ЛитМир - Электронная Библиотека

А после чилийско-аргентинской границы начался спуск в сторону Мендосы. Сразу же пошли знакомые мне места – ведь в январе 1993 года мы с Виктором Мозеровым сплавлялись здесь по рекам Орконес, Лас Куэвас и Мендоса, в том числе проплывали через Пуэнта-дел-Инка («Мост инков»).

Из Мендосы мы направились в столицу Аргентины, куда и прибыли утром 25 ноября.

Кстати, накануне ночью, когда дождь лил, как из ведра, и непогода хлестала по стеклам, на одном из крутых поворотов машину резко рвануло в сторону (как оказалось, спустило правое заднее колесо), и мне с трудом удалось удержать наш «Вольво» на дороге.

Итак, 25 ноября утром мы прибыли в Буэнос-Айрес. Борис решил улететь в Москву через неделю – 2 декабря. Денег у нас (вернее, у Бориса, так как у меня уже ничего не было) осталось совсем мало (80 долларов), поэтому я обратился в российское посольство к консулу Евдокимову Михаилу Петровичу с просьбой помочь нам переночевать где-нибудь бесплатно. Кроме того, я попросил занять мне до вечера понедельника 1 декабря (когда прилетит самолет из Москвы, и мне смогут передать деньги) 400 долларов, необходимых для поездки к Магелланову проливу и посещения Патагонии. 360 долларов уйдет на бензин – он в Аргентине очень дорогой: 45 литров стоят 33 доллара (это самая высокая цена бензина за время нашего путешествия от Аляски), долларов двадцать – на плату за использование хай-вэев, столько же – на дешевые булочки, а спать я буду в машине. Первую просьбу Евдокимов удовлетворил, поселив нас на сутки в посольской гостинице, а вторую отклонил – лишних денег в посольстве не было. У меня возникла еще одна идея: как бы заранее продать нашу автомашину, получив задаток в размере этих же 400 долларов перед поездкой на юг Аргентины (а остальные деньги – после своего возвращения). Но оказалось, что в Аргентине продать машину туристу, въехавшему в страну на автомобиле с иностранными номерами, практически невозможно. Вывозить же ее судном в ЮАР или Россию дорого, так что самым дешевым способом будет ее в Аргентине… бросить. Мне так и советовали: после завершения путешествия выезжай за город и бросай ее.

Итак, полное завершение трансамериканской экспедиции «повисло на волоске». И луч надежды появился лишь тогда, когда я вечером поговорил с представителем Российского Информационного Агентства «Новости» Александром Игнатовым и предложил ему вместе со мной завершить трансамериканское путешествие. Александр сказал, что подумает. К тому же он положительно отреагировал на мою просьбу приютить меня и Бориса в доме РИА «Новости» на улице Анасагасти. А перед визитом Игнатова к нам в посольскую гостиницу (и одновременно школу для детей сотрудников посольства) нас потчевал Эдуард Кулиш, родившийся в Аргентине в семье украинских эмигрантов.

Вообще нужно заметить, что в Аргентине преобладает белое население (в частности, много немцев и итальянцев), и ты не выделяешься среди окружающих тебя людей (в отличие от центральноамериканских и большинства южноамериканских стран), что удобно и приятно.

26 ноября мы перебрались в дом РИА «Новости», где нас накормила вкусным обедом жена Александра Игнатова Елена, а вечером съездили в гости к администратору дома РИА Юре Федотову (забегая вперед, скажу, что в дальнейшем я также был приглашен и побывал в гостях у корреспондента ИТАР-ТАСС Сергея Середы). В течение дня Игнатов колебался, ехать или не ехать со мной в Патагонию к Магелланову проливу, но к концу дня стал вроде бы серьезно говорить о начале нашей мини-экспедиции рано утром в субботу. При этом Александр хочет не просто добраться до Магелланова пролива, а посетить разные интересные места, в частности, бухту, где киты женского пола рожают и воспитывают малышей.

27 ноября Игнатов все-таки решил ехать. При этом он оформляет поездку как командировку. Кроме чисто спортивной цели (доехать до Магелланова пролива), он ставит и познавательные – посмотреть китов, пингвинов, ледники, возможно, Огненную Землю. Так как бензин для машины оплачивает РИА «Новости», то основная финансовая проблема таким образом решается. Поедем в субботу 29 ноября, а вернемся в воскресенье 7 декабря.

Узнал, что пересылка нашего «Вольво» в Южную Африку (в Кейптаун или Дурбан) будет стоить около 1000 долларов, то есть цена вполне сносная (по сравнению со стоимостью переправы между Панамой и Колумбией), учитывая расстояние между Америкой и Африкой. Договорился с Юрой Федотовым, что он займется хлопотами по пересылке машины. Поэтому завтра нужно будет на его имя заверить у нотариуса доверенность на право пользования автомобилем. Кроме этого, необходимо постараться в буэнос-айресской таможне продлить официальный срок пребывания нашей машины в Аргентине (пока он – до 23 февраля 1998 года, а нужно, как минимум, до конца мая – в Африку я планирую поехать в апреле или мае).

28 ноября успешно сделал оба необходимых дела. Сначала (правда, на это ушло полдня) «выбил» у сотрудников таможни запись (с печатью) о том, что наша машина может находиться в Аргентине до 23 июля 1998 года. А затем мы вместе с Александром Игнатовым заверили у нотариуса мою доверенность на машину Юрию Федотову. Правда, пришлось за это заплатить 80 песо (80 долларов, так как во время нашего пребывания в Аргентине один американский доллар приравнивался к одному аргентинскому песо). Денег у меня практически не было (хотя и удалось продать две видеокамерные кассеты за 12 песо), поэтому пришлось залезать в долг уже и к Игнатову. Договорились, что в Москве я эти деньги отдам его родственникам. А завтра отправляемся в поход на холодный юг.

29 ноября мы (я, Александр и его жена Елена) тронулись в путь. В первый день прошли 1240 км (мы с Александром вели машину, меняясь после каждых 200 км).

Во второй день посетили полуостров возле Пуэрто Мадрин (и, в частности, городок Пуэрто Пирамидес). В бухте Гольфо Нуэво побывали на морской экскурсии и посмотрели китов. Дело в том, что прибрежные воды именно этого полуострова облюбовали киты в качестве места выведения потомства и дальнейшего его воспитания. Кстати, мамы-киты воспитывают своих детенышей около года (а вообще они рожают раз в три года). Именно здесь, в Гольфо Нуэво (и как раз весной), плавают сотни мам-китов, каждая со своим ребенком (который, правда, весит уже несколько тонн). К ним можно подплывать на катере вплотную – на расстояние до одного метра, – и киты никак на это не реагируют. Поэтому турбизнес в Пуэрто Пирамидес процветает. Многочисленные катера с туристами снуют по заливу. Берег здесь пологий и песчаный, поэтому перемещение туристов с берега в бухту организовано так: на берегу они садятся в катер, стоящий на платформе с колесами; затем трактор (на очень высоких колесах) буксирует эту платформу в более-менее глубокое место. Там судно сползает с платформы и плывет по морю. А на обратном пути имеет место обратная ситуация: катер заплывает на платформу, и трактор тащит ее на берег.

Затем мы посетили мыс Пуэрто Томбо, где весной и летом живет около полумиллиона магеллановых пингвинов (на зиму они уплывают в Бразилию, причем там обитают либо в море, либо на островах). Здесь, на мысе Пуэрто Томбо, мамы-пингвины высиживают яйца, а затем воспитывают родившихся пингвинят. Интересно, что дорога (а затем тропа) в пингвинарии проходит прямо между пингвиньими норами, и на пути постоянно встречаются десятки пингвинов. Они очень смешные. Одному из них понравились шнурки на моих кроссовках, и он стал их клевать. Другие с интересом нас разглядывали. Вообще ситуация, когда среди зеленых кустов пасутся тысячи пингвинов и ты можешь подойти и погладить их, оставляет большое впечатление.

По пути к пингвинарию (и на обратном пути) дорогу перебегали овцы, ламы гуанако, зайцы. Один заяц бежал перед машиной около километра.

На следующий день доехали до Рио Гайегас (Гайегас был капитаном корабля Магеллана), откуда до Магелланова пролива остается немногим более 133 км. Чтобы его достичь, нужно проехать до селения Монте Динеро, затем до мыса Кабо Виргенес (где аргентинский маяк) и потом до чилийского маяка Пунта Дунхенесс (последний – уже на берегу Магелланова пролива, как раз на границе Аргентины и Чили; сам маяк находится в ста метрах от границы). Через день мы сюда и прибыли (встретив на своем пути страусов, патагонских лис, дикую кошку и много зайцев).

11
{"b":"31115","o":1}