ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Выбери себя!
Сколько живут донжуаны
Фартовый город
Инстаграм: хочу likes и followers
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Вторая жизнь Уве
За гранью. Капитан поневоле
Цвет. Четвертое измерение
Содержание  
A
A

– С первым согласен. Что до второго условия, книгу получите по завершении дела. В Осаке вы воспользовались ею для побега, и я больше такого не допущу. Третьего обещать не могу.

– Почему? – спросила я. – Как только вы вернете Лондэна, это признание утратит всякую ценность, ведь тогда получится, будто никакого устранения не было. Но я воспользуюсь им, если вы попытаетесь провернуть такое еще раз.

– Возможно, – вступил в разговор Лавуазье, – это убедит вас в честности моих намерений.

Он протянул мне конверт из плотной коричневой бумаги. Я открыла его и извлекла оттуда нашу с Лондэном свадебную фотографию.

– Я ничего не выигрываю от устранения вашего мужа, мисс Нонетот, но от вашего согласия зависит моя судьба. А до папеньки вашего я и так скоро доберусь. Но у вас есть слово офицера Хроностражи, а оно кое-чего да стоит.

Я посмотрела на Лавуазье, на Дэррмо-Какера, потом на снимок. Именно этот снимок некогда красовался у мамы на каминной полке.

– Где вы его раздобыли?

– В другом времени и в другом месте, – ответил Лавуазье. – И могу вас заверить, подвергался опасности. Лондэн для нас ничего не значит, мисс Нонетот. Меня лишь попросили оказать содействие «Голиафу». Как только вы вернете Джека Дэррмо, я смогу оставить их с их гнусными делами, но не раньше.

Дэррмо-Какер шевельнулся и зыркнул на Лавуазье. Очевидно, они ни капли не доверяли друг другу, и этим стоило воспользоваться.

– Тогда приступим, – сказала я наконец. – Но мне нужен листок бумаги.

– Зачем? – насторожился Дэррмо-Какер.

– Чтобы детально описать этот застенок и потом в него вернуться, вот зачем.

Дэррмо-Какер кивнул Хренсу, тот дал мне бумагу и ручку, я села и составила максимально подробное описание. В Путеводителе говорилось, что для успешного прыжка в одиночку довольно и пяти сотен слов, но, если берешь с собой кого-то еще, нужно не меньше тысячи. Так что я настрочила описание комнаты на полторы тысячи слов. Дэррмо-Какер всю дорогу заглядывал мне через плечо, проверяя, не описываю ли я случайно иное место назначения.

– Я это забираю, Нонетот, – заявил он, отнимая у меня ручку, как только я закончила. – Не то чтобы я вам не доверял…

Я глубоко вздохнула, открыла томик стихотворений Эдгара По и прочла про себя первую строку.

Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,
Грезил я над планом мести этой падле Нонетот.
Кто же знал, что я подставлюсь и влечу в такую гадость
И, зверея, буду бегать по стихам, как идиот!
По-хорошему: откройте!
Мой совет вам: поскорее!
А не то сверну я шею и падле Четверг, и всем остальным!

Его все еще трясло от ярости, в этом я ни чуточки не сомневалась.

Тот сентябрь я не забуду, право слово, гадом буду, –
Нонетот из ТИПА-Сети в стих засунула меня.
Только выберусь отсюда, так разделаю паскуду,
Ей такого невермора закачу,
Что закачается!

– Старина Джек верен себе, – проворчала я.

– Я не позволю ему и пальцем вас тронуть, мисс Нонетот, – заверил меня Дэррмо-Какер. – Он и чихнуть не успеет, как окажется под арестом.

Собравшись с мыслями, я в душе попросила прощения у мисс Хэвишем за то, что оказалась не самой терпеливой ученицей, отбросила все сомнения и откашлялась, а затем прочитала эти стихи вслух: громко, с чувством, с расстановкой.

Послышался дальний раскат грома, лица коснулся ветер, поднятый биением крыльев. В кромешной тьме на меня обрушился яростный шквал, засвистел в ушах, растрепал одежду, спутал волосы. Небо на миг осветила вспышка молнии, и я в ужасе поняла, что вишу высоко над землей, со всех сторон стиснутая облаками, готовыми вот-вот породить бурю во всем ее безудержном великолепии. Дождь яростно хлестнул по лицу, и в бледном свете проникшего меж облаками лунного луча я увидела, что меня несет к большому грозовому облаку, освещаемому изнутри вспышками молний. Только я успела осознать, сколь неосмотрительно с моей стороны было соваться сюда без должных инструкций, как вдруг разглядела в дождевой круговерти светящуюся желтую точку. Точка постепенно увеличивалась, превратившись сначала в продолговатое пятнышко, а затем в окно с рамой, стеклом и шторами. Я подлетала все ближе, все стремительнее, и уже представляла, как вот-вот разобьюсь о залитое дождем стекло, и тут непостижимым образом очутилась внутри, мокрая до нитки и почти бездыханная.

Часы на каминной полке медленно и размеренно пробили полночь, я собралась с духом и огляделась по сторонам. Мебель полированного темного дуба, шторы – зловещего пурпурного оттенка, обои там, где их не скрывали книжные шкафы или мрачные гравюры, – отвратительного коричневого цвета. Освещалась комната одной масляной лампой, в которой мерцал и чадил плохо обрезанный фитиль. Всюду царил страшный беспорядок: на полу валялся разбитый вдребезги бюст Паллады, книги, некогда украшавшие полки, были теперь разбросаны по комнате, корешки их растерзаны, а страницы вырваны. Хуже того, некоторые книги пошли на растопку камина – он весь был завален грудой обугленных листов. Но это не особенно меня волновало. Передо мной предстал сам несчастный рассказчик «Ворона», молодой человек лет двадцати с небольшим, – он сидел в большом кресле, связанный по рукам и ногам и с кляпом во рту. Юноша умоляюще посмотрел на меня и что-то промычал, тщетно пытаясь освободиться. Когда я вынула кляп, он тут же разразился речью, словно от этого зависела его жизнь.

– Это только гость, блуждая, постучался в дверь ко мне[54], – быстро и настойчиво проговорил он и с этими словами исчез за дверью.

– Чтоб тебя, хлюпик хренов! – послышался до дрожи знакомый голос из соседней комнаты. – Я бы приколотил тебя к стулу, найдись в этом поэтическом гробу молоток с гвоздями!..

Но говоривший осекся, когда вошел в комнату и увидел меня. Вид у Джека Дэррмо был жалкий. Его прежде опрятный «ежик» превратился в спутанную гриву, исхудавшее лицо заросло неряшливой бородой. Безумные глаза навыкате окружали синие круги от недосыпания. Его строгий костюм превратился в лохмотья, а алмазная булавка потускнела. Надменная самоуверенность сменилась отчаянием, овладевающим несчастными в одиночестве, и, когда он встретился со мной взглядом, губы у него задрожали и на глаза навернулись слезы. Для такого дэррмоненавистника, как я, зрелище было весьма приятное, просто бальзам на душу.

– Четверг! – придушенным голосом прохрипел он. – Забери меня отсюда! Не оставляй меня в этом ужасном месте! Тут часы постоянно отбивают полночь, все время стучат в дверь, и ворон, о господи, ворон!

Он рухнул на колени и зарыдал, а молодой человек радостно вернулся в комнату и стал прибираться, бормоча про себя:

– Это только гость опасный постучался в дверь ко мне!..

– Я бы с радостью оставила вас здесь навсегда, мистер Дэррмо, но я заключила сделку. Вставайте, мы идем домой.

Ухватив голиафовца за шкирку, я зачитала вслух описание подвала в исследовательском центре «Голиафа». Меня словно кто-то потянул, снова налетел порыв ветра, стук в дверь усилился, и я еще успела услышать, как рассказчик-повествователь «Ворона», привыкший сидеть по ночам над старинными фолиантами, произнес:

– Господа, прошу прощенья…

…и тут мы снова оказались в голиафовской лаборатории в Олдермастоне.

Я была страшно довольна, поскольку и не надеялась, что все окажется так просто, но моя радость мигом испарилась, когда у меня на глазах сводные братья горячо обнялись.

70
{"b":"31108","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Потерянные девушки Рима
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Адмирал. В открытом космосе
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Айн Рэнд. Сто голосов
Как возрождалась сталь
Адвокат и его женщины
Книга о власти над собой
Призрак