ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Киберы!!! Что с ним?!

Киберы подбежали, содрали защитные кожухи, засуетились в механизме.

– Пробой силового напряжения шесть тысяч вольт в питающую сеть низкого напряжения вызвал разрушение электронных цепей саркофага, биованны и томографа, – доложил один из киберов. – Пробой произошел из-за разрушения изоляции кабеля после истечения регламентированного срока хранения и эксплуатации.

Джафар завыл раненым волком. Кора открыла глаза.

– Кхх-ак Ки-рик?

Джафар оглянулся. Дракон лежал на полу, глаза закрыты, но дышал.

– Жив Кирик. Через три дня совсем здоров будет. Ты только потерпи чуть-чуть, я тебе регенерина вколол, еще немного потерпи, и все будет хорошо, ты меня слышишь, только чуть-чуть продержись.

– Кас-андра ска-ала десять лет… Не прого-няй Джулию… Она помо-жет…

– Ну что ты, Корушка, тебе больно, я сейчас обезболивающего…

Стеклянные глаза Коры смотрели в потолок.

Джафар действовал как автомат. Были дела, которые должны были быть сделаны, и он их делал. Отстегнул и снял с головы дракона шлем, ввел в вену снотворное, смазал обезболивающей мазью обугленные участки там, где металлические детали шлема мнеморекордера соприкасались с чешуей дракона. Бросил киберам: «Все починить и доложить». Пошел в конюшню, проверил, задано ли сено, все ли в порядке у лошадей. Обошел зачем-то все помещения базы. В кабинете Коры горел свет, светился экран компьютера. Перед уходом Кора редактировала какой-то файл. Записал файл, выключил компьютер. Пошел к мельнице. За немытым два года окошком все так же хлопали картами об стол четыре скелета. Прошел по дамбе. Вспомнил, как они с Корой насыпали мешки, гуляли по дороге из желтого кирпича. Упал грудью на землю, задрожал. Слез не было, только холодное отчаяние и равнодушное одиночество внутри.

Подошел к анабиозному саркофагу. Аппаратура работала, но все приборы показывали, что внутри лежит труп. Поднялся в свой кабинет, одел кольчужную рубаху, снял со стены меч, щит. Вышел во двор. Разметил могилу под деревом, там, где Кора любила сидеть в шезлонге, наблюдая, как он дрессирует лошадей. Мечом и щитом выкопал могилу. Вынес тело Коры, завернул в свой рыцарский плащ, закопал. Очистил от земли и воткнул в холмик рукояткой вверх рыцарский меч.

С драконом было совсем плохо. Простейшие физиологические реакции, не требующие деятельности головного мозга. Джафар подключил его опять к аппаратуре искусственного питания, попробовал, как делала Кора, питательную смесь, машинально проглотил, не запомнив вкуса. Шесть тысяч вольт выжгли все восемь полушарий головного мозга дракона, повредили шейный участок спинного. Сейчас шел процесс регенерации. Но Джафар по себе знал, что полная регенерация головного мозга – мечта. Мозг – это немного больше, чем просто несколько тысяч граммов нервных клеток.

Дракон поправлялся. Включились простейшие инстинкты. Джафар теперь держал его в наркотическом сне. Две недели спустя после гибели Коры он надел на голову дракона шлем мнеморекордера и попытался снять матрицу памяти. Сканеры шлема не обнаружили мозговых структур памяти. Еще две недели спустя сканеры засекли мозговые структуры, но сообщили, что память дракона пуста. Тот же результат был получен спустя еще две недели. Джафар решился на вторичную запись матриц в мозг дракона. Это было чрезвычайно опасно. Могло произойти интерференционное наложение. При этом подавлялись самые прочные, устойчивые воспоминания, но любая бредовая мысль, самое дикое желание, резонансно усилившись, могла приобрести силу безусловного приказа. Джафар поменял матрицы местами, но все они были сняты с его мозга, поэтому опасность оставалась. Другого выхода он не видел. Запись прошла намного хуже, чем в прошлый раз. Проверочное считывание показывало совпадение 69 – 93 процента. Это говорило либо о том, что не удалась запись, либо о том, что у дракона появился личный жизненный опыт, но скорее о первом. Альфа-ритмы сходились чрезвычайно медленно. Прогноз показывал, что они совпадут только через трое суток. Джафар начал готовиться к переезду на главную базу. Киберы упаковывали все ценное, что не нужно было в ближайшую неделю дракону или Джафару, грузили во флаер, Джафар летел на базу, разгружал, возвращался. Работал по двенадцать часов в сутки, как автомат. Пятый кибер. Ни эмоций, ни интереса. Дракона по-прежнему держал в сонном состоянии, откладывал пробуждение до последнего момента.

На четвертый день, посадив флаер, увидел, что ворота ангара взломаны. Взломаны изнутри. Вошел внутрь. Киберы сообщили, что дракон ушел через 10–15 минут после его отлета, значит часов пять назад. Никаких приказов от дракона не поступало. Джафар равнодушно прикинул в уме, что если дракон не воспользовался кнопкой открывания ворот, или ручным механизмом, значит с памятью не все в порядке. Приказал киберам все починить и пошел по следам. Следы вели на северо-запад. Дракон шел, повернувшись спиной к солнцу. Видимо, яркий свет раздражал глаза.

Восемь километров спустя след шел все так же прямо. Лес кончился, начались поля и небольшие рощицы. Внезапно след резко свернул. Джафар посмотрел в том направлении. Что-то лежало в поле. След изменился, стал редким, глубоким, потом вдруг исчез. Джафар побежал. По полю разбросаны обломки телеги, тела мужчины, женщины, разорванная туша лошади. У лошади оторвана задняя нога, она лежала тут же, пережеванная и выплюнутая. Грудная клетка женщины смята и сломана страшной когтистой лапой. На лице – выражение боли и ужаса. Мужчина и обломки телеги вмяты в землю и выглядели так, будто по ним проехал дорожный каток. Джафар изучил следы вокруг. Картина была ясна. Лошадь, увидев дракона, свернула с дороги в поле, понесла. Дракон увидел убегающую добычу, погнался за ней, обнаружил, что может летать, догнал, упал, раздавил, растерзал. Попробовал на вкус мясо – не понравилось. Походил вокруг и улетел.

Джафар вернулся в бункер, взял лопату, слетал на флаере к месту трагедии, похоронил тела, закопал тушу лошади. До самой темноты летал над лесом, полями, искал дракона или, хотя бы, следы. Он знал, что дракон в плохой физической форме, далеко улететь не мог. Не дальше ста километров. Поиск ничего не дал. Вернулся в бункер, велел киберам разбудить за час до рассвета. С рассветом вылетел на поиск. Искал до заката. Ничего. Еще девять дней поиска – ничего.

Подошел к зеркалу, криво усмехнулся своему отражению. Из зеркала на него смотрел седой старик.

– Ну что, стажер, начнем попытку номер два? Всего ничего – еще десять лет. Мне как раз сорок стукнет. Изготовлю еще одного динозавра, он еще кого-нибудь скушает, – плечи старика затряслись. – Ты был неправ, Камилл, мне опять не повезло. Ты не думай, я уйду как надо, сделаю все как полагается.

Старик приказал убрать второе сиденье из флаера, погрузить в машину сейф с матрицами памяти, своими, Коры, всеми материалами, наработанными за десять лет, провезенными контрабандой с Земли блоками компьютерной памяти, блоком памяти с дневником Коры, в который он добавил описание последних событий. Потом демонтировал нуль-маяк, зарядил его аккумулятор до предела, демонтировал все работающие элементы термопар, отвез все это на вершину скалы, в которой находилась главная база. Слетал второй раз, привез киберов. Приказал выжечь в камне шестиметровый колодец, установить там сейф, нуль-маяк, термопары для подзарядки аккумуляторов нуль-маяка, засыпать все это песком, а сверху залить четырьмя метрами расплавленного камня. Когда камень почти затвердел, хотел написать на нем что-то железным прутом, но передумал, нарисовал круг с точкой в центре. Загнал киберов во флаер, и вдруг вспомнил, что дракон может почувствовать нуль-маяк хоть с другой стороны Земного шара. Задумался. Рано или поздно дракон прилетит к маяку. Просто не может не прилететь, если есть такая точка, куда его что-то зовет. Возможно, прилетит озлобленный на людей. Что он здесь найдет? Базу, в которой каждый второй предмет можно использовать как оружие. А если у дракона проснется память, и он захочет продолжить начатое дело…? Если базу найдет человек, достаточно образованный, чтоб разобраться в механизмах? Что делать?

26
{"b":"31111","o":1}