ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 12

В лицо ударил порыв холодного ветра, и Кит поежился. Надо же, из окна погода казалась гораздо теплее. Он двинулся в сторону перекрестка Делейнси и Бауэри-стрит. Всего в двух кварталах отсюда возвышались солидные здания из серого камня, где размещались городские власти, а тут был совершенно другой мир. По обе стороны Элизабет-стрит шли строения не выше четырех-пяти этажей. В одном месте Кит увидел белье, которое было развешено на веревке, натянутой между пожарной лестницей и балконом. Половина магазинов были бакалейными и овощными, причем выставленные в витринах китайские фрукты и овощи большей частью оказались ему незнакомы. Тротуар заполняли люди. Их было столько, что Киту приходилось пробираться чуть ли не боком. Никто не улыбался и не кивал друг другу, не говоря уже о том, чтобы посторониться. Навстречу двигалась группа развязных подростков с кольцами в ушах, губах и носах. Не желая с ними сталкиваться, Кит шагнул на проезжую часть, но тут же как резаный загудел клаксон. Один из парней схватил Кита за руку и втащил обратно на тротуар. А через секунду рядом промчалось такси.

– Осторожнее, дядя, – сказал парень, – помирать тебе еще рановато.

– Спасибо, – ответил Кит, но тот с приятелями уже был далеко.

Кит повернулся и врезался в мощного детину, поднимающего на грузовик мусорный контейнер. Тот продолжал невозмутимо работать, даже не удостоив его взглядом, как будто ничего не случилось.

Дальше Кит уже шел, не глядя на людей. Только на тротуар перед собой. Затем остановился на перекрестке в ожидании зеленого сигнала светофора, но толпа сзади поволокла его вперед. Похоже, здесь никто светофорам не подчинялся. Такое повторялось дважды.

Наконец Кит достиг пересечения Бауэри и Делейнси. Именно здесь произошла катастрофа. Вообще-то он не ожидал, что увидит нечто особенное, но все равно, когда обнаружил, что там все нормально, ощутил странное разочарование.

Непонятно по какой причине, но базирующаяся на Элизабет-стрит энергичная азиатская община вдруг решила открыть здесь магазины ресторанного оборудования. Хотя ресторан на этой улице был всего один, да и то итальянский, оставшийся с тех пор, когда район считался принадлежащим итальянцам. Магазин за магазином, витрина за витриной, и повсюду промышленные миксеры, кухонное оборудование, зеркала для баров и мебель. Кит даже не представлял, что их существует такое множество.

Людей на тротуарах поубавилось, да и дома вокруг были нежилые.

Не стоило даже надеяться разыскать какого-нибудь рано поднявшегося обывателя, который мог случайно выглянуть в окно и стать свидетелем вчерашней катастрофы.

Это был обычный безликий городской перекресток. Автомобили, направляющиеся по Делейнси-стрит на восток к Уильямсбергскому мосту, нетерпеливо ждали, пропуская поток машин, двигающихся по Бауэри-стрит с севера на юг.

Витрина магазина, куда врезался полицейский фургончик, была заколочена досками. Это единственное, что напоминало о вчерашней катастрофе, А в остальном кругом был полный порядок.

Никаких признаков того, что немногим более суток назад здесь погибли люди. Сейчас Киту казалось просто невероятным, что такое вообще могло случиться.

Если приглядеться, то на асфальте, в том месте, где сгорел полицейский фургончик, еще можно было рассмотреть большое пятно, которое утреннее солнце освещало с какой-то неприличной наглостью. Кит постоял немного на углу, пытаясь представить, что здесь происходило вчера рано утром. Фургончик, должно быть, направлялся к мосту. Машина, которая его ударила, наверное, двигалась к Бауэри-стрит, и очень быстро. Кит знал, что собой представляет полицейский фургончик-«форд», и можно было только гадать, какой силы был удар (ведь кузов фургончика сделан из стали повышенной прочности), чтобы такая тяжелая машина прошла юзом полтора десятка ярдов и врезалась в витрину магазина. А та машина, которая ударила фургончик, должна была двигаться дальше по инерции, хотя столкновение могло изменить направление.

Кит пересек улицу и в двадцати ярдах дальше в направлении Бауэри-стрит обнаружил на стене частицы автомобильной краски. Вот, значит, куда приложилась эта машина. Он потрогал стену, а затем обернулся, чтобы посмотреть на то место, где сгорел фургончик.

– Приятель, можешь мне поверить, здесь была та еще заварушка, – тихо произнес чей-то голос.

Кит испуганно повернулся и увидел бездомного. Тот сидел неподалеку в дверях еще закрытого магазина. Сильно помятая личность в рванье вглядывалась в него воспаленными, слезящимися глазами, цвет которых определить было невозможно. Синюшное лицо покрывали засохшие болячки.

– Если бы ты видел, приятель, как здесь полыхало!

С сильно бьющимся сердцем Кит присел на корточки рядом.

– Ты был здесь вчера утром, когда горел фургончик?

Губы бездомного скривились в некоем подобии улыбки, похожей на гримасу.

– А где мне еще быть? – удивился он и вперил в Кита слезящиеся глаза. – Мне бы пару баксов, приятель, а то я ничего не ел.

При любых других обстоятельствах Кит наверняка бы ушел от этого оборванца прочь, брезгуя даже посмотреть в его сторону. В Бриджхамптоне этот человек оставался бы на улице от силы несколько минут. Полицейские в лице Билла Чапина и трех его помощников немедленно сунули бы его в автобус с билетом в одну сторону до Манхэттена. Впрочем, этому типу не позволили бы шататься достаточно долго в любом районе, где живут богатые. Не хватало, чтобы он своим отвратным видом испортил им аппетит.

Но сегодня день был совершенно необычный, и Кит, вместо того чтобы быстро подняться и отойти, вытащил бумажник с фотографией Джеффа. Она была сделала в год окончания школы.

Плотно сжав губы, Кит несколько секунд смотрел на фотографию, а затем, достав пятидолларовую купюру, показал снимок бомжу.

– Ты видел этого человека вчера утром?

Алкаш вгляделся и пробормотал:

– Не-а. А кто это?

– Мой сын, – ответил Кит, – который... – и замолчал, захлопнув бумажник. До него внезапно дошла абсурдность происходящего.

«Боже, до чего я докатился? Собрался объяснять что-то этому... этому пьянчуге. Что я здесь вообще делаю? Нет, наверное Мэри права, у меня начинает съезжать крыша».

– Вообще-то я видел какого-то парня, когда он вылезал из фургончика, – произнес алкаш, не отводя глаз от купюры в руке Кита. – Только не знаю, похож он на твоего или нет.

У Кита заколотилось сердце.

– Это был водитель?

Бездомный пожал плечами.

– Не-а... кому он нужен, водитель? – Он нахмурился и кивнул на бумажник в руке Кита. – Дай-ка я посмотрю еще разок на этого молодца.

Кит снова открыл бумажник, держа его на некотором расстоянии от лица алкаша. Тот подался вперед, обдав его мерзким винным перегаром.

– Не знаю, – произнес наконец он. Кит покрутил в воздухе пятеркой, и он продолжил: – Наверное, это был он. А может, и нет. – Кит поднес купюру ближе. – Они были вон там. – Алкаш кивнул в сторону пожарного гидранта. – А я сидел вот здесь, на этом самом месте. И как следует не видел, пока они не пошли к метро.

– К метро? – повторил Кит, позволяя ему взять пятерку. – Кто пошел в метро?

Алкаш вздохнул, как будто объяснял непонятливому ребенку.

– Я же сказал. Сатана вытащил его из фургончика... – В этот момент что-то на противоположной стороне улицы привлекло его внимание, и он начал с трудом подниматься, бормоча: – Мне надо идти.

Но Кит схватил его за руку и спросил:

– Сатана? Какой Сатана?

Бездомный расширил глаза, затем метнул взгляд на противоположную сторону улицы и испуганно пробормотал:

– Не знаю. Ничего не знаю.

Он высвободил руку и заковылял по улице, прижав ее к воротнику грязной куртки, а другую, с пятеркой, засунул глубоко в карман. Кит в это время осматривал улицу, пытаясь увидеть, что его спугнуло.

Но там были только три бомжа – женщина и двое мужчин. Женщина везла магазинную тележку, набитую каким-то тряпьем. Все трое медленно двигались по тротуару, опустив головы, и имели довольно жалкий вид. Кит поморщился и отвернулся.

18
{"b":"31105","o":1}