ЛитМир - Электронная Библиотека

Во время этого пути окружающий нас пейзаж менялся через каждую тысячу километров – то леса, то степь, то пустыня (последняя – в центральной части Австралии). По-прежнему на дороге встречались многочисленные тела сбитых машинами кенгуру. Кстати, скажу заранее, однажды (а это уже будет в южной части континента, в штате Виктория) я чудом увернулся от выпрыгнувшего на дорогу кенгуру, чтобы не сбить его. А дело было так: ехал я по шоссе со скоростью 120 км/час (а медленнее мы не шли; в начале броска от Таунсвилля на запад неслись со скоростью 160—183 км/час – более 183 км/час машина не давала, – однако расход топлива при этом был огромный, в 2,5 раза выше, чем обычно – 20 литров на 100 км пути вместо «экономичных» 8 литров, – что требовало больших денег, поэтому позже мы решили ехать со скоростью 120 км/час, тем более, что в Австралии предел разрешенной скорости 110 км/час, за 111—119 км/час еще не штрафуют, за скорость немногим более 120 км/час штраф 200 долларов, а за большее превышение нормы могут отобрать водительское удостоверение; впрочем, на Северной Территории ограничения скорости вроде нет). Итак, я ехал со скоростью 120 км/час. И вдруг справа налево дорогу стал пересекать (прыгая) кенгуру. Я немного сбросил скорость и вижу, что прохожу мимо него, не задевая. Но тут справа на дорогу выскакивает второй кенгуру и, никак не реагируя на приближение нашей машины, начинает пересекать наш путь. Я резко выворачиваю руль влево и проношусь мимо него где-то в двадцати сантиметрах от его морды. Я опасался, что это животное вдруг быстро рванет вперед (прямиком под машину), но этого не случилось. У меня на сердце отлегло. Фактически я въехал в ворота из двух движущихся кенгуру.

В Камарвоне мы еще раз арендовали джип «Лэнд Круизер» и через Оверлэндер (здесь свернули направо) добрались до Стиип Пойнта, самой западной точки Австралии. На этом отрезке пути основным препятствием были пески. Здесь (так же, как и на самых северной и южной точках континента) – национальный парк, и за въезд в него надо платить, правда, сравнительно небольшую сумму (20 долларов; а вот за посещение мыса Йорк, находящегося в национальном парке «Инджину» (Injinoo), где расположена резервация аборигенов, и за паромную переправу через реку Джардин мы заплатили 80 долларов).

На то, чтобы из Камарвона добраться до Стиип Пойнта и обратно (а это 780 км) ушел весь день (хорошо еще, что половину пути ехали по асфальту). Заплатили за машину 125 (за день эксплуатации)+170 [(780—100)х0,25 за километраж]=295 долларов. Но игра стоила свеч. Тем самым мы выполнили главную задачу австралийской экспедиции – пересекли Австралию от самой восточной точки до самой западной (по оси восток-запад этот континент несколько длиннее, чем по оси север-юг).

Таким образом, я формально завершил свое кругосветное путешествие через крайние (из доступных на легковом автомобиле) точки Северной и Южной Америк, Африки, Европы, Азии и Австралии.

Но сама австралийская экспедиция еще не была полностью закончена. Теперь мы двинулись к самой южной точке континента – Саут Пойнту (Южной Точке) на Юго-Восточном мысе. Проехали через Гералдтон. Перед Пертом свернули налево, на восток. И далее наш маршрут был такой: Саутерн Кросс – Кулгардье – Норсемен – Эукла – Пучера – Порт Аугуста – Аделаида – Хоршам – Мельбурн – Варрагул. Затем мы съехали с хай-вэя и двинулись на юг до национального парка Вильсон. Заплатив взнос за въезд в последний, добрались до Кар-Парка, откуда далее (а до Южной Точки оставалось примерно 16,5 км) разрешают идти только пешком. Причем если первые 13,5 км маршрута предстояло пройти по грунтовой дороге, то последние 3 км – по горной тропе типа индонезийской или непальской. Но мы преодолели и эти сложности. И в 16.30 (а начали пешую часть маршрута в 11.30) были на самой южной точке Австралии. В отличие от трех предыдущих крайних точек этого континента, Саут Пойнт находится в глухом месте – ни на горной тропе, ни возле самой Южной Точки мы не встретили ни одного человека.

Вернулись к машине, совершив тридцатитрехкилометровый поход, в 19.30, когда уже стемнело. Здесь случилась небольшая неприятность. В темноте мы сразу не заметили, что на лобовом стекле машины под одним из «дворников» лежала записка от местных рейнджеров о том, что они не нашли на нашем автомобиле пермит, полученный нами при въезде в национальный парк, и поэтому мы должны показать эту квитанцию-разрешение в соседнем поселке. А к моменту обнаружения нами этой записки мы уже проехали довольно большое расстояние от места парковки, и я решил случившееся недоразумение (мы ведь не знали, что этот пермит нужно оставлять на лобовом стекле автомобиля, а не показывать при выезде из национального парка) уладить на границе парка Вильсон. Но там в 20 часов никого не оказалось. Поэтому я оставил и пермит, и записку прямо на окошке в будке на въезде в парк.

Попав на крайнюю южную точку Австралии, мы тем самым пересекли австралийский континент и с севера на юг (а не только с востока на запад). Это случилось 11 июля. До отъезда из Австралии (вылета из Сиднея) оставалось четыре дня (как и планировалось), и я хотел посетить своего приятеля Джона Моррелла, который нас курировал в мою первую поездку в Австралию в декабре 1994 года, когда мы с Владимиром Кузнецовым сплавились по реке Сноуи (Снежной). Кроме этого, я хотел осуществить восхождение на Косцюшко (Косзиоско, как зовут ее сами австралийцы) – самую высокую вершину Австралии (хотя, конечно, она и не слишком-то высокая, 2230 м).

К Джону в Бэридэйл прибыли вечером 12 июля. Джон встретил нас весьма гостеприимно. У него мы познакомились с Николаем Альмуковым, лыжным тренером молодежной сборной Австралии, который тут же пригласил нас к себе на ужин. Николай с семьей уже два года живет в Австралии, оба его сына учатся в местной школе (уже хорошо освоили английский язык), жена работает в небольшой гостинице, хозяин которой – русский, приехавший в Австралию из Китая. Николай, возможно, станет тренером и взрослой национальной сборной по лыжам.

13 июля я поднялся на Косцюшко. Это восхождение получилось неожиданно долгим и драматичным из-за непрекращавшейся весь день метели, видимости 20-30 метров, глубокого снега и отсутствия тропы (я сначала вообще толком не знал, куда нужно идти и в какой стороне находится вершина). Я явно недооценил ситуацию и заставил поволноваться и своих компаньонов по экспедиции, и Джона с Николаем.

14 июля утром мы попрощались с Джоном и Николаем (Ником, как все его здесь называют) и в 15 часов прибыли в Сидней, а в 18 часов были в доме Володи Кузьмина и его жены Веры. Вот таким образом и завершилась наша австралийская экспедиция.

Кольцо вокруг Австралии замкнулось. За двадцать дней мы проехали 17,5 тысяч километров, причем в один из дней (перед Камарвоном) установили свой рекорд – 2150 км в день (точнее, за 21 час передвижения с учетом всех остановок; а мой предыдущий рекорд, установленный в Перу и Чили, был 2050 км в сутки), хотя обычно мы проходили по 1000—1100 км в день. Во время экспедиции мы посетили самые крайние точки континента: восточную, северную, западную и южную.

И самое главное. Я в полном объеме завершил свое кругосветное путешествие на машине по всем континентам через наиболее удаленные точки: от самой северной окраины Северной Америки (куда можно добраться на машине) до аналогичной южной точки Южной Америки; от самой южной точки Африки до самой северной; от самой западной точки Евразии до самой восточной, куда можно доехать на легковом автомобиле, и, наконец, от самой восточной окраины Австралии до самой западной. Впрочем, заодно мы пересекли австралийский континент и с севера на юг.

Путешествие по Австралии получилось удачным и максимально насыщенным. Удалось сделать все задуманное. И, кроме этого, посмотрели природу разных штатов Австралии. Много раз видели кенгуру (не только мертвых), кроликов, разных попугаев, орлов и прочую живность. А поздно вечером на юге Австралии (в национальном парке Вильсон) нам дорогу дважды пересекали сумчатые медведи коала. Одного из них даже удалось заснять на видеопленку. Но ситуация с многочисленными сбитыми автотранспортом кенгуру сильно огорчает. Видимо, нужно делать более высокими заборы вдоль магистрали (где они есть), а где нет – эти заборы поставить.

28
{"b":"31115","o":1}