ЛитМир - Электронная Библиотека

Посетил Вотерфронт (Waterfront) – весьма интересный район Кейптауна.

Еще в самолете Москва-Йоханнесбург заметил, что белые люди из Намибии и ЮАР очень похожи на русских людей внешне. Мы сильно отличаемся от американцев, англичан. А здесь лица – сплошь русского типа. Много красивых и милых девушек. И одеваются все, как в России, а не в США.

Создалось впечатление, что уровень жизни в городах ЮАР выше, чем в России. А транспорт и еда – дешевле, чем у нас.

Бензин в ЮАР стоит столько же, сколько и в США – немногим ниже 0,4 доллара за 1 литр (примерно 0,37 дол/литр). Впрочем, цена варьируется в зависимости от октанового числа. Бензин 91 Ultra Unleaded стоит 2,29 ранда/литр, а бензин 93 Ultra – 2,33 (официальный курс обмена был 1 доллар=6,28 ранда). При аренде машины нужно платить (кроме ежедневной таксы 15-20 дол/день) еще, как минимум, 1 ранд за 1 км (то есть 1 доллар за 6 км), что очень дорого.

24 июля рано утром выехали из Кейптауна и к вечеру добрались до Претории (более 1,5 тыс. км), где сделали остановку на ночь и полдня.

Нужно сказать, что хай-вэй между Кейптауном и Преторией – двух-трехрядный (в каждом направлении), сначала на дороге были установлены светоотражатели на разделительных полосах, а потом они то исчезали, то опять появлялись. Полотно дороги хорошее, лишь местами подпорчено. Ограничение скорости в целом 120 км/час, но местами и 90, и 100 км/час. Дорожные знаки хорошо заметны в темное время – они тоже «светятся» при освещении их фарами. Никаких проблем при движении по хай-вэю нет. Надписи на дорожных знаках на двух языках – английском и африканос (бурском, измененном голландском).

Сначала нас окружала степь, а затем – саванна. Появились кусты.

Дорога иногда платная (примерно по 2 доллара за машину на каждом шлагбауме). Ехали по дороге М1. Она идет от Кейптауна до Мессины (расположенной недалеко от границы с Зимбабве).

От Йоханнесбурга до Претории максимальная дозволенная скорость 120 км/час, минимальная – 40 км/час. Четыре полосы (ряда) движения. Вечером и ночью трасса освещена.

Претория – столица ЮАР. Сфотографировал плакаты своих спонсоров на фоне музея Трансвааля и памятника Преториусу (по имени которого назван город).

Если в Кейптауне я удивлялся, что там белых больше, чем негров, то в Претории всё стало на свои места: подавляющее большинство местных жителей – негры. Белых встречаешь так же редко, как, скажем, в Дар-эс-Саламе.

25 июля добрались до Питерсбурга, отдохнули, а утром 26 июля были на границе ЮАР и Зимбабве в Бейтбридже, где я попрощался с Томом.

26 июля в Бейтбридже на зимбабвийской стороне «поймал» попутную машину, едущую в Виктория Фоллс, и за 200 долларов договорился с ее хозяином, что вести машину буду, в основном, я. К вечеру мы добрались до Виктория Фоллс.

В Зимбабве – однорядная асфальтовая дорога. Полотно – хорошего качества. Движение – левостороннее. Мало машин. Вокруг – настоящая дикая Африка. Мало селений, мало строений.

Первыми пасущимися животными, которых я увидел, были… ослы. А следующими – коровы.

Зоны отдыха на дороге почти чисто символические – небольшие площадки слева от трассы и 1-2 стола.

Дорога – простейшая, минимальное количество развилок (если не считать развязку в Булавайо). Попутных и встречных машин очень мало. Едешь себе и едешь. Лишь немного сдерживает официальное ограничение скорости 80 км/час.

Дорога проходит, в основном, по равнине, над которой возвышаются отдельные пики (типа сопок). Земля – глинистая. Сначала плотность «размещения» растущих деревьев была умеренной (расстояние между деревьями, в среднем, было около пяти метров), но потом стали встречаться более густые заросли из деревьев-кустов. Саванна.

Бензин в Зимбабве стоит 5,12 зимбабвийского доллара/литр=0,3 американского доллара/литр (1 доллар США=19$ Zm), то есть даже немного дешевле, чем в ЮАР.

27 июля сплавился по реке Замбези ниже водопада Виктория вместе с клиентами турфирмы «Shearwater» (заплатил за это 82 американских доллара). Затем сходил к водопаду Виктория. Его высота 108 метров и ширина 1,7 км, что не может не впечатлять. Столбом стоит водяная пыль. «Висит» радуга. В общем – здорово.

28 июля пересек границу Зимбабве и Замбии и оказался в Ливингстоне, где и «застрял» почти на три дня – не мог арендовать машину у частников (хозяева-частники за поездку до границы Замбии с Танзанией требовали более тысячи долларов), а «car hire» (сдача в аренду машин) здесь отсутствует. Но узнал, что через 2-3 дня в Арушу (Танзания) едет один местный житель. Попытки уехать раньше не увенчались успехом, поэтому я договорился с хозяином машины (старого «Datsum»), едущей в Арушу, что за 400 долларов он меня возьмет, мы будем вести автомобиль попеременно и даже доедем до танзанийско-кенийской границы (она – рядом с Арушей).

Выехали из Ливингстона 31 июля и переночевали в Лусаке.

Интересно общепринятое обращение (как в Зимбабве, так и в Замбии) к африканским женщинам – «Мама».

Постепенно привыкаю к левостороннему движению. Официальное ограничение скорости в Замбии (как и в Зимбабве) – 80 км/час.

Удивительно, но пока никак не могу отвыкнуть от привычки благодарить испанским словом «Грасиас», приобретенной во время двухмесячного автопробега по Центральной и Южной Америкам. Хотя, казалось бы, благодарить на английском было бы для меня естественнее (ведь я испанский знаю очень плохо, а английским владею, в общем-то, почти свободно).

Деревьев стало меньше, чем в Зимбабве. Высокая сухая трава.

Большие мандарины продаются по 100 квача за 1 штуку, а обмен местных (замбийских) денег идет по курсу 1 доллар=2000 (1970—2030) квача.

Дорога по-прежнему хорошая, асфальтовая, но однорядная. Ямы в асфальте встречаются редко.

Еще раньше, в Зимбабве, дорожных знаков стало мало, а некоторые отличались от наших: например, знак «Стоп» совсем другой, но надпись та же – «Stop». На знаке «Уступи дорогу» так и написано: «Give way». А в Замбии знаков еще меньше. Правда, один из них был своеобразным – «Slow Down» («Спокойнее», «Снизьте скорость»).

Бензин в Замбии стоит 1078 квача/литр=0,5 дол/литр, то есть дороже, чем в ЮАР и Зимбабве.

Когда я въехал в Зимбабве из ЮАР, то до Виктория Фоллс не встретил ни одного белого человека. Зимбабве – уже чисто негритянская страна (хотя раньше это была Южная Родезия, где правили белые). Правда, в Виктория Фоллс много белых туристов – только с одной фирмой «Shearwater» ежедневно сплавляются по Замбези 80-100 туристов. Ну, а Замбия – тоже чисто негритянская страна. До Лусаки не видел ни одного белого, а в Лусаке – лишь несколько человек.

Замбия не понравилась, откровенно нищая страна.

В Лусаке переночевал в отеле «Ндеке», на проживание в котором (на основании соответствующего официального списка гостиниц) должна была распространяться 50%-ная скидка для обладателей карточки ETN (European Trаvel Network, эту карточку мне подарил перед поездкой Виктор Шумилов), но в отеле «Ндеке» впервые слышали о такой карточке и спросили меня, что с ней делать (они ее явно воспринимали как кредитную карту). В конце концов пришли к компромиссу – мне дали какой-то номер для прислуги без туалета, но заплатил я действительно на 50% меньше от стоимости хорошего номера.

После Лусаки появился знак ограничения скорости 120 км/час (а до этого было 80 км/час).

Сельское хозяйство в Замбии развито достаточно хорошо – много обрабатываемых полей, посадок, в том числе яблонь, фисташковых деревьев (растут, конечно, и апельсины, и мандарины, и помидоры, выращивают рис, пшеницу). Регулярно замечаешь пасущихся коров.

В деревнях дома такие же, как в Эфиопии (и даже похожи на жилье папуасов на острове Новая Гвинея) – сечением в виде круга (если смотреть сверху) с соломенными конусообразными крышами.

На равнине время от времени встречаются небольшие холмики (диаметром 5-10 метров), на которых особенно плотно растут деревья.

Но постепенно деревьев вокруг становилось всё меньше и меньше, появились большие чистые (без деревьев) участки земли с высокой травой.

14
{"b":"31115","o":1}