ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Месть по-царски
Наследие великанов
Недоступная и желанная
Царский витязь. Том 2
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Три товарища
Мучительно прекрасная связь
Пробужденные фурии
Содержание  
A
A

– Кто такой Брэдшоу? – шепотом спросила я.

– Командор Брэдшоу, – объяснила Хэвишем. – Теперь он в отставке, но персонаж замечательный – именно он проложил львиную долю первых маршрутов для книгошественников.

– …но они устарели и полны ошибок, – продолжал Глашатай. – Пора внедрять новые технологии, ребята. Все, кто хочет пройти курс по применению ISBN в межкнижных путешествиях, могут обратиться за подробностями к Коту.

Председатель сурово обвел зал взглядом, словно призывая всех к порядку, потом развернул лист бумаги и поправил очки.

– Ладно. Пункт номер два. Новый стажер. Четверг Нонетот?

Собравшиеся оперативники прозоресурса озирались по сторонам, пока я не помахала рукой.

– А, вот вы где. Четверг назначена стажером к мисс Хэвишем. Уверен, все вы приветствуете появление Четверг Нонетот в нашем тесном сообществе.

– Значит, вам не понравился финал «Джен Эйр»? – неприязненно произнес кто-то у меня за спиной.

Все обернулись, а человек средних лет встал и направился к помосту Глашатая. Воцарилось молчание.

– Это кто? – прошептала я.

– Харрис Твид[33], – ответила Хэвишем. – Опасный и надменный, но очень умный – для мужчины.

– Кто утвердил ее заявление? – спросил Твид.

– Она не подавала заявления, Харрис, – ответил Глашатай. – Ей давно было предназначено стать одной из нас. Кроме того, ее работа по устранению этого мерзкого Аида в «Джен Эйр», на мой взгляд, может служить достаточным подтверждением профпригодности.

– Но она изменила сюжет! – сердито вскричал Твид. – Кто поручится, что ей не захочется повторения?

– Я действовала, руководствуясь высшей целью, – громко сказала я, чувствуя необходимость защититься от Твида.

Он опешил. Похоже, никто прежде не осмеливался ему возразить.

– Если бы не Четверг, мы вообще потеряли бы эту книгу, – заметил председатель. – Целый роман с другим финалом лучше, чем половина неизвестно чего.

– А по закону выходит не так, Глашатай.

К моему великому облегчению, в дискуссию вступила мисс Хэвишем:

– По-настоящему высокопрофессиональные литтективы столь же редки, сколь и верные мужчины, мистер Твид. Вы сами видите ее способности не хуже меня. Может, вы опасаетесь, как бы кто-нибудь вас не обошел?

– Еще чего, – запротестовал Твид. – Но что, если она явилась сюда по совершенно иной причине?

– Я поручусь за нее! – громоподобным голосом изрекла мисс Хэвишем. – Призываю вас проголосовать. Если большинство сочтет мой выбор неудачным, поднимите руки, и я отправлю ее туда, откуда она явилась!

Она произнесла эти слова с такой яростью, что я засомневалась, поднимет ли кто-нибудь вообще руку. Одна рука все же поднялась – самого Твида, но он, оценив ситуацию, решил, что изобразить благосклонность – лучший путь к отступлению.

Он выдавил кривую полуулыбку, поклонился и произнес:

– Я снимаю свои возражения.

Я облегченно вздохнула, а Хэвишем ткнула меня в бок и подмигнула.

– Хорошо, – подытожил Глашатай, когда Твид вернулся за свой стол. – Как я уже сказал, мы приветствуем мисс Нонетот в рядах беллетриции и не будем над ней подшучивать, как всегда подшучиваем над новичками, ладно?

Он окинул комнату суровым взором, прежде чем вернуться к списку.

– Пункт третий. Книгобежец из Шекспира, ситуация чрезвычайная. Имя преступника – Фесте, работал шутом в «Двенадцатой ночи». Сбежал после ночного дебоша с сэром Тоби. Кто отправится за ним?

Поднялась рука.

– Фабьен[34]? Спасибо. Возможно, вам придется на время подменить Фесте. Возьмите с собой Фальстафа, но прошу вас, сэр Джон, держитесь в тени. Вам разрешено оставаться в «Виндзорских насмешницах», но не испытывайте судьбу.

Фальстаф встал, неуклюже поклонился, рыгнул и снова сел.

– Пункт третий. Нарушитель в рассказах о Шерлоке Холмсе. Имя преступника – Майкрофт, неожиданно появился в «Случае с переводчиком» и утверждает, будто он брат Шерлока. Кто-нибудь что-нибудь об этом знает?

Я пригнулась, надеясь, что никто ничего толком не знает о моем мире и потому не подозревает, что мы состоим в родстве. Коварный старый лис! Значит, он все-таки восстановил Прозопортал! Я прикрыла рот ладонью, чтобы никто не заметил моей улыбки.

– Нет? – продолжал Глашатай. – Ладно, Шерлок вроде бы считает его своим братом, и вреда от него пока никакого, но мне кажется, это удачный повод проникнуть в рассказы о Шерлоке Холмсе. Предложения есть?

– Через «Убийство на улице Морг»? – предложил Твид под общий смех и улюлюканье.

– Тишина! Пожалуйста, разумные предложения! Эдгар По вне наших полномочий, ничего не поделаешь. Через «Убийство на улице Морг» можно проложить путь во все детективы, появившиеся после него, но я никогда не дам разрешения на такие рискованные предприятия. Итак, есть еще предложения?

– Через «Затерянный мир»?

Кто-то хихикнул, но смех быстро прекратился: на сей раз Твид говорил серьезно.

– Может, удастся найти какую-то связь между рассказами о Шерлоке Холмсе и другими произведениями Конан-Дойля, – весомо добавил он. – В «Затерянный мир» попасть можно, я знаю. Мне просто нужно выяснить, как выйти за его пределы.

Повисла неловкая пауза, во время которой агенты беллетриции перешептывались между собой.

– В чем дело? – шепотом спросила я.

– Проникновение в приключенческие романы всегда сопряжено с большим риском для тех, кто прокладывает новые пути, – прошептала в ответ мисс Хэвишем. – В любовных романах или примитивных пособиях по домоводству рискуешь получить в худшем случае пощечину или банальный ожог. А вот поиск пути в «Копи царя Соломона» стоил жизни двум агентам.

Глашатай снова заговорил:

– Последнего книгошественника, который забрел в «Затерянный мир», застрелил лорд Рокстон.

– Гомес был любителем, – возразил Твид. – А я профессионал и способен о себе позаботиться.

Председатель подумал, взвесил все за и против и вздохнул:

– Ладно. Но я требую, чтобы вы посылали отчеты каждые десять страниц, понятно? Хорошо. Пункт четвертый…

Двое младших членов беллетриции над чем-то рассмеялись.

– Эй, послушайте, ребята! Я не ради себя стараюсь!

Они затихли.

– Хорошо. Пункт четвертый. Нестандартное правописание. Поступили сообщения о случаях неверного правописания в текстах девятнадцатого и двадцатого веков, так что будьте настороже. Может, просто наборщики поразвлекались, а может, снова появился очепяточный вирус.

У агентов вырвался стон.

– Ладно-ладно, спокойно, я ведь сказал «может быть». Словарь Сэмюэля Джонсона[35] истребил его после вспышки тысяча семьсот сорок четвертого года, а Лавиния-Уэбстер[36] и Оксфордский не дают ему разгуляться, но будьте осторожны с любой странной формой, встреченной впервые. Я понимаю, это утомительно, но настаиваю, чтобы вы докладывали Коту обо всех грамматических ошибках. Он передаст ваши отчеты Либрису в Главное текстонадзорное управление.

Для пущего эффекта он выдержал паузу и строго посмотрел на нас.

– Мы не имеем права выпустить вирус из-под контроля. Ладно. Пункт пятый. В чосеровских «Кентерберийских рассказах» тридцать один паломник, а историй только двадцать четыре. Миссис Кэвендиш[37], вы не присмотрите за этим?

– Мы всю неделю наблюдали за «Кентерберийскими рассказами», – откликнулась дама в чрезвычайно экстравагантном наряде. – И каждый раз стоило нам отвернуться, как очередной рассказ буджумился! Кто-то пробрался туда и уничтожает их изнутри.

– Дин? У вас есть идеи по поводу того, кто может за этим стоять?

Романтический герой Дафны Фаркитт встал и сверился с записями.

– Мне кажется, постепенно вырисовывается некая схема, – сказал он. – Первым пропал «Рассказ жены торговца», потом «Рассказ швеи», «Уд бродячего торговца», «Месть рогоносца», «Дивная девичья попка» и совсем недавно «Состязание во бздении». «Рассказ повара» уже исчез наполовину. Впечатление такое, что у злоумышленника вызывает неприязнь здоровая грубость чосеровского текста.

61
{"b":"31108","o":1}