ЛитМир - Электронная Библиотека

Тор услышал, как за спиной у него ехидно хмыкнул Манро, и чуть не лопнул от злости. Похоже, над ним здесь все подсмеиваются. Эта рыжая болтливая ведьма выводила его из себя. Но стоило Тору взглянуть на Анну, как в глазах темнело от восторга…

– Я… – Тор судорожно сглотнул. Ему стоило огромного труда собраться с мыслями. Кажется, его спросили об ужине? Да какая тут может быть еда, если они с отцом решают вопрос о его наследстве? – Нет, – решительно произнес Тор, стараясь не смотреть Анне в глаза.

– Вы объявляете голодовку? – Анна дернула плечом. – Как вам будет угодно, сэр, – добавила она и, повернувшись к своему опекуну, продолжала разговаривать с ним, причем с таким видом, будто Тора здесь просто не существовало. – Элен просила передать вам, сэр, что Джод умудрился сломать руку. Вы бы проведали его на обратном пути. Она дала ему болеутоляющее и отправила домой. А еще она просила передать, что знает, как много вам нужно обсудить со своим сыном, но тем не менее просит не забывать, когда в Данблейне начинается обед, и не опаздывать.

Манро вдруг поднялся с места и сказал:

– Если на то пошло, я отправляюсь в Данблейн прямо сейчас. Мы уже все обсудили. Давай проедемся вместе. Думаю, ты не будешь возражать, если мы сделаем небольшой крюк и заглянем на побережье?

– Все обсудили?! – удивленно воскликнул Тор и обернулся к отцу. – Но мы же еще ничего не обсудили!

– А по-моему, все и так ясно, Тор. – Манро спокойно посмотрел сыну в глаза. – Ты сказал мне, зачем приехал, а я сказал тебе, что ты должен сделать, чтобы получить желаемое. Что еще тут обсуждать?

– Но я ничего не смыслю в сельском хозяйстве! Или в рыбалке! И откуда мне знать, как управлять такой махиной, как ваш замок? – Тор обвел рукой зал. – Ну что, скажите на милость, я должен сделать, чтобы доказать вам свою состоятельность и иметь право считаться вашим сыном?

– Тор, речь идет не о том, признаю я тебя своим сыном или нет. Это вопрос решенный. Проблема в другом: достоин ли ты носить наше родовое имя? – сказал Манро и вместе с Анной вышел за дверь, плотно затворив ее за собой. Ошарашенный его словами Тор остался стоять один посреди огромного зала.

Анна молча ехала рядом с Манро на низкорослом мохноногом горном пони из конюшен Данблейна. Молчание не было тягостным, просто каждый думал о чем-то своем. Вообще общаться с опекуном Анне всегда было приятно. Они прекрасно понимали друг друга. Правда, Анна далеко не сразу оценила своего опекуна по достоинству. Ведь он явился по приказу отца, чтобы после смерти матери забрать ее из семьи и отвезти на край света, за горы Грампиан. Поначалу они вообще едва выносили друг друга. Анне совсем недавно открылась тайна ее происхождения. И в Манро она увидела лишь слепого исполнителя воли ее жестокого отца, готового манипулировать ее жизнью с равнодушием чужого человека.

Но время шло, в Данблейне появились дети, и мало-помалу Анна не только свыклась со своим новым домом, но и прониклась к Манро искренним расположением. Как только она стала попристальнее присматриваться к этому человеку, так он ей сразу же понравился – даже помимо ее воли. Анна научилась уважать своего опекуна. Больше того, она привязалась к нему, как к отцу или дяде… и видела в нем настоящего друга.

В небе раздался пронзительный крик чайки, и Анна, подняв голову, посмотрела вперед. Солнечный свет весело играл на воде, переливавшейся всеми цветами радуги подобно драгоценному камню в грубой оправе из темных каменистых берегов. Они с Манро направили пони вдоль берега по самой кромке воды. С моря дул холодный ветер, но в воздухе уже пахло весной, и этот запах веселил кровь: что может быть красивее весны в этих суровых горах?

– Итак, – произнесла Анна после долгого молчания и посмотрела на Манро, – насколько я могу судить, встреча с сыном прошла не совсем удачно.

– Ну, этого и следовало ожидать.

– И что же ему от вас нужно? – Анна не боялась задавать Манро любые вопросы. Он всегда мог отказаться отвечать на них, если ему это было неприятно.

– А как ты думаешь? – спросил в свою очередь он. Анна отвела взгляд и посмотрела вперед, на скалистые утесы, громоздившиеся над водой.

– Деньги! – с грустным вздохом произнесла она. – Наверное, вас это разочаровало?

– Нет… – Манро смущенно крякнул, перебирая поводья затянутыми в перчатки руками, а потом, немного помолчав, добавил: – Да. Пожалуй, я разочарован.

– Вы надеялись, что он приехал сюда, чтобы стать вам сыном…

– Нет, что ты! – воскликнул Форрест. – Это было бы смешно и глупо! Просто я подумал… – Он снова замялся, пытаясь подобрать нужные слова. – Наверное, в глубине души я все же верил, что он явился сюда ради меня, а не ради моего золота.

При этих словах Анна подумала о своих чувствах к отцу. Уж ей-то точно ничего не было нужно от этого человека, и отчасти она могла понять чувства Тора. Но в отличие от него ни за что не стала бы требовать у Роберта денег. Даже если бы осталась одна-одинешенька, без средств к существованию и крыши над головой. Каким же надо быть алчным, чтобы преодолеть столько трудностей, рискуя свернуть шею на крутых горных склонах, и явиться к ничего не знавшему о тебе отцу за деньгами! Анна понимала, что Манро думает о Торе точно так же. Неудивительно, что Тор ранил его в самое сердце. Наверное, это не очень-то приятно на склоне лет обрести взрослого сына и тут же потерять, разочаровавшись в нем.

Мысль о том, что Тору действительно не нужно от отца ничего, кроме денег, выглядела вполне оправданной и логичной, и все же Анна не хотела верить в это. Она успела заметить в неугомонном норвежце что-то такое – некую сокровенную искру в глубине его холодных синих глаз, – что заставляло ее думать о нем лучше.

– Я бы не торопилась с выводами. – Анна ласково погладила Манро по плечу.

– Да разве это я делаю выводы? – сердито отмахнулся он. – Мальчишка сам сказал мне совершенно откровенно, что приехал сюда за деньгами, что он не собирается здесь жить и возвращается в деревню своей матери. Нисколько не удивлюсь, если окажется, что все эти годы он промышлял грабежом и разбоем.

– Мальчишка? Ничего себе мальчишка! – рассмеялась Анна. – И с чего вы взяли, что он грабитель?

– А кем еще может быть такой неотесанный тип? – Манро сокрушенно покачал головой. – В отличие от тебя, Анна, я слишком хорошо знаком с этой породой людей. У норвежцев это в крови: воровство, насилие и грабеж.

– Но вы же сами рассказывали мне, какие хорошие из них получаются торговцы. И рыбаки. Не вы ли защищали викингов и говорили, что они давно покончили с грабежами и перешли к мирной оседлой жизни? Почему бы ему не быть торговцем?

Манро грустно усмехнулся:

– Да ты посмотри на этого верзилу! Разве он похож на торговца? А его руки! Они приспособлены только для того, чтобы махать боевым топором!

Это правда, Анна успела обратить внимание на руки молодого норвежца, вот только в эти минуты она представляла, что они держат не оружие.

– Возможно, вы правы. Но я все же надеюсь, что вам хватит выдержки не судить слишком поспешно.

Поверьте, жить с клеймом внебрачного ребенка не так-то просто.

Манро посмотрел на Анну и хитро улыбнулся:

– Уж не дрогнула ли моя гордая красавица перед тем, кто оказался ее товарищем по несчастью?

– Уж не выпили ли вы вчера лишку, милорд? – сказала Анна холодным тоном, однако все же первой отвела глаза. – Вы сами не понимаете, о чем говорите! – Девушка пришпорила свою лошадку, оставив Манро далеко позади.

Его громкий хохот долго отдавался эхом среди голых утесов, пока его не заглушил шум прибоя.

Анна рассеянно слушала рассказ Финна о том, как их лодка чуть не перевернулась во время шторма возле какого-то безымянного островка. Острием кинжала она гоняла по тарелке кусок копченой пикши. Финн был приятным собеседником, настоящей душой общества, но не о нем размышляла прелестная шотландка, следя за тем, как слуга подбрасывает дрова в огромный очаг, размещавшийся в общем зале замка Данблейн.

14
{"b":"31125","o":1}