ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я никого не вижу, а ты? – прошептал папа.

Я огляделась по сторонам: дорога была пуста.

Но только я открыла рот, как он поднес палец к губам. В этот момент на дорогу вылетел «Моррис-восемь» с закрытым кузовом. Из лесу прямо ему под колеса метнулась лисица, он вильнул, пытаясь ее объехать, слетел с дороги и, перевернувшись, упал в реку. Я хотела вскочить, но отец удержал меня, вцепившись мне в плечо мертвой хваткой. Водитель машины, видимо Биллдэн, вынырнул из воды, потом снова быстро нырнул и через несколько мгновений показался над водой вместе с женщиной. Он выволок ее на берег и снова бросился к воде, но тут из пустоты возник высокий мужчина в шинели и положил ему руку на плечо.

– Давай! – приказал мне отец.

Мы выскочили из нашего укрытия в рощице.

– Оставь его! – закричал папа. – Оставь, пусть делает то, что должен!

Он схватил незнакомца, и тот, пронзительно взвизгнув, исчез. Ошеломленный Биллдэн снова бросился к реке, но тут за какую-то долю секунды на берег высыпало с полдесятка хроностражей, среди которых был и Лавуазье. Один из агентов сделал подножку отцу Лондэна, прежде чем тот успел снова нырнуть в воду и вытащить сына. Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

Я закричала: «Нет!» – и выхватила пистолет, направив его на человека, обхватившего Биллдэна.

В следующее мгновение я, обезоруженная, ошарашенная и сбитая с толку, сидела на земле. Наверное, так чувствует себя застрявшая в недрах магнитофона кассета. Два оперативника ТИПА-12 следили за мной, а где-то поблизости раздавались гневные голоса отца и Лавуазье. Биллдэн, тяжело дыша, рыдал, уткнувшись лицом в сырую землю и обнимая до сих пор не пришедшую в сознание жену.

– Ублюдки! – крикнула я. – Там мой муж!

– Запомните, – вполголоса произнес Лавуазье, когда я поднялась на ноги и встала рядом с отцом. – Младенец Парк-Лейн – не ваш муж, а жертва аварии. Хотя, может быть, он и выживет. Это зависит от вашего отца.

– Так ты прихвостень «Голиафа», Лавуазье? – спокойно уточнил отец. – Ты меня разочаровал.

– Во имя великого дела, полковник. Если бы вы сдались, мне не пришлось бы принимать экстренные меры. Кроме того, Хроностража не может исполнять свои обязанности без спонсорской поддержки.

– А взамен вы оказываете им маленькие услуги.

– Как я уже сказал, главное – интересы великого дела. И прежде чем вы обвините меня в коррупции, я скажу вам, что совместная операция «Голиафа» и Хроностражи полностью санкционирована Парламентом. Все очень просто, даже вам будет понятно. Сдайтесь – и вашей дочери вернут мужа, независимо от того, станет она сотрудничать с «Голиафом» или нет. Как видите, я в очень благодушном настроении.

Я посмотрела на папу и увидела, что он закусил губу. Затем потер виски и вздохнул. Он много лет боролся с коррупцией в Хроностраже, и, хотя до возвращения Лондэна оставалось совсем чуть-чуть, мне не хотелось, чтобы отец потерял свободу из-за него или из-за меня. Как он там говорил? «Никто не умирает насовсем, пока о нем помнят?» А я прекрасно помнила Лондэна. Так что у нас еще был шанс.

Поэтому, как только отец открыл рот, чтобы нехотя согласиться, я сказала:

– Нет.

– Что?! – воскликнул Лавуазье.

– Нет, – повторила я. – Пап, не надо. Я либо верну им Джека Дэррмо, либо еще что-нибудь придумаю.

Папа улыбнулся и положил мне руку на плечо.

– Ну и ну! – воскликнул Лавуазье. – Какие вы оба правильные!

Он кивнул своим, те взялись за оружие. Но папа их опередил. Он крепко схватил меня за плечо – и только нас и видели. Быстро взошло солнце, а мы сместились во времени, оставив Лавуазье и остальных в прошлом, так чтобы они только через несколько часов сообразили, что случилось.

– Может, удастся от него оторваться! – пробормотал папа. – А про Парламент – полная туфта. Устранение Лондэна – убийство, откровенное, ничем не прикрытое. На самом деле именно такая информация мне и требовалась, чтобы покончить с Лавуазье!

Мимо короткими вспышками пролетали дни, тьма сменялась светом. Мы неслись в будущее. Но самое странное – физически мы не двигались с места. Просто мир вокруг нас стремительно старел.

– Скорость еще не предельная, – предупредил отец. – Они легко могут меня перехватить. Следи за…

Лавуазье и его подручные возникли на какое-то мгновение, проносясь мимо нас в будущее. Папа резко затормозил, я чуть пошатнулась, – и тут нас выбросило в реальное время. Когда мы сошли с дороги, мимо, сигналя изо всех сил, проехал грузовик пятидесятых годов.

– Что теперь?

– Думаю, мы ускользнули от преследования. Черт!..

В эту минуту опять появился Лавуазье, и мы снова сорвались с места. Мы на мгновение потеряли его, но он очень скоро вернулся, догнав нас в полете сквозь историю. Стоило папе чуть сбавить скорость, Лавуазье тоже замедлял полет. Едва отец наращивал темп, как француз бросался вслед за ним, не отставая ни на шаг. Они будто играли в межвременные салочки.

– Я тертый калач, меня такими штуками не проведешь! – осклабился Лавуазье.

Вскоре появились и двое его подручных, наконец догнавших босса.

– Я знал, что ты придешь, – торжествующе произнес он, медленно приближаясь к нам в ускоряющемся потоке времени. Там, где мы стояли, проложили новую дорогу, затем построили мост, дома, магазины. – Сдавайся. Поверь мне, тебя ждет честный суд.

Двое хроностражей крепко схватили моего отца.

– Тебя повесят за это, Лавуазье! Парламент никогда не даст санкцию на преступление! Верни Лондэна к жизни, и я обещаю, что ничего не скажу.

– Ну и что? – презрительно протянул тот. – И кому они поверят? Тебе, с твоим-то послужным списком, или мне, третьему человеку в Хроностраже? Кроме того, твоя неуклюжая попытка вернуть Лондэна скрыла все следы, которые я мог оставить при его устранении.

Лавуазье направил пистолет на моего отца. Хроностражи держали пленника, чтобы не дать ему набрать скорость и ускользнуть, а когда он все-таки попробовал прибавить темп, нас чуть тряхнуло. Сказать, что дело было дрянь, означало не сказать ничего. Судя по машинам на дороге, мы приближались к началу восьмидесятых. Вот-вот окажемся в тысяча девятьсот восемьдесят пятом. И тут меня осенило. Ведь скоро начнется забастовка Хроностражи!

– Ну и ну! – протянула я. – Так вы, ребята, штрейкбрехеры?

Агенты переглянулись, затем посмотрели на хронометры у себя на руке, потом на командира. Высокий заговорил первым:

– Она права, мистер Лавуазье. Мне нипочем запугивать и убивать невинных, я спокойно шел за вами в огонь и в воду, но…

– Что «но»? – сердито спросил Лавуазье.

– …но я лояльный член Хроногильдии. Я не стану штрейкбрехером.

– Я тоже, – сказал второй агент, кивая на товарища. – Совершенно с ним согласен.

52
{"b":"31108","o":1}