ЛитМир - Электронная Библиотека

В маленьком городке Кабве обнаружил сразу четыре большие бензозаправки и несколько маленьких. Бензин «Premium» здесь стоит 1067 квача/литр=0,5 дол/литр по-прежнему.

Трасса от Лусаки на север была сначала очень хорошей, но после Кабве, однако, несколько испортилась – появились отдельные ямы, и дорога (хотя и оставаясь по-прежнему асфальтовой) стала похожей на российские.

В Мпике – только магазин, заправки нет.

Ям на асфальте становилось все больше и больше. Спустило переднее левое колесо, пришлось ставить «запаску». Кстати, на всякий случай я взял из России и все время вез с собой запасную камеру, насос и минимальный набор ключей.

Проехали столб с надписью «Муколтека», а самой деревни видно не было.

Постепенно дорога вошла в горы. Из-за частых колдобин на ней темп продвижения снизился.

До перевала еще есть одна заправка.

Затем трасса пошла вверх на перевал (образуя длинный «тягун»), при этом ее покрытие опять ухудшилось. По сторонам дороги – отдельные большие камни и скалы.

В Исоке перекусили.

2 августа достигли границы Замбии и Танзании в Наконде, пересекли ее и попали в танзанийское селение Тундума.

Опять возникли проблемы с обменом денег на границе. Лишь только на границе ЮАР и Зимбабве есть обменные пункты с обеих сторон (работающие с 8 часов утра), а на границах Зимбабве и Замбии, Замбии и Танзании таких пунктов нет. Поэтому приходилось сильно переплачивать при обмене у частников. Например, в Замбии «на руках» мне поменяли каждый доллар на 1700 квача, а в официальных обменных пунктах было бы 1970.

Впрочем, нужно заметить, что при пересечении на машине официальных границ между странами бывшей английской Африки проблем почти совсем не возникает, в отличие от Центральной Америки. При въезде в Зимбабве из ЮАР нужно заплатить всего 6,5 доллара. А если сказать, что машина не арендованная, а твоя (это никто не проверяет), то за дополнительную страховку нужно платить лишь 2,2 доллара. В ином случае (если машина арендована) – 54 доллара.

Еще меньше проблем в Замбии. Когда я проходил паспортный и таможенный контроль на замбийской стороне границы Зимбабве и Замбии, то лишь вдогонку мне (когда я уже выходил из таможни) таможенник нехотя поинтересовался, на машине ли я еду. Создалось впечатление, что такие вопросы его не очень волнуют.

В танзанийском пограничном пункте Тундума местный пограничник неожиданно стал требовать от меня доказательства, что у меня международный паспорт, а не внутрироссийский (для использования только в России). Он сказал, что в моем паспорте нигде не написано, что с ним я имею право посетить Танзанию (и показал мне замбийские паспорта, в которых на второй странице было указано, что с этим документом можно побывать в Танзании, Кении и ряде других стран). На мой довод о том, что у меня в паспорте стоит танзанийская виза, полученная в посольстве Танзании в Москве, бдительный страж границы ответил, что, мол, в танзанийском посольстве в России могли поставить мне визу ошибочно. Пришлось доказывать «международность» своего паспорта тем, что в моем документе много слов на французском языке, чего не должно было бы быть во внутрироссийском паспорте, где использовались бы только русские слова. В конце концов меня в Танзанию впустили.

Танзания, в целом, оказалась явно цивилизованнее Замбии. Плотность населения здесь намного выше, чем в замбийских горных районах. Домики – уже квадратного сечения, но с соломенными крышами.

Дорога, по которой мы ехали от границы с Замбией, была отличной, но иногда на ней появлялись колдобины. Движение по-прежнему левостороннее. Знаков ограничения скорости движения долгое время не было вообще, поэтому вел машину со скоростью 100 км/час. Затем перед селениями стал появляться знак ограничения скорости 50 км/час. По пути на дороге частенько встречались полицейские посты.

До Мбеи время от времени привлекали внимание хвойные деревья, но в целом деревьев становилось все меньше и меньше. Степь, поля.

На заправках бензин «Extra» стоил 450 шиллингов/литр=0,65 дол/литр, а «Premium» – 471 шиллинг/литр=0,67 дол/литр. Пока это самый дорогой бензин на моем пути.

На границе Замбии и Танзании менял 1 доллар на 650 танзанийских шиллингов, а уже в Мбеи – лишь на 550.

Из Мбеи позвонил в Москву Виталию Мельничуку, выяснил, что он вылетает в Египет не второго, а восьмого августа.

Между прочим, я уже проехал по Африке от мыса Игольный около пяти тысяч километров.

После Мбеи – по-прежнему хорошая асфальтовая дорога. Правда, далеко не везде нанесена разделительная полоса. Появились знаки, запрещающие скорость больше 80 км/час. Хотя в Танзании официальное ограничение скорости именно такое (80 км/час), но, видимо, есть отдельные участки, где можно ехать быстрее.

Неожиданно после долгого редколесья встретились густые леса, причем смешанные – лиственные и хвойные.

По-прежнему много полицейских постов.

Заехали в город Иринга, который находится на горе, в стороне от основной трассы. Затем дорога вошла в горы Усагара.

Иногда на пути встречались искусственные бугры («лежачие полицейские») для снижения скорости движения транспорта.

Проехали селения Чалинзе, Хале.

Многие полицейские (с оптическими трубками-спидометрами) ловят водителей на превышении скорости – как это похоже на Россию!

Специально остановились в Моши – мне хотелось сделать эффектные фотокадры: я с машиной (с рекламными наклейками) на фоне Килиманджаро, высочайшей вершины Африки, но… Тут меня ждала стопроцентная неудача – вершина Килиманджаро была «наглухо» закрыта облаками. Даже из ресторана гостиницы «Кофи Три» на пятом этаже (а это лучшая обзорная точка в городе) абсолютно ничего не было видно. Так что эффектных кадров сделать не удалось. Тогда я сходил к реке Каранга, по которой сплавлялся в феврале 1993 г. В тот раз меня здесь крупно обворовали (украли рюкзак со всеми вещами, документами и деньгами), а моему напарнику Гене Копейке (правда, уже в Дар-эс-Саламе) грабители порезали руку ножом.

После Аруши дорога по-прежнему асфальтовая, но уже без разметки.

Видел возле трассы молодых парней (14-15 лет) из племени суахили, одетых в черные одежды (без брюк), с накрашенными чем-то белым лицами и с палками в руках – эти ребята либо готовились, либо уже прошли обряд обрезания (посвящения в мужчины). Но сфотографировать их не удалось, так как уже наступили сумерки. А взрослые суахили ходят в красных одеждах.

На языке суахили «э» означает «да», а «ката» – «нет».

Границу Танзании и Кении в Наманге я пересек утром 4 августа, и, арендовав здесь машину, через три часа был уже в Найроби, столице Кении. В Кении после танзанийско-кенийской границы была хорошая асфальтовая дорога, хотя местами на ней встречались колдобины.

На «черном рынке» 1 доллар США стоил 56 кенийских шиллингов, а официально – 58.

В тот же день посетил посольство Судана в Найроби, заполнил анкеты и попросил дать мне транзитную визу через Судан из Эфиопии в Египет. Мне сказали прийти завтра или послезавтра. Затем (в течение двух суток) съездил в Мояле (это на границе с Эфиопией; кстати, после Исиоло дорога – грунтовая).

6 августа днем я снова оказался в суданском посольстве, и меня принял консул. Он вежливо и проникновенно стал рассказывать, что возле Курмука (а именно здесь дорога пересекает границу Эфиопии и Судана) рвутся снаряды и бомбы, так как рядом находится граница Эфиопии и Эритреи, а между последними двумя странами в настоящий момент идет война. Дорога в Судан из Эфиопии постоянно обстреливается. «Вы хотите быть убитыми? Летите лучше в Хартум и оттуда на машине поедете в Египет». На мое предложение поехать в Курмук на свой страх и риск, консул заметил, что он не имеет права рисковать жизнью такого знаменитого путешественника, и такую ответственность (разрешить мне въехать на машине в Судан из Эфиопии) взять на себя не может. Если я хочу, то могу сделать запрос в посольство России в Судане, чтобы это посольство обеспечило мне вооруженную охрану на пути следования от эфиопо-суданской границы до Хартума. Только при наличии такой вооруженной охраны правительство Судана может (в течение месяца) рассмотреть вопрос о возможности моего въезда в Судан наземным путем. А лично сам консул имеет право дать мне въездную суданскую визу (кстати, стоимостью 45 долларов), только если портом моего прибытия в Судан будет Хартум…

15
{"b":"31115","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Назад к тебе
Говорю от имени мёртвых
Черная полоса везения
Дерево растёт в Бруклине
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Отряд бессмертных
Пропащие души
Омон Ра
Кукловод судьбы