ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно Бобби Гомес начал зверски избивать женщину и наверняка убил бы, если бы не тот человек. Они так быстро убежали, что Джинкс не разглядела его лица, даже не знает, был ли это коп или просто пассажир метро. Главное, что он появился вовремя и Бобби не успел убить ее.

С тех пор Джинкс держалась от Бобби подальше, насколько возможно, и, когда несколько дней назад он куда-то исчез, почувствовала большое облегчение. Однако на станции «Сто десятая улица» старалась не выходить.

Джинкс сошла на «Сто шестнадцатой улице», вышла на Бродвей, пересекла улицу и двинулась в направлении кампуса Колумбийского университета. Два года назад она забрела сюда случайно, и с тех пор этот кампус стал ее любимым местом в городе. Девочка часами гуляла по дорожкам, воображая, что идет на занятия, любовалась изысканными кирпичными зданиями учебных корпусов. Однажды даже подошла к какой-то лекционной аудитории, но быстро опомнилась и стремглав кинулась прочь. Испугалась, что ее с позором выпроводят за дверь. Но из кампуса выгнать не могли.

Джинкс остановилась у ворот. По тротуару мужчина катил инвалидную коляску с молодой женщиной, которая выглядела почему-то знакомой. Джинкс даже показалось, что женщина как-то странно на нее смотрит. Когда коляска подъехала ближе, ее внезапно осенило. Это была та женщина из метро, на которую прошлой осенью напал Бобби Гомес!

Джинкс быстро вышла за ворота и, не смея оглянуться, поспешила в сторону большого четырехугольного здания в центре кампуса. Чего она боялась? Непонятно. Тогда, на платформе, эта женщина ее даже не видела, но все равно эта встреча возбудила Джинкс настолько, что она вся дрожала. Потом девочка не выдержала и побежала, перейдя на шаг, только когда вышла на Сто четырнадцатую улицу.

Успокоилась она только в вагоне метро на «Сто третьей улице», когда поезд ворвался в темный туннель.

* * *

У Джеффа засосало под ложечкой. Это означало, что день прошел, а вместе с ним и надежда на быстрое спасение. Прежде, до ареста, он вообще редко обедал, но в тюрьме прием пищи был чем-то гораздо большим, чем просто процесс насыщения желудка. Это было событие, нарушающее унылую монотонность тюремных будней. И Джефф вместе с сокамерниками в этот момент несколько оживлялся, хотя от качества еды был далеко не в восторге.

Сейчас желудок напоминал о себе все настойчивее.

Первое время, когда они вернулись в темноту, их глаза еще долго помнили веселые блики солнечного света на лужайке Риверсайд-парка, и Джефф не унывал. Ему казалось, что выход найти можно. В этом лабиринте должны быть сотни выходов. Например, места, где стекают в реку дождевые воды, или уличные смотровые колодцы. Он перебирал в памяти десятки решетчатых люков на мостовых, тротуарах, в парках. Все они вели в подземные туннели под городом. Вполне вероятно, что многие из них являются проекциями улиц на поверхности. Нужно искать. Невозможно, чтобы их все охраняли.

Оказавшись снова в туннеле, они попытались разработать какую-то стратегию. Поначалу это казалось несложно. Охотники – кто бы они ни были – знают, что беглецы в Уэст-сайде. Надо двигаться на восток и где-нибудь там найти неохраняемый выход на поверхность.

Они направились на восток, но через час, а может быть, два потеряли ориентацию. Вначале вроде бы получалось. Беглецы держались подальше от самых темных мест и старались не уходить с верхних уровней, помня предупреждение Тилли: чем глубже забираешься, тем сильнее едет крыша. Все шло по плану, пока на одном из перекрестков им не преградила путь группа подонков, еще почище тех, что встретились у выхода из туннеля. Все вооружены, так что Джаггеру оставалось только скрипеть зубами. Потом инциденты начали повторяться. Когда такое случилось в пятый раз, Джефф понял, что эти люди не просто блокируют дорогу к спасению, а гонят их в определенном направлении, то есть пасут, как скот.

Им ничего не оставалось, кроме как зарываться глубже под землю. Уже прошло несколько часов с тех пор, как Джефф утратил представление об их местонахождении.

Туннели и коллекторы казались совершенно одинаковыми. В том, где они находились в данный момент, были проложены трубы. Примерно через каждые сто ярдов в потолок была вмонтирована лампочка, достаточно яркая, чтобы можно было продолжить путь, но все равно большую часть времени они проводили в кромешной темноте.

Неожиданно руку Джеффа сжали сильные пальцы Джаггера.

– Там что-то есть впереди, – еле слышно прошептал он.

Джефф вгляделся в темноту и увидел слабое оранжевое сияние – возможно, от костра.

Они напряженно замерли, пытаясь уловить хотя бы какой-то звук, но все было тихо.

– Оставайся здесь, – прошептал Джаггер. – Я пойду посмотрю.

– Нет, пойдем вместе, – ответил Джефф.

Он освободил руку и крадущейся походкой двинулся вперед. Вскоре они обнаружили проем в стене туннеля. Источник света находился именно там. Что-то вроде жилища Тилли. Но что за люди там обитают?

Когда до проема осталось меньше пяти ярдов, они остановились. Слышно было только тихое потрескивание горящего дерева. Никаких голосов. Они подошли ближе, затем Джаггер сделал рывок, влез в проем, прижался к стене. Джефф последовал за ним, но тот поднял руку, подавая знак оставаться на месте. В дверном проеме обозначился силуэт.

– Лестер, это ты? – произнес хриплый голос.

Джефф попытался укрыться в тени, но опоздал. Человек вышел в туннель и ослепил его лучом фонарика.

– Кто ты... – начал неизвестный и захлебнулся.

Джаггер схватил его за шею, втащил в комнату. Фонарик выпал, покатился по бетонному полу туннеля. Джефф поднял его и вошел следом.

Небольшое помещение освещал только мерцающий огонь, разведенный в сильно проржавевшей бочке. Из потолка далеко вверх уходил ствол колодца, который выполнял функции дымохода, благо тяга из туннеля была достаточной. Ни стола, ни стульев – только разбитый пластиковый ящик. В углу, где у обитателя жилища была устроена постель, навалены грязные шерстяные одеяла. Над огнем поставлена тренога, рядом – дымящийся погнутый котелок. Наверное, только что сняли с огня. Впрочем исходящий из него запах был далеко не столь аппетитный, как у Тилли.

Джаггер толкнул оборванца. Тот отлетел к стене и скорчился, прижав колени к груди, испуганно вглядываясь в пришельцев. Глаза перескакивали с одного на другого, но каждые несколько секунд он фиксировал взгляд на каком-то предмете сзади них. Джефф обернулся посмотреть, что вызывает у него такой интерес. В углу стоял большой пластиковый пакет с тряпьем. Такие пакеты таскают с собой большинство бездомных.

– Это мое, – дрожащим голосом пролепетал обитатель убогой дыры. – Там нет ничего ценного. Но это мое, вы не смеете брать.

Джаггер прищурился.

– Посмотри, что у него там, – проговорил он, не сводя глаз с оборванца.

– Нет! – взвизгнул тот. Затем быстро подполз к пакету и обхватил руками. – Это нельзя брать. Мое сокровище!

– Наверное, там что-то есть, если он так вопит. – Джаггер потянулся, отодрал руку оборванца от пакета и оттолкнул прочь. – Посмотри.

Джефф не решался, но, взглянув на приятеля, понял, что спорить бесполезно. Присев на корточки, он начал разбирать содержимое сумки. На пол упали несколько предметов одежды. Оборванец, которого Джаггер прижимал к стене одной лишь правой рукой, заскулил, как будто его ударили ножом. Джефф вытащил еще какое-то тряпье, а затем ниже обнаружилось то, что этот бездомный называл своим «сокровищем».

Дамские сумочки. Их там было штук шесть, большей частью небольшие кожаные, какие женщины определенного возраста носят в руке или под мышкой, обычно вечером. Очень удобные, чтобы выхватить.

– Мое! – завыл бездомный, когда сумочки посыпались на пол. – Я их нашел!

Джефф начал проверять их содержимое, и тот зарыдал по-настоящему. В третьей сумочке обнаружился сотовый телефон. Несколько секунд Джефф просто молча созерцал странный предмет. Затем у него задрожали руки, когда он наконец догадался, что это такое. Он медленно вынул его из сумочки, боясь, что телефон сейчас исчезнет прямо на глазах, как мираж в пустыне.

40
{"b":"31105","o":1}