ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая ЖЖизнь без трусов
Задача трех тел
Эланус
Настоящая любовь
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Сварга. Частицы бога
Каждому своё 3
Долина драконов. Магическая Практика
Охотники за костями. Том 1
Содержание  
A
A

– Нет, ба.

Я начала уставать.

– А как тебе миссис Крошка Мышь?

– Находчивая и умная, – ответила я. – Возможно, любит посплетничать и похвастаться знакомством с важными особами. Куда умнее кролика Бенджамина.

– А откуда ты это знаешь? – спросила бабушка.

– Ну, Бенджамин разрешает своим детям, таким хрупким и уязвимым, спать на открытом воздухе, значит, родительского опыта у него совсем мало, хотя себя-то он бережет, можешь не сомневаться. Именно Крольчихе Флопси приходится его разыскивать, и, похоже, такое и прежде случалось. Понятно, что Бенджамину нельзя доверять детей. А мать должна проявлять сдержанность и мудрость.

– Может, и так, – ответила бабушка, – но что за мудрость торчать в окне, когда миссис и мистер Макгрегор обнаруживают, что им подсунули гнилые овощи?

В чем-то она была права.

– Этого требовала логика повествования, – заявила я. – По-моему, тут больше высокой драмы, если проследить, к чему привели кроличьи уловки. Не так ли? Мне кажется, если бы все решения принимала Флопси, она сразу вернулась бы в норку, но в этом случае вынуждена была подчиниться воле Беатрис Поттер.

– Интересная теория, – отметила бабушка, вытягивая ноги на покрывале и шевеля затекшими пальцами. – А мистер Макгрегор какой мерзавец, правда? Прямо-таки Дарт Вейдер из детской книжки.

– Ошибаешься, – сказала я. – Классической злодейкой мне кажется миссис Макгрегор. Вроде леди Макбет. То, что Макгрегор с трудом считает и по-дурацки хихикает, может свидетельствовать о некоторой степени слабоумия, а значит, он легко поддается влиянию более агрессивной миссис Макгрегор. Мне кажется, их брак тоже под угрозой. Она называет его старым дураком и старой развалиной и заявляет, что гнилые овощи в мешке – его тупая выходка, что он просто хотел так ее разозлить.

– Еще что-нибудь?

– Да ничего. Думаю, это все. Хорошая сказочка. Да?

Но бабушка не отвечала – она просто тихонько хихикала себе под нос.

– Значит, ты все еще здесь, – спросила она, – а не попала в домик мистера и миссис Макгрегор?

– Нет.

– В таком случае, – ехидно начала бабушка, – откуда ты знаешь, что она называет его старой развалиной?

– Так это в тексте есть.

– А ты проверь, Четверг, малютка моя.

Я нашла нужную страницу и действительно обнаружила, что миссис Макгрегор ничего такого не говорила!

– Странно, – сказала я. – Наверное, я это просто придумала.

– Может быть, – ответила бабушка. – Или подслушала. Закрой-ка глаза и опиши кухню Макгрегоров.

– Стенки сиреневого цвета, – пробормотала я, – большая плита, чайник весело свистит на огне. У стены шкаф с глиняными кувшинами в цветочек, на выскобленном кухонном столе стоит ваза, и в ней букет…

Я осеклась.

– И откуда тебе об этом знать, – торжествующе спросила бабушка, – если ты действительно там не побывала?

Я быстро пролистала книжку, пораженная и восхищенная дразнящим отблеском иного мира, который проступал сквозь яркие акварели и незамысловатую прозу. Я сосредоточилась изо всех сил, но ничего не вышло. Может, я хотела слишком многого, не знаю. После десятого прочтения перед глазами остались просто слова, напечатанные типографской краской, и больше ничего.

– Это только начало, – подбодрила меня бабушка. – Вернешься домой – попробуй почитать другую книгу, но не жди результата слишком скоро. И я очень рекомендую тебе найти миссис Накадзима. Где она живет?

– Она поселилась в «Джен Эйр».

– А до того где жила?

– В Осаке.

– Так, может, тебе поискать ее там? И ради бога, отдохни!

Я пообещала, что так и сделаю, поцеловала ее в лоб и вышла из комнаты.

Глава 12.

Дома, наедине с воспоминаниями

«ЖАБ-ньюс» – ведущий информационный канал, а Лидия Сандалик – его ведущий репортер. Если произошло какое-нибудь важное событие, то можете поставить свой самый звонкий доллар на то, что «ЖАБ» сделает из него громкую новость. Когда русским в качестве репарации отдали Танбридж-Уэллз, не было события громче – за исключением, конечно, миграции мамонтов, рассуждений насчет приключений Бонзо-вундерпса в следующей серии и вопроса, бреет Лола Вавум подмышки или нет. Мой отец говорил, что в том-то и заключается изысканно странная – и угрожающе саморазрушительная – причудливость человеческой природы, что людям куда интереснее бессмысленные пустяки, чем настоящие новости.

ЧЕТВЕРГ НОНЕТОТ. Жизнь в ТИПА-Сети

Поскольку меня до сих пор официально числили временно отстраненной от работы до конца слушаний в ТИПА-1, то я вернулась домой, сбросила ботинки и насыпала Пиквик в миску фисташек. Сварила себе кофе, позвонила Безотказэну, и мы долго болтали, пытаясь сообразить, что еще изменилось с момента устранения Лондэна. Оказалось, немногое. С Антона по-прежнему не сняли обвинения в провале атаки легкой танковой бригады, я по-прежнему прожила в Лондоне десять лет, точно так же вернулась в Суиндон и так же днем раньше побывала на пикнике в Уффингтоне. Как-то раз папа сказал, что прошлое на редкость неохотно воспринимает изменения. И он был прав. Я поблагодарила Безотказэна, повесила трубку, немного порисовала, пытаясь расслабиться. Когда это не помогло, отправилась пешком на прогулку в Уффингтон. Присоединилась к туристам, собравшимся посмотреть, как грузят в трейлер расплющенную «испано-суизу». Компания «Левиафан эйршип» начала расследование и предложила одному из своих директоров взять на себя обвинение в покушении на убийство. Злополучный чиновник уже начал семилетнюю отсидку, надеясь таким образом отвратить от компании опасный и сулящий миллионные убытки судебный процесс.

Вернувшись домой, я обнаружила на пороге какого-то мерзкого типа, появление которого не предвещало ничего хорошего. Я никогда прежде его не видела, но он меня явно знал.

– Нонетот! – взревел он. – Платите за три месяца вперед, или я вышвырну вас вместе со всем вашим барахлом в мусорный бак!

– Вперед? – ответила я, отпирая дверь и надеясь проскользнуть внутрь как можно скорее. – Вы не можете такого требовать!

– Могу, – ответил он и сунул мне под нос потрепанный экземпляр договора о найме. – Домашние животные по условиям договора строго запрещены! Глава семь, пункт «б» под заголовком «Домашние животные – только по специальному разрешению». Теперь платите.

– Здесь нет домашних животных, – с невинным видом отозвалась я.

– А это что такое?

Пиквик тихонько заклацала клювом и высунула голову из-за двери, пытаясь увидеть, что тут творится. Очень не вовремя.

– Ах, это. Это мой друг.

Едва владелец дома пригляделся к Пиквик, как глаза у него загорелись, а Пиквик тут же спряталась за дверь. Она была редкой версией один-два, и, похоже, мой домохозяин в этом разбирался.

Он окинул мою любимицу жадным взглядом.

– Продайте мне дронта, – сказал он, – и я освобожу вас от платы на четыре месяца.

– Она не продается, – твердо ответила я. Пиквик дрожала у меня за спиной.

– Ах так? – сказал домовладелец. – Тогда два дня на оплату счетов, или я дам пинка под твою ТИПА-задницу. Усекла?

– Вы очень любезны.

Он злобно глянул на меня, сунул мне счет и пошел дальше по коридору пугать других жильцов.

Денег, чтобы заплатить за три месяца вперед, у меня не было, и он это знал. Порывшись в своих бумагах, я в конце концов нашла соглашение о найме и увидела, что он прав: такая статья в договоре присутствовала, правда, распространялась она явно на каких-то крупных и опасных тварей вроде саблезубого тигра, но он был в своем праве. Карточки мои давно опустели, а кредит почти иссяк. ТИПА платит ровно столько, чтобы хватало на еду да на крышу над головой, покупка машины выгребла мои сбережения подчистую, а я даже еще не видела счета из гаража за ремонт. С кухни послышалось тревожное щелканье.

30
{"b":"31108","o":1}