ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина слегка смягчилась.

– Мне жаль, что так получилось, но с нашей стороны все формальности соблюдены. Если хотите, я скажу, куда доставили тело. – Не дожидаясь ответа, она быстро нажала несколько клавиш. – Вот. – Женщина переписала адрес на карточку и пихнула к нему через стойку. – Похоронное бюро «Воглер». Это на Шестой улице, кажется, рядом с Пятой. Тело перевезли туда в... позвольте я уточню. Да, вот. В пять тридцать три. – Она широко улыбнулась, как будто знание с точностью до минуты, во сколько тело сына покинуло центр судебной медицинской экспертизы, могло его как-то успокоить.

Кит развернулся и быстро выбежал за дверь, нажимая на ходу кнопки телефона, набирая номер Мэри.

– Зачем ты это сделала, черт возьми? – крикнул он, как только она взяла трубку. – Объясни, пожалуйста, зачем ты это сделала?

Мэри тяжело вздохнула.

– Мне, конечно, следовало тебе позвонить, но не хотелось очередной ссоры. И потом, я знала твое настроение... твои предположения... – Она замолкла на пару секунд, а затем продолжила: – Поэтому я решила позаботиться об этом сама. – В ее голосе появились уверенные нотки, что означало – Кит это хорошо знал, – что сейчас она собирается спрятаться за непробиваемый щит своей веры. – Он был моим сыном, и потому я обязана позаботиться о спасении его души, что бы он ни натворил. На следующей неделе в церкви Святого Варнавы состоится поминальная месса.

Кит нахмурился.

О чем она говорит? Какая поминальная месса? А похороны?

Но Мэри ответила, прежде чем он успел задать этот вопрос.

– Я решила, что устраивать похороны было бы слишком тяжело... для всех. Теперь, когда Джеффа нет...

Кит весь кипел от гнева. Мэри замолкла, но ему было несложно закончить за нее фразу: «...теперь, когда его нет, мне эти трудности ни к чему».

– Где тело? – с нажимом спросил он. – В похоронном бюро «Воглер»?

Мэри отозвалась после долгого молчания.

– Кит, тела больше нет. – Ее голос дрогнул. – Я... я его кремировала. После того, что случилось... как он выглядел... я просто не могла перенести мысли о том, чтобы... – Мэри всхлипнула и опять надолго замолчала. – Мне кажется, это лучшее, что можно было сделать.

Но Кит уже разъединился.

Тело кремировано.

Оно исчезло, а вместе с ним и возможность доказать, что это был не Джефф.

«Единственное, что у меня осталось, – это слова алкаша. И станция метро».

Конечно, можно возвратиться домой и последовать совету Мэри, то есть попытаться посмотреть в глаза страшной правде. Кит понуро направился в гараж, где поставил машину, но не зашел, а продолжил путь.

Пока не дошел до станции метро «Делейнси-стрит».

Глава 13

К вечеру Ив Харрис уже проработала сверхурочно четыре часа. Неудивительно, если учесть, что она ухитрилась в один день впихнуть совещания двух комитетов, пообедать с мэром, после чего как бы невзначай заехать к Перри Рандаллу за чеком, который он обещал на вчерашнем банкете. Теперь Ив завершала свой рабочий день на Делейнси-стрит в приюте для бездомных «Монтроуз», куда имела удовольствие лично доставить чек Перри Рандалла.

– Кстати, вы слышали насчет Эла Келли? – спросила Шейла Хей, когда Ив уже надевала пальто.

В ответ на ее вопросительный взгляд Шейла машинально отбросила упавшую на лоб прядь рано поседевших волос, сняла очки, дав им повиснуть на золотой цепочке, а затем утвердиться на ее роскошном бюсте.

– Сегодня утром Луиза и Харри нашли его в переулке.

Что за слова: «нашли его»? Не «нашли его тело» или даже «нашли его мертвым». А просто «нашли его». Остальное подразумевалось.

«Какой ужас, – подумала Ив. – Что это за мир, в котором, если кого-то нашли, означает, что он мертвый?» Она, конечно, знала, что это за мир. Это был мир, с которым она имела дело всю свою жизнь.

– Они сказали, что с ним случилось? – спросила Ив.

Шейла Хей печально вздохнула.

– Как всегда... все тихо, пока кто-нибудь не поднимет шум.

Ив понимала, что Шейла имеет в виду.

– Полиция хотя бы взглянула?

Шейла округлила глаза.

– Конечно... это их работа, разве не так? И я не сомневаюсь, что в рапорте указано: «Убийца неизвестен». Поговорят немного, поохают, на этом все и закончится. – Их взгляды встретились. – И что с них можно потребовать? Ведь это наверняка был какой-нибудь подонок, который искал у него деньги. А сколько тысяч таких бродят вокруг? В общем, ищи ветра в поле. Как будто у Эла могли быть какие-то деньги. Боже, у него даже своего угла не было!

– А Луиза и Харри ничего не видели?

Шейла пожала плечами.

– Ив, вы же знаете, как это бывает. В полиции они ничего не скажут, даже если что-нибудь и видели. И мне не скажут, да и вам тоже. Они нам не доверяют.

– А у них есть причины нам доверять? – спросила Ив. Затем, заметив в глазах Шейлы Хей боль, смягчилась. – Я не имела в виду вас, Шейла. Под «мы» я подразумевала всех нас.

Все общество. Я имела в виду, что они живут как животные, а общество кормит их одними обещаниями. Они не видят никаких изменений! Они... – Ив резко оборвала себя. – Да что это я вам рассказываю? Вы знаете все не хуже меня.

Попрощавшись с Шейлой, она хотела возвратиться к себе в офис, но передумала. Сообщения, не важно какие, могут подождать до завтра, а два доклада, которые нужно просмотреть к завтрашнему утру, – один посвящен расширению социального жилищного строительства, а другой – недостаткам существующего социального распределения жилья – лежали в кожаной сумке, которая висела у нее на плече. Ив Харрис не очень уж нужно было их прочесть, чтобы узнать содержание, – она была совершенно уверена, что, кроме лоббистских аргументов, там ничего нет, – просто не в ее правилах было пропускать какие-либо документы, не читая.

Через две минуты Ив миновала турникет и вышла на платформу станции метро. Хотя час пик уже миновал, в начале платформы стояли несколько десятков пассажиров, и она двинулась в дальний конец, где людей было меньше. Полезла в сумку, достала доклад и начала листать.

– Не понимаю, что особенного я у вас спросил! – резко произнес человек, стоящий неподалеку. Ив даже показалось, что он сказат это со злостью. – Вы были здесь вчера утром, в начале шестого?

– Какое вам дело? – ответил второй. Его голос был еще злее, чем у первого. – Я имею право приходить, куда захочу...

Ив оторвала взгляд от доклада, чтобы посмотреть на говоривших. Один был чернокожий, лет, наверное, сорока, а может, и шестидесяти, одетый как бездомный – несколько слоев потрепанной громоздкой одежды.

Другой, которого Ив услышала первым, по виду был типичным жителем пригорода. Она была уверена в этом, хотя не могла сказать почему. Просто было нечто такое в его брюках цвета хаки, хлопчатобумажной рубашке и рабочих ботинках – возможно, естественная простота, с какой он все это носил, – что заставляло подумать, что он живет не в городе. Кроме того, его лицо показалось Ив знакомым.

– Я не говорил, что вы не имеете права здесь находиться, – произнес житель пригорода. – Просто спрашиваю...

– Вы не имеете права! – вскрикнул чернокожий бездомный.

Ив убрала доклад обратно в сумку и подошла к ним.

– Могу я чем-нибудь помочь?

Чернокожий резко повернулся, его глаза вспыхнули и тут же погасли.

– Это общественное место, и я имею право здесь находиться, – нерешительно проговорил он.

– Разумеется, вы имеете на это право, – успокоила его Ив. – Так же, как любой другой гражданин.

– Видите? – Чернокожий повернулся к жителю пригорода. – Я говорил вам! Я имею право!

– А я этого и не отрицаю, – настаивал другой. – Я всего лишь попросил вас посмотреть на фотографию.

Только сейчас Ив заметила в его руке бумажник с фотографией и сразу поняла, откуда знает этого человека. Она видела его позавчера в новостях, когда передавали сообщение о завершении процесса над Джеффом Конверсом.

20
{"b":"31105","o":1}