ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что ты, дорогая! Да я скупердяй из скупердяев! Книги, которые он просил, стоят в десять раз больше. А листок, который я написал, не стоит ничего. Такого уважаемого человека я пустил бы в библиотеку в любой момент, стоило ему только попросить.

Я был до того поражен, что даже забыл про еду. Два десятка книг стоили больше двадцати кошелей золота! Об этом надо поговорить с тетей Элли. Вот почему я только дважды находил в подвалах книги! Они слишком ценны, чтоб прятать их там! А как много книг в библиотеке! Почему отец не повесит на окна решетки и не поставит двойные дубовые двери, как в сокровищнице? И еще — отец называл лекаря уважаемым человеком. А тот одевается как подмастерье, и у него только одна лошадь. Об этом тоже надо поговорить с тетей Элли.

ГЛАВА 11

О том, как весело хоронили Ральфа Гиену.

— Нет, цинги у драконов в принципе не может быть. А в остальном доктор был прав. С тех пор, как ты начал меня освобождать, моему организму требовалось очень много сил на восстановление утраченного. У меня хвост обрастает чешуей, а на это нужна половина таблицы Менделеева. И крови, по твоим словам, я очень много потеряла. Той еды, которую приносил Уртон, хватало, пока не началась регенерация. Потом организм исчерпал внутренние ресурсы, и мне поплохело.

— Тетя Элли, скоро у тебя накопятся новые ресурсы?

— Я думаю, если ты будешь каждый день очищать кусочек с ладонь, такого больше не случится.

Так мы и решили. И все шло хорошо, я почти освободил крылья сверху, но тетя Элли дернулась от боли и оторвала от камня крылья снизу. Сначала я думал, что она оторвала только правое крыло, но оказалось, что оба. Опять было очень много крови, тетя Элли вся дрожала от боли и стучала зубами, крепко зажмурившись. Я боялся, что Уртон заметит, что с драконой что-то неладно, но ужин принес помощник, тетя Элли к тому времени уже немного оклемалась, взяла себя в руки, и он ничего не заметил.

— Знаешь, Джон, так даже лучше, — сказала она мне через два дня. — Чем мучиться несколько недель, лучше уж один раз. Ты не заметил, новая перепонка уже начала расти?

Видела бы она свои крылья! Как она и думала, от старой перепонки не осталось и следа. Лишь узкие щели в каменной кладке. А новая перепонка… Представьте себе ощипанного цыпленка, с крыльев которого содрали кожу, но очень небрежно. Местами снизу почерневшими от крови сосульками свисают оборванные волокна мускулов. Нет, лучше ей это не описывать.

— Тетя Элли, ну как она могла нарасти, когда всего два дня прошло. Вот на хвосте чешуйки пробиваются — это хорошо видно. Полосками.

Дни шли за днями. Я неспешно освобождал спину драконы. Тетя Элли сама говорила, что спешить некуда, перепонка больше трех лет нарастать будет, но каждый день интересовалась, как там дела. А дела шли неважно. Кожица на очищенных участках нарастала намного медленнее, чем раньше. Перепонка только наметилась, но совсем не росла. И я очень боялся, что обвалится потолок и придавит дракону. Работать было очень неудобно, потому что от спины драконы до свода потолка, который я формировал, было всего сантиметров двадцать. А попробуйте сделать хороший свод, если каменщики, когда клали камни, об этом не думали. Некоторые камни были очень крупные, а спина драконы под ними — сплошная рана.

Мне оставалось очистить всего два метра спины, когда случилась беда. В тот день учитель геометрии начал рассказывать мне про теорему Пифагора.

— Знаю, — сказал я. — Пифагоровы штаны во все стороны равны. Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов.

— И доказательство знаешь?

— Два помню. А тетя Элли знает целых пять.

— А о великой теореме Ферма ты слыхал?

— А в энной плюс Б в энной неравно Цэ в энной. Только тетя Элли не знает, как ее доказать.

— Этого никто не знает. Джон, ты ни разу не спрашивал отца, зачем он пригласил меня в замок?

— Тетя Элли говорит, что она не учитель, и не может дать мне систематического образования. Она не заглядывала в книги двести лет, и могла кое-что позабыть.

— Значит, и от меня может быть какая-то польза. Приятно услышать.

Этот учитель мне сразу понравился. Не задавался, как многие. И не делал вид, что без его науки солнце остановится. А если убеждался, что я знаю урок, отпускал с занятий. Но если я не знал… До самого обеда, без всяких поблажек. Не будь я единственным учеником, он бы меня в угол на колени ставил, он сам так говорил. Но я был будущим лордом, и со мной он занимался один на один. Зато с остальными со всеми сразу. И Саманта много раз стояла в углу! И Лох стоял в углу, и Майкл и Никола. Все-таки, хорошо быть лордом!

Так как урок я знал, то освободился на два часа раньше. С разрешения отца взял подзорную трубу и поднялся на главную башню. Как хорошо в нее все было видно! Я видел, как в деревне курицы гуляют по улице так ясно, будто они гуляют по двору замка. А потом я увидел, как в реке купаются деревенские девки. Совсем без ничего. А Саманта и ее армия подкрадываются к их одежде. Я думал, они хотят спрятать одежду, но они сделали хитрее. Завязали у платьев рукава узлом и положили на место. А потом Саманта сунула два пальца в рот и громко свистнула. Какая тут началась неразбериха! Как девки визжали! А на их крики прибежал пастух, который пас коров. Все девки голышом, узлы развязывают, и тут он прибегает! Вот было весело! Ну кто еще, кроме Саманты мог такое придумать?!

Я отнес на место трубу и побежал к тете Элли, рассказать про увиденное. Тетя Элли была страшно напугана.

— Джон, беги скорее к хвосту. Я, кажется, человека убила.

Я побежал туда. Так оно и было. Гиена Ральф лежал с расколотым черепом. Если вы не знаете, это один из солдат, охранявших стены замка. Гиена — это прозвище. Лучше бы отец его выгнал, как собирался. И нечего было мамашу Флору жалеть. Тут я заметил, что рукоять ножа Гиены торчит из хвоста драконы, и все понял. Тетя Элли обхватила его хвостом и хотела дождаться меня. Мы уже давно придумали сказочку на такой случай. Что, мол, эта комната — великая тайна, что отец убивает любого, кто в нее проник, а значит, нужно держать язык за зубами. Никто не должен знать, что с дракона замка Конгов облезла вся чешуя. Все должны бояться его и думать, что он здоровый и сильный. В доказательство я показал бы пергамент с текстом клятвы, которую приносит лорд, вступая во владение замком. Некоторые места клятвы можно толковать очень широко. Но Гиена Ральф не захотел дожидаться, пока кто-нибудь за ним придет. Он выхватил нож и ударил тетю Элли. Если бы чешуйки на хвосте успели вырасти… Тетя Элли говорила, что когда чешуя вырастет, ее не пробить даже из арбалета. Но чешуйки еще даже не покрывали друг друга. Тетя Элли от боли дернула хвостом и стукнула Гиену головой о стену.

Я побежал назад и сказал ей, что из ее хвоста торчит нож. Пусть она потерпит, я сейчас его вытащу. Она свернула хвост улиткой и даже не дернулась, когда я вытаскивал нож. К счастью, это был обычный нож. Бывают ножи вроде рыболовных крючков, с зазубринами на тыльной стороне лезвия. Чтоб их вынуть, нужно вставить в рану другой нож, если рукоять не очень широкая и не мешает. А бывают ножи, к лезвию которых приклепаны упругие пластины. Когда его втыкаешь, пластины прижимаются к лезвию и не мешают. А если захочешь вынуть, растопыриваются в стороны. Такой нож вообще не вынуть. Но у Гиены был самый обычный нож. Когда я его вынул, кровь пошла сначала сильно, но быстро остановилась. Это было хорошо. Она промыла рану. Я вытащил Ральфа в большую комнату и задумался, как он сюда попал. Дверь в комнату была закрыта на замок. Ключ лежал в тайнике в соседней комнате. Я сбегал туда. Ключ никто не трогал. Коридор с обеих сторон тоже был закрыт. Я сам год назад повесил замки и завалил двери снаружи всяким хламом. Так и есть. Дальняя дверь открыта. Замок снят, но ключ в тайнике. И тут меня осенило! Быстро обыскал карманы Ральфа и нашел то, что искал! Отмычки! Ральф занимался тем же, чем и я два года назад — искал сундуки с сокровищами. Но я имел право. Это мой родовой замок, а он — гнусный вор! Негодяй! Хорошо, что леди Элана его убила. За такое отрубают правую руку и ставят клеймо на лоб. Но если б я рассказал отцу, что он нас грабил, он мог проболтаться о хвосте тети Элли. Нет, очень хорошо, что она его убила.

13
{"b":"31110","o":1}