ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Джон, ты живой?

— Эх, чего я только не перепробовал во вселенной! — отозвался я. — А ты?

— Сейчас проведу инвентаризацию, — она пошевелила плечами, развернула и сложила крылья, кокетливо повиляла задом. — Ты знаешь, это удивительно, но все на месте.

На самом деле ей, конечно, здорово досталось, потому что целых два дня она прихрамывала на левую заднюю лапу. Но это были мелочи жизни, и мы занялись ремонтом катера. Это совсем просто, потому что мы поручили все киберам. Тетя Элли набрала нужную команду на клавиатуре пульта, потом мы спустились в трюм и выпустили киберов из стенных шкафов. Они там были так ловко прихвачены к стенкам, что совсем не побились. Мы выпустили только шестерых, а дальше они сами выпустили остальных и начали чинить друг друга. Тетя Элли подозвала одного, открыла створки на брюшке и показала, что там внутри. Что снаружи, то и внутри. Железные шкатулки и блестящие детальки. Так что я совсем не удивился. Потом мы поднялись на верхнюю палубу и подыскали тете Элли новые очки. Тетя Элли положила и новые, и старые рядом с компьютером, вытянула два шнурка с блестящими наконечниками и воткнула в очки. Сказала, что сливает информацию из старых в новые. Пока информация переливалась, тетя Элли хотела показать мне, где она жила. Но, только заглянула в комнату, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной.

— Извини, Джон, у меня там не убрано.

Я все-таки убедил ее, что все понимаю, и порядка там не может быть, если катер катился с горы. А что было в комнате, словами передать трудно. Все вещи свалились в один угол, потом их залило водой — мне по пояс, а то и выше, все заплесневело, выросли какие-то корешки, лианы, потом все высохло, и растрескалось. Жуть. Словно огромная паутина.

— Тетя Элли, откуда здесь столько воды?

— Из матраса. Мы матрасы водой надуваем. Мой лопнул, и вот… — на глазах у нее появились слезы. Потому что на стенах висели ее любимые картины. А теперь от них одни гнилые рамки остались. А еще у нее там был аквариум с голубыми дармоедами. Лианы — это из него. Потом разрослись.

— Летим домой, Джон, — предложила тетя Элли. — Здесь киберам на месяц работы.

И мы полетели домой. Тетя Элли летела низко и постанывала, Все-таки она крепко приложилась к стенке. А мне было грустно, потому что через месяц она улетит домой. Теперь — точно улетит.

— … можно и не восстанавливать. Хватит одной нуль-т камеры. Но, представляешь, какой будет эффект. Я приглашаю друзей, они прилетают, а мой катер блестит на солнце как новенький! Сразу другая категория аварии. Не катастрофа, а просто неудачная посадка в горной местности с вынужденной задержкой для ремонта. Совсем другой коленкор.

Мысли тети Элли были уже далеко-далеко. Не будет ее шарик сиять как новенький. Там на корпусе такие вмятины, словно на кирасе рыцаря после хорошего боя. И ноги у шарика отломаны.

Почему, когда сделаешь хорошее дело, становится так грустно? Я же десять лет назад знал, чем все кончится. И долбил камень. А мог бы не долбить. Мог бы перестроить крыло замка, убрать стену, углубить пол, прорубить высокие, широкие окна, чтоб тетя Элли видела солнечный свет. И она воспитала бы моих детей и внуков.

Я сам выбрал. И хватит об этом.

ГЛАВА 24

О том, как прилетел Тимур, и тетя Элли улетела.

Мы, как всегда, завтракали в обеденном зале. Как всегда, Саманта подала хлеб моим родителям и пошла разносить остальным. Как всегда, я поймал ее за талию и усадил себе на колени. А потом — рядом с собой. Лорд я, или не лорд? Что хочу, то и делаю. Отец, конечно, сделал хмурое лицо, но глаза его смеялись. Другая служанка уже стояла наготове. Она забрала у Саманты корзинку с хлебом и пошла вдоль столов.

Впрочем, я не всегда останавливаю Саманту. Иногда, когда она провинится, я делаю вид, что не заметил ее. Тогда ей самой приходится разносить хлеб по всем столам. Все это видят, и на Саманту со всех сторон сыпятся соленые шутки, обидные намеки и щипки сзади. Саманта дуется на меня до самого вечера.

Но сегодня все шло как обычно. Не успела еще Саманта пересесть с моих колен на свое законное место, как тетя Элли вскочила, опрокинув стол.

— Джон, нуль-т сработало! Кто-то прилетел. Лорд Райли, простите великодушно. Боже мой, как я насвинячила! — И вдруг закричала в полный голос. (Вы должны понять, что когда дракон кричит в полный голос в замкнутом помещении с каменными стенами, это на самом деле получается ГРОМКО.)

— ДА! ТИМУР!!! ЭТО! Я! Я! КАК! ТЫ! МЕНЯ! НАШЕЛ?! Джон! Это! Тимур! Ой, я лучше выйду! Простите меня пожалуйста!

Многие зажали уши ладонями и упали лицом на стол. Попробуйте так сделать, и поймете, что стало с мисками и тарелками. Саманта, например, отправила свой завтрак на колени отцу, а мой — на подол своего платья. Поскольку ложка мне стала как бы ни к чему, я бросил ее на стол и выскочил вслед за драконой.

— Джон, это Тимур! Ты его знаешь, он на портрете в моей комнате. Он за мной прилетел. Нет, я этого не вынесу. Летим ему навстречу. Ты обязательно должен его увидеть!

И мы полетели. Так быстро тетя Элли еще не летала. Со мной, во всяком случае. Потому что меня чуть ветром не сдуло. А когда увидела черную точку, летящую нам навстречу, снизилась и села на луг.

Дракон тоже сел на луг в нескольких метрах от нас.

— Долго же я тебя искал, — сказал он чуть сердито, будто они только вчера расстались. Тетя Элли потупилась и поковыряла лапкой землю.

— Я стала умненькой-благоразумненькой. Перечитала всю классику и заново повторила аналитическую геометрию.

— Никак исправилась?

— Угу, — ответила тетя Элли и тяжело вздохнула.

А потом они начали обниматься и целоваться. Я отошел, чтоб им не мешать. А затем они подлетели ко мне.

— Познакомься, это лорд Джон из рода Конгов, — сказала тетя Элли. — Это он вернул мне честь и свободу. Он, и его отец, лорд Райли.

— Очень рад с вами познакомиться, лорд Джон Конг, — произнес дракон и пожал мне руку.

— Ты все перепутал! — рассердилась на него тетя Элли. — Я же предупреждала, если человек лорд, то ему достаточно имени. Фамилию называть не нужно.

— Простите, меня, лорд Джон, — извинился дракон.

— А вас зовут Тимур, — сказал я. Мне тетя Элли много о вас рассказывала.

Дракон удивленно поднял брови.

— Тетя Элли — это я, — пояснила леди Элана. — Несколько поколений Конгов рождались, росли и умирали у меня на глазах. Я здесь вроде старого фамильного привидения. Летим, я представлю тебя своим друзьям.

Знакомство растянулось на три дня. Мы с тетей Элли и Тимуром облетели всех вассалов моего отца. Садились ненадолго в каждом замке, я представлял Тимура как жениха леди Эланы, тетя Элли здоровалась со всеми. Она помнила всех по именам, и всем это очень нравилось.

— Не обижайся. Это политика. Я должна уходя оставить крепкие тылы, — объясняла тетя Элли Тимуру. — Ты не представляешь, какие интересные здесь обычаи. Собраны феодальные традиции со всей западной Европы, перемешаны с восточноевропейскими, добавлено кое-что из Поднебесной и Островов Восходящего Солнца. Поэтому, если не знаешь, как себя вести, просто действуй уверенно. Будто ты всю жизнь так делал.

Смешная идея, правда? Но затем я подумал, что если даже лорд не может себя вести так, как хочет, то зачем тогда вообще быть лордом? Но самое смешное, что все в округе уже знали, что произошло в нашем замке. Из уст в уста передавали, что тетя Элли так громко закричала, что все драконы на три дневных перехода вокруг ее услыхали и слетелись. И было их не меньше десятка. Так и рождаются сказки.

Мы еще раз слетали к катеру, чтоб Саманта тоже увидела его. А заодно, проконтролировать ход ремонта. С нами была Перли. Но тетя Элли сразу уложила Перли в биованну, Перли уснула, все проспала, и говорить о ней нечего. Разве что упомянуть, что клеймо с плеча исчезло. Но это случилось два дня спустя. А может, и раньше, просто никто не заметил.

35
{"b":"31110","o":1}