ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– У вас, – выдавил один, еле сдерживаясь, – да-да, у вас, мадам, будут большие неприятности. Очень большие.

Она смерила молодого полицейского надменным взглядом.

– Выбирайте выражения, юноша!

– Послушайте, Роулингс, – вмешалась я, – может быть, мы…

– Мисс Нонетот, – твердо и решительно ответил полицейский, – до вас очередь еще дойдет.

Я выбралась из машины.

– Имя?

– Мисс Червонная Дама, – величественно соврала ему Хэвишем. – И не утруждайте себя расспросами о страховке или правах, поскольку у меня нет ни того ни другого!

Полицейский на мгновение задумался.

– Пожалуйста, сядьте ко мне в машину, мадам. Я должен отвезти вас на допрос в участок.

– Я арестована?

– Если откажетесь пойти со мной, то да.

Хэвишем посмотрела на меня и одними губами произнесла:

– На счет «три».

Она глубоко вздохнула и направилась к полицейской машине, притворно дрожа и всем своим видом изображая дряхлую старушку, хотя до дряхлой старушки ей явно было далеко. Я посмотрела на ее руку – она незаметно подала мне знак: сначала показала один палец, потом два и наконец, помедлив мгновение у переднего крыла их машины, три.

– Ой, что это? – заорала я, тыча пальцем в небо.

Офицеры, не забывшие о недавнем случае с «испано-суизой», послушно вскинули головы, а мы с Хэвишем дернули со всех ног в голову очереди, притворившись, будто там наши знакомые. Полицейские, не тратя времени, рванули за нами, но едва двери Суиндонской Книговсяческой распродажи распахнулись, как толпа поглотила их, а море нетерпеливых библиофилов всех возрастов и вкусов хлынуло в книжные закрома, увлекая за собой нас с мисс Хэвишем.

Внутри бушевала настоящая драка, и меня вскоре оттеснили от наставницы. Передо мной двое немолодых мужчин боролись за экземпляр «В дороге» Керуака с авторским автографом. Книжка разорвалась пополам. Пробиваясь по первому этажу сквозь отделы картографии, путеводителей и самоучителей, я совсем было утратила надежду снова увидеть мисс Хэвишем, как вдруг заметила впереди шлейф красного платья, выглядывающий из-под строгого бежевого плаща. Сообразив, что краешек пурпурной ткани вот-вот исчезнет в лифте, я бросилась за ним и успела просунуть ногу в щель прежде, чем створки закрылись. Лифтер-неандерталец с любопытством взглянул на меня, открыл мне дверь, а потом снова закрыл. Красная Королева надменно воззрилась на меня и чуть приосанилась, дабы казаться еще более царственной. Статная и величественная, с блестящими рыжевато-каштановыми волосами, стянутыми в аккуратный пучок под короной, наспех прикрытой капюшоном плаща, она была с ног до головы в красном, и у меня закралось подозрение, что кожа под слоем пудры у нее тоже красноватая.

– Доброе утро, ваше величество, – произнесла я как можно вежливее.

Королева хмыкнула в ответ и хмуро сказала:

– Стало быть, ты – стажер этой уродины Хэвишем?

– С нынешнего утра, мэм.

– Значит, утро прошло впустую, несомненно. У тебя есть имя?

– Четверг Нонетот, мэм.

– Если хочешь, можешь сделать книксен.

Я сделала книксен.

– Ты пожалеешь, что не попала в ученицы ко мне, дорогая. Но ты всего лишь дитя, а в таком нежном возрасте трудно отличить добро от зла.

– На какой этаж, ваше величество? – спросил неандерталец.

Лучезарно улыбнувшись, Красная Королева посулила ему герцогский титул, если он поставит на верную карту, и затем, спохватившись, изрекла:

– Четвертый.

Повисла одна из тех смешных пауз, какие возникают только в лифтах и в приемной у дантиста. Мы смотрели на указатель этажей, пока кабинка медленно ползла наверх. Наконец лифт остановился.

– Третий этаж, – объявил неандерталец. – История, аллегория, историческая аллегория, поэзия, драматургия, теология, критика и карандаши.

Кто-то попытался войти, но Красная Королева рявкнула «Занято!» таким тоном, что этот кто-то попятился.

– И как поживает Хэвишем? – поинтересовалась она деланно безразличным тоном, когда лифт снова пополз вверх.

– Думаю, неплохо, – ответила я.

– Вы должны спросить ее о свадьбе.

– Мне кажется, не стоит ее об этом спрашивать, – возразила я.

– Конечно же стоит! – Красная Королева захохотала раскатисто, словно морской лев. – Зато потом будет умора. Насколько я помню, вроде извержения Везувия!

– Четвертый этаж, – объявил неандерталец. – Фантастика, популярные книги, авторы от С до Я.

Двери открылись, и нашим взорам предстала толпа библиофилов, самым неприглядным образом дравшихся за действительно неплохие книги по взаправду низким ценам. Мне и раньше доводилось слышать о приступах острой библиомании, но видеть – ни разу.

– Вот это уже другой разговор! – Радостно потирая руки, Красная Королева выпрыгнула из лифта и сбила с ног какую-то старушку. – Где ты, Хэвишем? – завопила она, глядя по сторонам. – Она, наверное, тут… Да! Вот она! Эй, Стелла, старая кляча!

Мисс Хэвишем застыла на месте и уставилась на Королеву. Одним движением она выхватила из складок своего изорванного подвенечного платья пистолет и выстрелила в нашу сторону. Красная Королева пригнулась, и предназначенная ей пуля отбила кусок штукатурки с карниза.

– Полегче на поворотах! – крикнула Червонная Дама, но Хэвишем уже исчезла. – Ха! – вскричала венценосная особа, бросаясь в гущу драки. – Черт ее побери, она пробирается к любовным романам!

– К любовным романам? – переспросила я, вспомнив ненависть Хэвишем к мужскому полу. – Что-то на нее не похоже!

Красная Королева пропустила мои слова мимо ушей и ринулась в обход фэнтези, минуя свалку у прилавка с Чейзом. Я знала магазин лучше ее и протиснулась между Хаггардом и Цвейгом как раз вовремя, чтобы заметить первую ошибку мисс Хэвишем.

Она второпях толкнула маленькую старушку, которая покупала современную прозу, предлагавшуюся в рамках акции «Купи две книги и получи третью бесплатно». Старушка, хорошо знакомая с тактикой книжных боев, искусно парировала удар мисс Хэвишем и подцепила ее за щиколотку ручкой зонтика. Моя наставница рухнула, глухо ударившись об пол, да так и осталась лежать, еле дыша. Я опустилась на колени рядом с ней, а мимо нас, громко смеясь и бодро напевая, проскакала Красная Королева.

– Четверг! – охнула мисс Хэвишем, когда через нее перепрыгнули несколько пар ног в одних чулках. – Подарочное издание сочинений Дафны Фаркитт вон там, в витрине орехового дерева… Бегом!

И я пустилась бегом. Фаркитт была так плодовита и популярна, что под ее книги выделили особый шкаф, а последние ее романы с продолжением быстро сделались раритетом – неудивительно, что за них разгорелась настоящая битва. Я бросилась в оголтело дерущуюся толпу следом за Красной Королевой, и мне тут же заехали по носу. От удара я отлетела в сторону, кто-то сильно стукнул меня сзади, а другой – наверное, соучастник – в ту же секунду огрел меня по ногам тростью. Я потеряла равновесие и шлепнулась на жесткий деревянный пол. Это было не самое безопасное место. На четвереньках я выбралась из свалки и нырнула к мисс Хэвишем, которая пряталась под витриной с опусами Шелдона, продававшимися с большой скидкой.

– Не так просто, как кажется, да, девочка? – улыбнулась моя наставница. А улыбалась она редко. Пожилая леди поднесла кружевной платочек к моему разбитому носу. – Ну что, как близко к Фаркитт пробилась эта венценосная карга?

– Видела ее в бою где-то между Уайльдом и Уитменом.

– Черт! – выругалась Хэвишем. – Послушай, детка, я выбыла из игры. Нога подвернута, и, думаю, мне хватит. Но ты, может быть, и сумеешь пробиться.

Я посмотрела на дерущуюся толпу, и тут неподалеку от нас на пол упал револьвер.

– Так я и думала, – продолжала она, – на этот случай и взяла карту.

Моя наставница развернула листок почтовой бумаги из Сатис-Хауса и показала, где мы сейчас, по ее мнению, находимся.

– Через весь этаж ты живьем не пробьешься. Придется перелезть через шкаф с уголовно-процессуальной литературой, пробраться за кассой и отделом возврата, проползти под бестселлерами, а потом пробить себе дорогу через оставшиеся шесть футов к Фаркитт. Это ограниченный тираж в сто экземпляров, мне никогда больше не выпадет такого шанса!

44
{"b":"31108","o":1}