ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— У вас идет кровь…

— Скоро перестанет. Мы с Джоном уже делали подобный опыт.

— Значит, освободить вас невозможно.

— Нет, почему же. Если открывать мое тело понемногу, день за днем, то нарастет новая кожа. Но это работа на несколько лет.

— Вы не сможете нам помочь… — разочарованно произнес отец.

— Почему же? Мой ум, мои знания к вашим услугам, лорд Райли.

Война продолжалась. Стефан и тетя Элли придумали большой арбалет. Он был сделан почти как обычный, только в четыре раза больше. И стоял на треноге. Стефан изготовил его и испытал во дворе. Машинка била здорово. Тогда Стефан собрал всех мастеров и они сделали еще девять машинок. Лучшие арбалетчики потренировались на заднем дворе, потом подняли все десять машинок на стену и прямо днем обстреляли посты Каспера. Люди Каспера разбежались, а наши конники выехали за ворота, забрали убитых и раненых, собрали все стрелы, а деревянные укрепления полили спиртом и подожгли. Когда прискакал отряд латников Каспера, наши люди все уже были за стенами. А Каспера и его латников мы тоже обстреляли. Под Каспером опять убили лошадь, и его люди отступили. Ну и что? Он отодвинул посты подальше от стен замка. И все.

На следующий день мы установили машинки на повозках, выехали за ворота и опять разогнали всех людей Каспера. Но убили только четверых. И одного захватили в плен. И на следующий день мы их опять разогнали. Но убили только лошадь. Подцепили к повозке, отволокли в замок, и селяне ее съели.

А на следующий день мы потеряли две повозки, четырех лошадей и трех человек. Потому что ночью люди Каспера вырыли ямы, в дно вбили заостренные колья, а сверху замаскировали. Больше мы на посты днем не нападали.

ГЛАВА 17

О том, как мы заманили Каспера в ловушку.

Люди Каспера с баграми дважды в день ходят вдоль реки и ищут трупы. Вытаскивают на берег, а вечером проезжает подвода, всех подбирают и отвозят в лес. Там вырыта большая длинная яма, их туда сваливают. Но пока не закапывают.

Тетя Элли сказала, что на эпидемию теперь рассчитывать нечего, потому как осень. Холодать стало.

А отец задумал какой-то план. Долго-долго обсуждал его с тетей Элли. Потом с Уртоном. Потом наши лучшие воины вдруг стали каменщиками. Целыми днями таскали на носилках камни к началу туннеля. А Уртон посадил свою мать на цепь в подземелье со скелетами. Правда, дал много-много теплой одежды и одеял. Но все — самое старое и рваное. А еще дал два светильника. И бочонок светильного масла. Я хотел поговорить с ней, но она, видимо, сошла с ума. Потому что несла полный бред и не хотела из подземелья уходить. Как всегда, я пошел за советом к тете Элли. Она сказала, что все в порядке. Это часть плана моего отца. Но она не может мне ничего рассказать, потому что дала слово дракона никому не рассказывать. Когда давала слово, не подумала, что меня надо отдельно обговорить, но теперь поздно. Я должен сходить за разрешением к отцу.

А через четыре дня один из пленных людей Каспера на допросе чем-то обидел отца, тот приказал отвести его в подземелье скелетов, приковал рядом с матерью Уртона и сказал, что скоро в этом зале будет на два скелета больше. Мать Уртона начала обзывать отца нехорошими словами, но он совсем не обращал на нее внимания.

Ночью я лег спать и чуть все не пропустил. Угадайте, кто меня разбудил? Саманта! Но она тоже ничего не знала, только видела, что что-то затевается, потому что все солдаты готовились к бою. И мы тоже приготовились к бою. А потом я сбегал к тете Элли и понял, что что-то будет. Потому что перед ней на столе лежал огромный, больше человеческого роста, меч с рукоятью в форме лопаты. Чтоб она могла его во рту держать.

— Не бойся, Джон, до этого не дойдет, — кивнула она на меч. — Это для успокоения. Очень уж я волнуюсь.

А еще я увидел в подвалах, что шлюз закрыт, воды там почти по пояс, а пленный и мать Уртона из зала скелетов исчезли. Я побежал и доложил об этом отцу.

— Все нормально, Джон, все нормально, — сказал отец. — Ты бы поспал еще часа два. Пока время есть.

Ха! Поспал! В замке к этому времени только куры спали. Я рассказал обо всем Саманте и полез на главную башню. Саманта — за мной.

Не поверите, в лагере Каспера происходило то же, что и у нас. Бесшумная возня. Мне в подзорную трубу было видно, как люди и всадники то и дело закрывали собой пламя костров. Я спустился и рассказал об этом отцу. Отец дружелюбно разговаривал с матерью Уртона. А во дворе стояли оседланные кони наших рыцарей. И сами рыцари были в доспехах.

Но тут я услышал особый свист драконы. И поспешил в подвал. Отец и Уртон поспешили за мной. А за ними — много-много арбалетчиков и лучников. Саманта наконец-то отлипла. Она боялась тети Элли.

— Идут. Я их слышу, — сказала тетя Элли. Все воины поспешили к шлюзу. Воды было уже больше, чем по пояс. Но отец приказал унести факелы в коридор, оставив только один маленький светильник.

Мы замерли, выстроившись с обеих сторон от шлюза, вдоль стен. Нас было человек шестьдесят. Когда глаза мои привыкли к темноте, в глубине туннеля я увидел отблеск факела. Изменился шум воды. По туннелю шли люди. Мы стояли, затаив дыхание.

Когда факельщик, который брел по грудь в воде первым, почти вышел из туннеля, отец отделился от стены и выплеснул на него ведро спирта. Вода загорелась!

— Факелы! — закричал отец. Я не понял, что он кричал, потому что закричали все разом. И наши люди, и люди Каспера. Но, кто надо, понял. Потому что наши люди знали, что кому делать. Арбалетчики стали стрелять в туннель. Отец с Уртоном принялись торопливо крутить ворот шлюза. Только я не знал, что мне делать, и смотрел во все глаза. Спирт на воде очень быстро начал гаснуть, но люди уже принесли факелы.

— Стрелы! Всем пригнуться! — закричал — кто бы вы думали? Мой отец! А вода уже ревела в шлюзе. Арбалетчики по-очереди подбегали к туннелю и стреляли в темноту. Пустые арбалеты отбрасывали к стене и бежали к двери. Из-за двери кто-то подавал заряженные.

Заслонка шлюза была уже полностью поднята. Поток ревел! Я понял, почему отец так кричал. Попробуйте удержаться на месте в ревущем потоке, если стены гладкие и склизкие, а вы стоите на корточках. Людей Каспера потащило течением мимо нас. Уртон и Стефан схватили большие колотушки и начали бить тех, кого проносило течением мимо них. А арбалетчики опустились на одно колено вдоль обеих сторон канала и стали тыкать в них мечами. Я тоже достал меч и стал тыкать в людей Каспера, Я целил в лицо или шею, потому что остальное было закрыто доспехами, но попадал не всегда. Очень уж быстро несла их вода.

Когда основная вода схлынула, Уртон закричал:

— Засада! Нас предали!

— Спасайся! Уходим! — подхватил отец. А наши люди кричали:

— Бей Каспера! В погоню!

— Нас предали! — завопил я во всю глотку.

— В погоню! — ревел Стефан.

— Богдан, за старшего! — распорядился отец. — Проверь нижний туннель. Но не рискуй. Ты знаешь, что будет. — И побежал наверх. Уртон и Стефан — за ним. А я — за Стефаном.

Наверху было красиво и страшно. Потому что все мужчины, сколько их ни было в замке, поднялись на стены. Весь замок был освещен факелами. Столько народа на стенах я ни разу не видел. Мы тоже поднялись на стену. Люди Каспера готовились штурмовать замок. Их было очень много.

— Победа! — закричал отец. — Лазутчики уничтожены! Все, до одного!

Что тут началось! Наши люди радостно кричали и размахивали оружием. Я тоже кричал и махал мечом. А меч мой был в крови, и это видела Саманта! А потом отец назначил награду за голову и правую руку Каспера. Пятьсот золотых. Люди Каспера недовольно зашумели. Мол, Каспер воюет честно, а отец — нет.

— Ах вы, недоноски! — снова закричал отец. — Кто еще не пробовал мочу дракона?! — и махнул рукой. Помощник Стефана поднес факел к ложке катапульты и нажал на рычаг. Эта катапульта была намного меньше той, которая развалилась от первого выстрела, но все же пылающий ведерный глиняный кувшин со спиртом кометой ушел в небо. И упал посреди людей Каспера. Правда, горящую тряпку задуло встречным ветром, пока он летел, и спирт не загорелся. Но десять лучников начали пускать в то место из длинных луков горящие стрелы, и через секунду спирт вспыхнул. От огня никто не пострадал, только троих убило стрелами, и одного — кувшином со спиртом, но люди Каспера очень испугались. А отец уже спустился со стены и сел на коня. И Уртон, и даже Стефан. Я отобрал у какого-то солдата короткий лук, забросил за спину два колчана со стрелами, вскочил на коня и спрятался за углом. А когда оглянулся, за мной, тоже на коне, выжидала момента Саманта. Я хотел ее прогнать, но не успел, так как ворота открылись, и наши всадники устремились на врага. А за ними — мы с Самантой.

23
{"b":"31110","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тени ушедших
Нелюдь
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Экспедитор
Школа спящего дракона
Мод. Откровенная история одной семьи
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Дети лета
Психология влияния