Файер.

– Файер, ты хочешь мне что-то сообщить?

Она вдруг показалась Маккусу такой хрупкой и беззащитной, что он начал лихорадочно соображать, что ему делать дальше. Может, ей лучше присесть?

– Нет, – взмахнув ресницами, ответила Файер. – Во всяком случае, я еще ничего не могу утверждать наверняка. Но как бы там ни было, я хочу вас предупредить: если вы будете настаивать на продолжении наших отношений, дети обязательно появятся. Мистер Броули, разве вы этого не знаете?

Казалось, ее ничуть не смутила эта мысль. Она посмотрела на него, явно кокетничая. Маккус вмиг ощутил, как его тело отзывается на ее ласкающий взгляд.

99
{"b":"31104","o":1}