ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мельнице Джафар тщательно осмотрел то, что осталось от плотины. К сожалению, осталось довольно мало. Видно, в какой-то год половодье было особенно сильным. Зато колесо сохранилось совсем неплохо. Джафар осмотрел помещение, куда выходил вал, измерил рулеткой расстояния, зарисовал все.

– Здесь мы поставим генератор, – сказал он.

Кора всплеснула руками, указала пальцем на жернова.

«Это»?

– Нет, вернемся – покажу.

– Чтоб вы все сдохли в страшных муках, кррровопийцы! – костил Джафар комаров по Земному, по местному, по местному старому, тысячелетней давности, снова по Земному. Обе руки были заняты огромной колотушкой, которой он загонял в дно столбы для будущей дамбы, и комары этим безжалостно пользовались. Столбов нужно было огромное количество – больше пятидесяти штук. За день удавалось установить не более десяти. Джафар поражался трудоспособности и деловой сметке Коры. Но спорить с ней было невозможно. Как только он высказывал свое мнение, девушка считала обсуждение законченным. Один раз он даже прикрикнул на нее. Кора заплакала, убежала. Джафар пошел за ней, утешать и извиняться, но столкнулся в дверях. Карточки с буквами, которые она несла, рассыпались по полу. Джафар утешил ее, посадил за стол, собрал карточки.

– Ну а теперь, что ты хотела написать?

Шмыгая носом, она выложила фразу: «Я ПОМОГАТЬ А НЕ СОВЕТОВАТЬ». Долго раздумывал Джафар над этим шедевром, потом призвал на помощь прикладную психологию. Сначала предлагал ей нарисовать свой вариант, потом сравнивал со своим. Или давал на выбор несколько вариантов, и спрашивал, какой лучше.

Постепенно сложился распорядок дня. С утра – завтрак, учеба, проверка хода дел у киберов. Джафар дал им приказ починить ВСЕ, но при этом тратить не больше половины вырабатываемой за сутки электроэнергии. Поэтому трудового энтузиазма киберам хватало не больше, чем на полчаса. Иногда Джафар корректировал график работ, предлагал начать с ремонта того, что требовало меньших затрат энергии. Это называлось планерка. Потом – уход за лошадьми. В основном, это делала Кора, но Джафар учился, и при необходимости, мог уже все сделать сам. Дальше шли «работы по созданию гиганта гидроэнергетики» – строительство дамбы. Потом – опять уход за лошадьми, прогулки верхом, ужин, занятия с Корой, сон. Ложились рано – Джафар экономил энергию. Все, что можно, делали на открытом воздухе. Построили летнюю кухню, столовую, навес для лошадей. Кора хотела сделать стены из жердей и ивовых прутьев, но Джафар обтянул все полупрозрачным, чуть зеленоватым пластиком. Получилось красиво. Лошадям тоже понравилось.

Кора уже привыкла в случае затруднения с языком жестов бежать за карточками с буквами и выкладывать из них фразы. Вот и сейчас она появилась с коробкой карточек под мышкой. Но на этот раз Джафар забрал коробку, положил перед ней лист бумаги, карандаш, и сказал:

– Пиши.

Морща лоб от напряжения, она вывела печатными буквами: «Я баюсь этих железных». Джафар исправил ошибки, рассмеялся. Он давно был готов к такому повороту событий, подготовился сам, и подготовил киберов.

– Ну и дура! Во-первых, они втрескались в тебя по уши, как только проснулись, а во-вторых, они сами тебя боятся, потому что ты на них косо смотришь, и ни разу не погладила. Мне Голова говорил.

«Они сидят, смотрят», – написала Кора.

– Они голодные. Они едят электроэнергию, а ее у нас – на одного не хватит.

Больше Кора киберов не боялась. Она их жалела. Проходя мимо, гладила по головам. Киберы отвечали басовитым мурлыканием. Через три дня на киберах оказались одеты меховые жилетки. Вся четверка приобрела удивительно уютный, домашний вид.

– Вот здорово, как ты догадалась? – восхитился Джафар.

«Голодные всегда мерзнут», – написала Кора.

Первая часть работы была сделана. Столбы вбиты на расстоянии около метра один от другого, между ними натянута в десять рядов нержавеющая проволока, закреплена гвоздями. Теперь Кора вплетала между рядами проволоки ивовые прутья. К счастью, ив в зоне затопления хватало. Пока она занималась стеной, Джафар трудился над колесом. Приподнял его на полметра, заменил деревянную ось на железную. Вместо подшипников скольжения установил огромные роликовые подшипники. Удлинил лопасти на пятьдесят сантиметров коробами из титанового сплава. Четырехметровое колесо теперь сияло на солнце, и приобрело современный, индустриальный вид. Неделю Джафар возился, поднимая на метр стены желоба, подводящего воду к колесу, и переделывая шлюз для спуска излишков воды. Затем изготовил волокушу, и с помощью Коры, Хайкары и крепких выражений, перетащил из бункера к мельнице шестисоткилограммовый генератор с повышающим редуктором на валу. Привел кибера, объяснил задачу, заставил рассчитать наилучшее место для генератора. Снял в указанном месте грунт на глубину полуметра, засыпал сухим песком, щедро залил эмульсионкой – далеким потомком цемента. Пока эмульсионка схватывалась, потратил два дня на укрепление стен и ремонт крыши. Снова позвал кибера, заставил выставить генератор соосно мельничному колесу, засыпал песком станину и залил эмульсионкой. Кора тем временем закончила «самый большой плетень в мире». Между старой дамбой и стеной, которую они поставили, образовался трехметровый коридор шестидесятиметровой длины. Кроме того, новая дамба должна была быть на метр выше старой. Когда Джафар объяснил Коре, что этот коридор надо весь засыпать, та села на край дамбы и тихонько заплакала.

– А ну-ка посмотри мне в глаза. Ты боишься, что не справимся? – удивился он.

Кора достала из-за голенища кинжал, огляделась и начала царапать на песке:

«Лето кончается. Картошка не сажена. Хлеба нет. Сено не кошено. Трех лосей убили. Браконьерство это. Зимой голодать будем. Лошади помрут. В доме печки нет. Замерзнем».

– Фу-ты, елки-палки. Я думал, у тебя что-нибудь серьезное. Заработает генератор, все будет. И тепло будет, и еда будет.

«Зимой река замерзает. Мельница не крутится».

У Джафара холодок пробежал по спине.

– Река до дна промерзает?

«Нет. Только сверху».

– Тогда выкрутимся.

Кора тут же успокоилась, повеселела, зато Джафар впервые задумался о зиме всерьез.

Насыпать мешок – десять лопат песка, влить ведро разбавленной донельзя эмульсионки, отрезать кусок веревки от бухты, завязать мешок, забросить на телегу. Взять следующий, насыпать, плеснуть эмульсионки, завязать, на телегу. Наконец, телега вся покрыта мешками. Больше нельзя – лошадь не свезет. Пока он везет, сгружает мешки в грязь между старой дамбой и забором, Кора готовит новые мешки. Сматывает с рулона метровый кусок бесконечного пластикового чулка, отрезает, перетягивает с одного конца веревкой. Мешок готов. Джафар скидывает последний мешок в грязь. Еще один метр. Нельзя так жидко эмульсионку разводить. Не схватится. Или через год схватится. А что делать, если ее на складе – меньше тонны сухого порошка. На главной базе – навалом. Там всего навалом, кроме энергии. А тут, у меня, флаер простаивает. Час – туда, час – оттуда, полтонны эмульсионки. Только сначала надо плотину сделать, аккумуляторы флаера зарядить, а уж потом – час – туда, час – сюда. Замкнутый круг. Кора, умница, славная моя. Опять мешки наполняет. Сказал же ей, чтоб отдыхала, пока я не вернусь. Двужильная она, что ли? Пожалел девушку, защитил, называется. Вкалывает, как негр на плантации. Как десять негров. Песок на зубах, песок за воротом, нельзя комбинезон снять, комары, слепни. Надо поручить киберам сделать ультразвуковую отпугивалку. Только бы не забыть до вечера.

– К-х-ора, кхе, сказал же тебе, подготовила мешки – отдохни.

Стрельнула глазами, и опять насыпает.

– Кора, отложи лопату, посмотри мне в глаза. Ты почему не слушаешься?

Вынула кинжал, царапает на песке. Почему она всегда с кинжалом?

«Там киберы голодные».

– Славная моя, днем раньше, днем позже, неважно. Им от голода не больно, пойми. Только спят, и все. Даже не спят, дремлют. Я тебе потом все о них расскажу. А зачем ты все время кинжал носишь?

15
{"b":"31111","o":1}