ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путешествия во времени. История
Синдром зверя
Мы взлетали, как утки…
Правила нормального питания
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Поступки во имя любви
Русь сидящая
Дочь авторитета
Побег без права пересдачи
Содержание  
A
A

На четвертый день тетя Элли сказала, что ребра уже не так болят, смирилась со своим уродством, положила голову на подоконник, и весь день смотрела в окно. Если бы только смотрела… «Ой, Джон, смотри, курочка! Лошадка! Собачка!». И так весь день. Как будто я курочек не видел. А в дверях весь день мужики толпились, дракону рассматривали. Все тепло выпустили, зал застудили, такой сквозняк устроили, что я насморк получил. Одних выгонишь, через пять минут другие голову в дверь суют. Нет, чтоб войти и дверь за собой прикрыть, если невтерпеж, так приоткроют и тепло выпускают. Войти боятся.

На пятый день тетя Элли с невероятным упорством принялась ползать по залу. Круг за кругом. Задыхалась, плакала, стонала, но все равно выбрасывала вперед лапы и, извиваясь, подтягивала тело.

— Ничего, Джон, мы еще увидим небо в алмазах, — стонала она. — Мы еще испытаем щемящее чувство невесомости!

После обеда отец собрал самых уважаемых людей замка и стал решать судьбу тети Элли. Как ей дальше жить.

— Папа, если ты опять замуруешь леди Элану, я уйду из замка навсегда. Слово лорда, — твердо сказал я.

— Подожди, сын, не суетись. Выслушаем сначала леди Элану.

— Ах, мой лорд, вы должны признать, что я честно отсидела в темнице свой срок до конца. Я не делала попыток выбраться оттуда, или позвать друзей на помощь, хотя искушение было страшным. Так, неужели, когда само провидение освободило меня, вы вновь захотите лишить меня свободы? Я ждала этого дня двести лет.

— Леди, что вы сказали насчет своих друзей?

— А Джон не говорил вам? Я могла позвать их с тех самых пор, как ожили мои очки.

— То есть, вы могли позвать их и тогда, когда Каспер стоял под стенами замка?

— Могла, мой лорд. Но это было наихудшее, что я могла бы сделать. Боюсь, тогда от замка не осталось бы камня на камне. А теперь взгляните в окно.

Мы распахнули рамы и высунулись по пояс. Тетя Элли спросила, не жалко ли нам столба коновязи, после чего из ее очков вырвался ослепительный, тонкий, как вязальная спица, луч и перерезал столб наискось. Стефан вышел на улицу и принес обрубок. Срез был ровный и чуть обугленный.

— Я не буду пытаться задержать вас силой, леди, но есть предание… — произнес мой отец.

— Предание ушло в прошлое. Случай, о котором в нем говорится, уже позади, — ответила дракона. — И лучшее тому доказательство — то, что сами стены замка отпустили меня. Что же касается клятвы, то ваша совесть чиста и честь незапятнанна. Все произошло само собой.

— Вы покинете нас, леди?

— Не сразу, мой лорд. Я превратилась в развалину, и мне просто стыдно в таком виде показываться на глаза драконам. Если позволите, я поживу в замке еще пару месяцев.

В общем, все кончилось хорошо. Слишком все любили и уважали леди Элану, чтоб заново замуровать в камень.

А тетя Элли доползалась. Чешуя на брюхе еще не выросла, и она протерла шкуру до крови. Очень удивилась и начала рассуждать о какой-то сигнальной системе. Что нервные окончания еще не проросли и не проводят болевые сигналы. Саманта слушала-слушала, а потом сказала:

— Если поросенка на главной башне за хвост повесить, вот это будет сигнальная система!

Глупышка еще совсем. Но ничего. Мы с тетей Элли да с академами ее натаскаем. А вот то, что процессы регенерации в организме тети Элли замедлились, по ее словам, раз в пять — это серьезно. Тетя Элли говорит, что не только регенерация, но и все прочие. Это связано с изменением метаболизма и уменьшением температуры тела. И все это — из-за длительных голодовок. Она перешла на образ жизни хладнокровных, а теперь нужно вернуться к нормальному. Но, если на обратную адаптацию еще двести лет уйдет, то лучше бы ей там, в подвале остаться.

А когда Саманта и остальные ушли, тетя Элли рассказала мне, что в ее очках почти не осталось энергии. Вся ушла в луч, когда она столб срезала. И подсистема радиосвязи не работает. Это еще с тех времен, когда она в катере кувыркалась. Поэтому она не смогла позвать спутника, и друзья не пришли ей на помощь. Она обманула отца, когда сказала, что в любой момент может друзей позвать. Но все равно, обманывать друзей нехорошо, и я не должен брать пример со старой грешницы. Я спросил, как же она свяжется со своим спутником, а она ответила, что это как раз не проблема. Можно выложить на земле белыми камнями волшебное слово из трех букв. И, как только его увидит спутник, сразу появятся ее друзья. А если ей удастся разыскать свой катер, то и вообще все проблемы решены.

— Тетя Элли, Йорик как-то раз написал на стене волшебное слово из трех букв, и сразу появился Стефан. Но — что характерно — Йорик не обрадовался.

Шутка была так себе, но мы от души посмеялись. Просто потому что все так хорошо кончилось. Смеялись так долго и весело, что даже мамаша Флора проснулась и выглянула в зал.

А вы знаете это слово? SOS! Боюсь, на всей Танте его знаем только мы с тетей Элли.

— Тут все дело в температуре, — внушает мне тетя Элли. — Уменьши температуру на десять градусов, и скорости химических реакций замедлятся в десятки и сотни раз. А организм живого существа — это одна большая химическая реакция.

На самом деле тетя Элли не меня, а себя убеждает. А по-моему, у нее и так все отлично идет. Сегодня первый раз по нужде во двор вышла. Нехорошо вообще-то получилось. Она — по нужде, а весь народ, сколько его в замке было, на стены. На нее смотреть. Среди селян, конечно, разговоры пошли, мол, что это за дракон, если он еле ползает. Поэтому я пустил слух, что тетю Элли так сильно камнями покалечило. Вот через месяц-другой оклемается, тогда пусть кто попробует ее ящерицей назвать!

А аппетит у тети Элли вдвое вырос. Это первый признак, что все на поправку идет. И еще одна странность. Раньше чешуя у нее была где посветлей, где потемней, но зеленая. А сейчас — темнеет с каждым днем. Скоро совсем черной станет.

Сегодня дракона первый раз обошла вокруг замка. Внутри снег был утоптан, но снаружи — почти по пояс. Поэтому тетя Элли посадила нас с Самантой себе на спину. Устала сильно, замерзла, но сказала, что с завтрашнего дня начинает бегать вокруг замка утром и вечером. А все остальное время будет тренировать крылья, растягивать перепонку. Кстати, ест она теперь как люди. Ложкой. Стефан выковал. Держать ложку ей еще неудобно, пальцы слабые и короткие, но дракона сразу перестала стесняться, и столовничает в одно время со всеми. Раньше ела или позже, или раньше.

Вы не видели? Она перелетела через стену замка! Честно скажу, сомневался, что драконы летают. Очень уж они тяжелые. Да, крылья у них есть. Ну и что? У курицы тоже крылья есть. Теперь все разговоры — о весенней экспедиции в восточные горы. Будем искать катер тети Элли.

— Леди Элана, чем просто так летать вокруг замка, давайте я познакомлю вас с охотничьими угодьями, — предложил как-то после завтрака отец. — Заодно перед соседями похвастаюсь, — с улыбкой продолжил он.

Я думал, тетя Элли откажется. Ведь, если вы леди, то не пристало вам изображать верховую лошадь. Баловство это. Но тетя Элли с радостью согласилась. Сказала только, что еще нетвердо встала на крыло, нужно недельку потренироваться. А через три дня уже катала на себе… Думаете меня? Йорика! Мне было очень обидно. Но тетя Элли сделала строгое лицо и сказала:

— Напоминаю, наиболее опасные опыты проводятся на наименее ценных членах экипажа.

А потом улыбнулась и добавила:

— Отвечать нужно: «Эх, чего я только не перепробовал во Вселенной!»

Я так и ответил. И мы полетели. По первому разу впечатление — так себе. То есть, если и бывает хуже, то очень редко. Но, когда привыкнешь — словами не передать. Видно в десять раз дальше, чем с самой высокой башни. Тетя Элли кругами поднималась все выше и выше и горизонт отодвигался все дальше и дальше. Морозный воздух обжигал легкие, и я изрядно продрог. А тетя Элли запарилась. Можете мне не верить, но я видел на горизонте замок сэра Сноу!

33
{"b":"31110","o":1}