ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Алхимик
Мод. Откровенная история одной семьи
Молочные волосы
Принца нет, я за него!
Древний. Расплата
A
A

Ив Харрис не сомневалась, что вскоре статистика преступлений в городе отметит существенное снижение карманных краж, а также сумочек. Впрочем, это касалось и любых других преступлений, с которыми она и ее коллеги решили бороться.

– Прекрасная работа, мистер Болдридж, – похвалила Ив Харрис. – Прямо как живой.

– Охотники постарались, – уважительно отозвался Малколм Болдридж. – Повреждений оказалось совсем мало.

Ив прошла в следующую комнату, где заседали члены Охотничьего клуба. Перри Рандалл рассказал ей о сообщении, оставленном сегодня утром на автоответчике дочери. Она спокойно выслушала, не прерывая.

– Я предупреждал вас, – закончил он, устремив на Ив холодный взгляд, – что такое может случиться, и получил заверения, что ваши люди проследят, чтобы ни у кого из них не было сотового телефона. Если ему удалось позвонить Хедер, он вполне мог позвонить кому-то еще. А если так, то у нас возникает проблема.

Ив строго посмотрела на Перри Рандалла.

– Никакой проблемы нет, Перри. – Она оглядела по очереди членов Охотничьего клуба: помощника окружного прокурора, заместителя комиссара полиции, церковного иерарха, судью первой инстанции штата Нью-Йорк и шефа полиции. – Я только что видела Джеффа Конверса на «Пятьдесят третьей улице» – он пытался спастись. Мои люди делают свою работу. Так что сейчас, я полагаю, пришло время выполнить свою работу и каждому из нас.

Глава 32

Увидев женщину, Джефф вначале подумал, что начались галлюцинации, потому что он добрался сюда почти на последнем издыхании. Оставив Джаггера, Джефф долгое время не мог избавиться от мыслей об этом странном человеке. Ему вообще не хотелось больше туда возвращаться. При одном только воспоминании об ужасном взгляде Джаггера его пробирала дрожь. Джефф пытался убедить себя, что это все фантазии и его товарищ по несчастью – обычный человек, но затем вспоминал, что он убийца. Ведь Джаггер сам признался в убийстве троих.

«Да, это так, но все равно бросать его нельзя, потому что он дважды спас мне жизнь».

Окончательно приняв решение возвратиться к Джаггеру, Джефф продолжил считать шаги, запоминать каждый поворот, каждую лестницу и забирался все глубже, карабкаясь вниз по ржавым ступенькам, вмонтированным в стены колодцев, таких узких, что в них едва можно было протиснуться. Внизу было тише, но однажды, еще находясь на лестнице, Джефф увидел четверых, точнее – почувствовал. Они возникли из мрака, похожие на стаю волков. Настоящие хищники. Джефф замер, и они прошли внизу крадущейся походкой. Слава Богу, что никто не поднял голову.

Джефф быстро поднялся по лестнице и свернул в первый попавшийся коллектор, который буквально через несколько минут вывел к сияющей огнями станции метро. Он остановился, прислушиваясь к постепенно нарастающему грохоту поезда. Наконец рельсы задрожали и темноту прорезали головные огни локомотива. Джефф вжался в узкий проход, из которого вышел, пропустил поезд, а затем, прячась в тени, двинулся за ним. Поезд отошел от станции, и Джефф прочитал на мозаичной стене ее название: «Пятьдесят третья улица».

«"Пятьдесят третья" так „Пятьдесят третья“. Какая разница? Здесь обязательно должен кто-то дежурить, но, может быть, удастся уговорить кого-нибудь из пассажиров вызвать полицию».

Джефф шарил глазами по платформе в поисках подонков, которые всякий раз преграждали путь к свободе. Вот трое, разлеглись в конце платформы. Он наблюдал за ними несколько секунд, осторожно подкрадываясь ближе.

Один пошевелился, повернул голову. Джефф замер, но поздно. Трое оборванцев быстро поднялись, подошли к краю платформы, злобно уставившись на него, и надежда растаяла так же быстро, как появилась. Они молчали, но в разговорах не было никакой необходимости.

Вдруг случилось невероятное. Подонки расступились, пропустив прилично одетую женщину. Похоже, она их знала. Джефф был уверен, что не ошибся. Они с ней поздоровались.

Невысокая, с властными манерами женщина совершенно не боялась стоящих рядом негодяев, хотя выглядели те весьма внушительно. Что-то в ней показалось Джеффу знакомым. Он не сомневался, что прежде видел ее. Когда их взгляды встретились, стало ясно, что женщина тоже узнала его.

Ощутив очередной прилив надежды, Джефф шагнул вперед и поднял руку:

– Пожалуйста, помогите... вызовите полицию... Они меня не выпускают. Они...

Джефф видел, что женщина его слышит, это было написано на ее лице. Но она никак не отозвалась, ни словом, ни жестом, а потом повернулась спиной.

Но разве такое возможно? Чтобы женщина, по виду явно не бездомная, не помогла человеку, которого преследуют подонки! Джефф крикнул ей вслед что-то, умоляя помочь, но поздно. Она исчезла, а оборванцы на платформе остались стоять. Они не делали никаких угрожающих жестов, ничего не говорили, но было ясно: сюда путь закрыт.

Шум приближающегося поезда заставил Джеффа двигаться. Он понаблюдал пару секунд за своей тенью, когда его осветил прожектор грохочущего поезда, и медленно поплелся обратно в темень. Пропустил поезд и устало оперся на стену.

Значит, все? Конец? Не то что спастись, но даже воды найти не удалось. Рука сама полезла в карман, нащупала сосиску. Джефф рассматривал ее некоторое время, пытаясь не думать, в какой мерзости она валялась, затем тщательно вытер и, задержав дыхание, откусил. Первый кусок зловонной гадости как-то с грехом пополам проглотить удалось, но дальше желудок не позволил, несмотря на голод. Джефф уронил остатки сосиски в карман и неожиданно разозлился на себя: «Чего распустил нюни! Ты еще не мертвец, тебя даже не избили. Так в чем дело? Если это действительно игра, значит, существует хотя бы мизерная вероятность выигрыша. Надо искать».

Он хорошо помнил все повороты и количество шагов до каждого и потому двинулся обратно, туда, где оставил Джаггера. На полпути случилось нечто странное.

Джефф, конечно, внимательно смотрел под ноги, но все равно, если бы предмет не был белым, он бы его скорее всего не заметил. Бумажный стаканчик из-под кофе. Ну, тонкий такой. Когда берешь его полный, он всегда обжигает пальцы. Джефф остановился, Стаканчик не валялся, а стоял прямо. Рядом лежал смятый промасленный лист бумаги, как будто из-под сандвича. Может быть, здесь недавно закусывал рабочий...

Джефф присел на корточки и, моля Бога, чтобы надежда оправдалась, дрожащими пальцами потянулся к стаканчику. Наконец пальцы сомкнулись, он поднял стаканчик. Не пустой! Джефф заглянул внутрь и увидел темную жидкость. Ее было много, чуть ли не половина. Он напряженно вглядывался какое-то время, словно там было чистое золото, затем поднес к губам и два раза глотнул горьковатую холодную жидкость.

Хотелось еще, очень хотелось. Джеффу показалось, что он только что отведал чудесного выдержанного вина, но пришлось сдержаться, потому что Джаггер страдал от жажды не меньше его. Желание осушить стаканчик было непреодолимым.

«Я ведь запросто могу не найти дорогу к нише. А если даже отыщу, где гарантия, что Джаггер еще там, а не ушел?»

Рука сама, чуть ли не против воли, поднесла стаканчик к губам, но прежде, чем сделать глоток, Джефф вспомнил мчащийся поезд и то, как Джаггер в последнее мгновение стащил его с рельсов. Джефф опустил стаканчик и выпрямился.

Сзади что-то мелькнуло. Он замер, пристально всматриваясь в темноту, понимая, что зрение не обманывает. Там за трубами кто-то прятался.

Кто это может быть? Один из тех, что караулят на платформе? Или обезумевший обитатель нижних уровней?

Джефф задержал дыхание. Тишина. Только где-то вдалеке прошумел поезд и затих. Нужно выбирать: скрыться в темноте и примириться с тем, что придется постоянно убегать от преследования, или принять вызов. Однако на самом деле выбора у него не было. Джефф понимал, что оторваться от преследования не удастся. Тот, кто прячется в темноте, будет идти за ним, держа дистанцию, пока не выберет нужный момент для нападения.

53
{"b":"31105","o":1}