ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Через полчаса они были готовы. Хедер надела поношенные джинсы и обвисшую хлопчатобумажную спортивную рубашку, которая закрывала рукоятку пистолета, сунутого за пояс. Это было автоматическое оружие хорватского производства калибра девять миллиметров. В карманах лежали еще три обоймы. Кит уже зарядил свой «кольт», привезенный Ди Марко из Бриджхамптона. Мэри засунула в карманы куртки Кита сандвичи, купленные в гастрономе на Бродвее. Куртку он приобрел утром в магазине Армии спасения и измазал маслом и грязью, чтобы она выглядела извлеченной из мусорного бака.

Хедер вышла за дверь.

– Сколько вы там пробудете? – спросила Мэри, остановив Кита на пороге.

– Сколько понадобится. – Он направился к лестнице, затем вернулся, притянул Мэри к себе и поцеловал. – Помни, я тебя люблю.

– Я тебя тоже, – прошептала она в ответ. Потом подождала, пока он скроется внизу, вошла в квартиру, закрыла за собой дверь и громко произнесла: – Да, Кит, я тебя очень люблю.

Через пять минут они уже были на платформе, а еще через десять вышли на «Площади Колумба». Кит поспешил на нижнюю платформу, где сразу же подошел к двум оборванцам.

– Джинкс не видели?

Один пожал плечами.

– Наверное, где-то там. – Он кивнул в сторону туннеля, куда убежала девочка после разговора с Китом. – Если не попала под поезд. – Ни в голосе, ни в выражении лица бездомного не было намека на сожаление, даже если бы такое и случилось.

Кит понимающе кивнул и огляделся. Транспортных копов нигде видно не было. Поезд тоже, кажется, еще не приближался.

– Пошли. – Он посмотрел на Хедер. – Надо ее найти.

Стараясь, чтобы все выглядело, как будто он проделывал такое уже сотни раз, Кит спрыгнул с платформы и двинулся в глубь туннеля. Через секунду на пути спрыгнула Хедер. Оглянулась посмотреть в последний раз на ослепительно белые плитки станции, затем последовала за ним в темноту.

* * *

Времени у Ив Харрис сегодня было меньше обычного. В субботу она была занята, как и в будние дни, но обязательно выкраивала хотя бы пару часов, чтобы навестить самого дорогого на земле человека.

Юнис Харрис по-прежнему жила в квартире, где выросла Ив, неизменно отвергая предложения дочери переехать. «Я знаю здесь соседей и вообще все, – отвечала мать каждый раз, когда Ив напоминала ей, что она живет в одном из самых опасных районов в городе. – Если ты чужой, то везде опасно, а здесь все меня знают. И тебя тоже. К тому же кто мне что может сделать?»

Она была права. В округе все ее знали и уважали, но от этого район не становился менее криминогенным, а Юнис Харрис моложе. Каждый раз, когда Ив заводила разговор, что наверное, пришло время подумать о переезде, мать упрямо отвечала: «Я прожила здесь восемьдесят лет. Думаю, что смогу протянуть и еще немного».

Сегодня Ив тоже собиралась обсудить этот вопрос, но после звонка Перри Рандалла передумала. Он приглашал ее на встречу в двенадцать часов, причем говорил раздраженным тоном. С чем это связано, не объяснил, только добавил, что ее присутствие крайне желательно. Ив пришлось перекроить дневной план и перенести несколько встреч, но о том, чтобы отменить визит к матери, она даже и не помышляла, хотя та всегда делала вид, будто очень удивлена приходом дочери.

– Вот это радость! – воскликнула Юнис, открывая переднюю дверь, запертую на три замка. – Совсем не ожидала тебя сегодня увидеть!

Ив прекрасно знала, что таким способом мать дает ей понять, что если бы у нее не нашлось времени прийти, то никаких бы упреков не было. Она просидела с ней почти два часа, делая вид, что у нее абсолютно все в порядке. Но мать не обманешь, и, когда Ив наконец собралась уходить, та окинула ее испытующим взглядом:

– Мне показалось, детка, что ты хотела поговорить со мной о чем-то.

Ив отрицательно покачала головой, но невольно бросила взгляд на фотографию дочери, стоящую на столике рядом с любимым креслом матери.

Юнис проследила за взглядом Ив и вздохнула.

– Да, я понимаю. С годами легче не становится. Я...

– Нет, мама, – устало проговорила Ив. – Сейчас это не связано с Рейчел.

Но разумеется, это было связано с Рейчел. В конце концов, все в жизни Ив было связано с Рейчел. Юнис понимающе кивнула.

– Есть вещи, с которыми невозможно примириться. Я тоже не перестаю страдать вместе с тобой.

Ив обняла мать, в последний раз посмотрела на фотографию Рейчел и вышла на улицу, свернув к метро. К той станции, где двадцать лет назад, возвращаясь от бабушки, погибла ее шестнадцатилетняя дочь. Рейчел изнасиловали, избили и бросили прямо на платформе. И в отличие от Синди Аллен, на которую напали совсем недалеко отсюда, она скончалась по дороге в больницу.

Ожидая поезд, Ив бросила взгляд в дальний конец платформы, туда, где это случилось. Тогда стены станции, как и вагоны метро, покрывали граффити, но теперь все изменилось. Граффити нигде нет. Станция выглядит чище, светлее и... безопаснее, чем раньше. Но, оказывается, ездить в метро по-прежнему рискованно. Случай с Синди Аллен это подтверждает.

Подошел поезд, Ив вошла в вагон и еще раз посмотрела на часы. Она опаздывала, но это пустяки. Двери закрылись. Ив проводила взглядом место, где надругались над ее дочерью, поморщившись от невыносимой душевной боли, которая по прошествии стольких лет не стихала, несмотря на огромное количество добрых дел, которые она совершала в память дочери.

Сегодня боль и гнев переполняли Ив так же, как и в тот день, когда она смотрела на изуродованное до неузнаваемости лицо Рейчел и давала себе клятву отомстить. Сделать так, чтобы подобное больше не повторялось. С того момента жизнь Ив Харрис коренным образом изменилась. Она решила посвятить ее служению памяти дочери.

Поезд замедлил ход и остановился. Ив вышла. На платформе, как обычно, кучковались оборванцы, но сейчас они собрались в дальнем конце, чем-то явно озабоченные. Что-то привлекло внимание Ив Харрис, и она направилась к ним. Один из оборванцев (их было трое) услышал ее шаги, обернулся и тут же толкнул локтем стоящего рядом. Они расступились.

– Здравствуйте, миссис Харрис, – уважительно произнес один.

Она кивнула, давая понять, что принимает приветствие Ее глаза искали что-то впереди. Наконец Ив увидела его. Он стоял на выходе из туннеля, прислонившись к стене. Через секунду ей удалось разглядеть лицо.

Молодой. Но не моложе того подонка, который изнасиловал и убил Рейчел. Это лицо ей было хорошо знакомо. Она узнала его сразу. Лицо, которое подпитывало кипящую внутри ненависть. Бледное, испуганное и изможденное. Ив прошла вперед, их взгляды встретились, и она увидела, как в его глазах вспыхнула искорка надежды. Он осторожно шагнул вперед.

Краем глаза Ив заметила, как напряглись стоящие рядом оборванцы.

– Пожалуйста, – Джефф Конверс протянул к ней руку, – помогите... вызовите полицию... – Он метнул взгляд на оборванцев. – Они меня не выпускают. Они...

Но Ив Харрис уже повернулась спиной. «Пастухи» пропустили ее и снова злобно уставились на Джеффа. Не обращая внимания на его крики, Ив направилась к лестнице и, только поднявшись на несколько ступенек, оглянулась.

На платформе было человек тридцать пассажиров. Большая часть стояли по одному, некоторые группами по двое или трое. Одни разговаривали по сотовым телефонам, другие читали, третьи болтали с приятелями. Наверняка большинство из них слышали призывы Джеффа Конверса о помощи, но никто не подал виду. Точно так же, как никто не отозвался в тот вечер на крики Рейчел, когда ее насиловали.

Убедившись, что люди в городе пока не изменились, Ив продолжила путь.

Через несколько минут она вошла в парадную дверь «Сотого».

– Внизу, – пробормотал Тэтчер, вежливо кивнув.

Он, кажется, не сдвинулся с места с тех пор, как десять дет назад муж в первый раз привел сюда Ив.

Она спустилась на те же три пролета, какие Перри Рандалл преодолел сегодня ранее, и дважды постучала. Дверь Манхэттенского охотничьего клуба немедленно открыл Малколм Болдридж. Ив вошла и сразу же заметила выставленный для обозрения новый трофей. Ив мгновенно узнала его, поскольку с тех пор, как он совершил ошибку, попытавшись вытащить из ее сумочки бумажник, когда она ждала поезда, прошло не так уж много времени. Выяснить имя оказалось несложно – вернее, кличку, под которой он проходил в туннелях, – а потом было сказано слово. Эта охота, впрочем, как многие другие, была проведена в назидание остальным.

52
{"b":"31105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Конфедерат. Ветер с Юга
Сепаратный мир
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Забытые
Психиатрия для самоваров и чайников
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Драма в кукольном доме
Новенький
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают