ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Так как меня называют, Безотказэн?

– Тебе не понравится.

– Говори.

– Ладно, – вздохнул мой напарник. – Тебя зовут Снежной Королевой.

– Снежной Королевой?

– Прозвище как прозвище, не хуже других, – продолжал Безотказэн. – Меня, например, за глаза зовут Дохлым Псом.

– Дохлым Псом? – повторила я, пытаясь сделать вид, что никогда прежде такого прозвища не слышала. – Значит, Снежная Королева? Что ж, звучит немного банально. А получше ничего придумать не могли? Короче, есть у меня парень или нет?

– Ходили слухи о ком-то из ТИПА-14…

Я взяла куртку с эмблемой крокетного клуба, пытаясь понять, высок ли этот безвестный красавчик.

– А имя-фамилия у него есть?

– По-моему, это просто слухи, Четверг.

– Говори, Безотказэн!

– Майлз, – выдал он наконец. – Майлз Хок.

– Это серьезно?

– Понятия не имею. Со мной ты об этом не говорила.

Я поблагодарила его и дрожащей рукой положила трубку. Меня мутило от страха. Ребенок по-прежнему при мне, но теперь возник вопрос: кто его отец? У меня был случайный знакомый по имени Майлз, так что отцом в конечном счете мог оказаться вовсе не Лондэн! Звонок маме ничего не дал, ее сейчас куда больше занимала духовка, чем разговор с дочерью. Я спросила, когда в последний раз я приводила домой парней, и она ответила, что если память ей не изменяет, то за шесть лет у меня не было ни одного и, если я не потороплюсь выйти замуж, ей придется взять приемных внуков или украсть ребенка возле универмага «Теско», а это гораздо легче. Пообещав ей срочно найти кого-нибудь, я повесила трубку и принялась нервно расхаживать взад-вперед по комнате. Если я не представила этого Майлза моей мамочке, то, вполне возможно, все несерьезно. Но если он оставил у меня свое снаряжение, то, несомненно, у нас с ним не просто интрижка. Мне пришла в голову одна мысль, и я принялась рыться в тумбочке возле постели. Там обнаружилась упаковка неиспользованных презервативов трехлетней давности. У меня вырвался вздох облегчения. Это уже похоже на меня, разве что этот самый Майлз не приносил свои, – но если я беременна, то наличие резинок дела не меняет, потому что мы ими явно не пользовались. Или, может быть, эта одежда вовсе не принадлежат Майлзу? А что тогда с моими воспоминаниями? Если они сохранились, тогда Лондэн-младший непременно будет похож на Лондэна-старшего. Я села на кровать и сняла с волос резинку. Провела пальцами по волосам, упала навзничь на кровать, закрыла лицо руками и заплакала – громко, навзрыд.

Глава 11.

Бабушка Нонетот

В то утро, как я и предполагала, пришла малышка Четверг. Она только что потеряла Лондэна, точно так же как много лет назад я – своего мужа. Правда, она молода, не утратила надежды, и, хотя она сама этого не осознает, в ней много того, что мы называем «инакостью». Я надеялась, что она мудро распорядится своими необыкновенными способностями. В ту пору даже ее собственный отец не знал, насколько она необычна. От нее зависела не только жизнь Лондэна. От нее зависела вся жизнь вообще – от простейших организмов до сложнейших форм.

Из бумаг, найденных в ходе следствия по делу бывшего ТИПА-агента Нонетот

Утром я первым делом отвела Пиквик в парк. Может быть, уместнее сказать, что это она отвела меня, ведь ей не терпелось порезвиться на свободе. Я сидела на скамеечке, а она жеманно заигрывала с другими дронтами. Рядом со мной села сердитая старушка, которая оказалась миссис Хворостайн, моей соседкой снизу. Она сказала, чтобы я больше так не шумела, и тут же, не переводя дыхания, дала мне несколько советов о том, как незаметно выводить и вводить домашних животных в дом. По дороге домой я взяла номер «Совы» и только-только стала переходить дорогу перед домом, как возле меня остановилась патрульная машина и водитель опустил стекло. Это был агент Кол Стокер из ТИПА-17 – отдела истребления вампиров и оборотней, или сосунков и кусак, как они сами предпочитали себя называть. Я однажды помогла ему в переделке с вампиром. Разбираться с нежитью не особо забавно, но Кол мне нравился.

– Привет, Четверг, говорят, ты натянула нос Скользому?

– Добрые вести не лежат на месте, не так ли? Но последнее слово осталось за ним: меня временно отстранили от работы.

Он заглушил мотор и немного подумал.

– Если тебя вышвырнут окончательно и бесповоротно, могу предложить договорную работу за наличные в «Сосунках и кусаках». Минимальные требования к поступающим: «любой псих, готовый со мной работать».

Я вздохнула.

– Прости, Кол. Не могу я. Не сейчас. У меня с мужем беда.

– Так ты замужем? Когда это ты успела?

– То-то и оно, – сказала я, показав ему безымянный палец без кольца. – Кто-то устранил моего мужа.

Кол шлепнул ладонью по рулю.

– Ублюдки. Мне очень жаль, но, знаешь, это еще не конец света. Несколько лет назад устранили моего дядю Барта. Правда, устранители напортачили и оставили моей тете кое-какие воспоминания о нем. Она подала апелляцию, и через год его снова восстановили. Понимаешь, после того как его убрали, я ведь и забыл, что у меня есть дядя, а когда он вернулся, забыл, что его некоторое время не существовало! Могу только на тетины слова полагаться. Это тебе что-нибудь говорит?

– Двадцать четыре часа назад я бы сказала, что это чушь собачья. Теперь же – Пиквик, прекрати! – для меня все ясно как день.

– Хм-м, – протянул Кол. – Ты вернешь его, не волнуйся. Слушай, вот если бы они загнали в какое-нибудь отклонение времени всех этих вампиров и оборотней! Тогда бы я пошел работать в Соммаленд или еще куда-нибудь…

Я облокотилась на его машину. ТИПА-сплетни – хорошее средство отвлечься.

– У тебя еще нет нового напарника? – спросила я.

– Чтоб кто пошел в этом дерьме рыться? Шутишь! Но все же хорошие новости есть. Посмотри-ка.

Он достал фото из нагрудного кармана. Фотография запечатлела его самого рядом с хрупкой блондиночкой, едва достававшей ему до локтя.

– Ее зовут Синди, – любовно протянул он. – Красотка! И умница.

– Ну, всех благ. А как она относится к вампирам там, к оборотням всяким?

– О, тут все в порядке! Ну, или будет, когда я ей расскажу. – Он помрачнел. – Ой, мать… Как же я ей расскажу, что загоняю заостренные колья в нежить и охочусь за оборотнями, точно пес какой? – Он замолчал и вздохнул, а затем с надеждой в голосе спросил: – Ты ведь женщина, да?

– Вроде бы.

– Ага, может, ты придумаешь мне… ну, не знаю… какую-нибудь стратегию? Мне очень не хочется терять и ее тоже.

– А сколько держались твои девушки, когда ты им признавался?

– О, они обычно замечательно реагировали, – рассмеялся Кол. – Держались этак четыре-шесть… а то и больше…

– Недель? – спросила я.

– Секунд, – печально ответил Кол, – и это еще те, которым я по-настоящему нравился.

Он тяжело вздохнул.

– Мне кажется, ты должен сказать ей правду. Девушки не любят, когда им лгут, если только это не касается неожиданных вечеринок, колечек и всего прочего.

– Я так и знал, что ты скажешь что-то вроде этого, – задумчиво поскреб подбородок Кол. – Но потрясение будет!..

– Так ты не говори ей напрямую. Разбросай заранее по дому несколько номеров газеты «Ван Хельсинг».

– О, я понял! – после долгого раздумья ответил Кол. – Вроде как постепенно приучить – к кольям, к крестам в гараже…

– И можешь иногда упоминать в разговоре об оборотнях.

– Отличный план, Чет! – радостно воскликнул Кол. – Минутку!

Рация затараторила о каком-то мерзком происшествии близ Бэнбери. Он завел мотор.

– Надо ехать. Если тебе понадобится работа, то у меня всегда найдется!

И его автомобиль, взвизгнув покрышками, укатил.

28
{"b":"31108","o":1}