ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

– Как она?

Тор оглянулся. В дверях стоял его отец и смотрел, как он нервно мечется туда-сюда перед замком. День уже клонился к вечеру. Тор ни на шаг не отходил от Анны, пока Элен не вернулась из деревни и не выставила его вон.

– Если верить вашей жене, с ней не случилось ничего страшного, – сердито ответил Тор. – Она говорит, что Анна просто отравилась дымом. – Он снова принялся мерить шагами крыльцо и ткнул большим пальцем через плечо, указывая на башню в цитадели. – Она снова заснула. Элен… – Тор запнулся на этом слове, а потом поправился: – Ваша жена считает, что Анна проведет здесь ночь и вернется домой завтра, когда наберется сил.

Манро стоял, не шелохнувшись, и следил за Тором так внимательно, что тому стало не по себе. Он что, так ничего и не понял? Безмозглая девка чуть не сгорела в этом проклятом амбаре!

Тор стал тереть рукой глаза, стараясь снять раздражение и избавиться от преследовавшего его последние часы видения. Когда Анна без чувств упала ему на руки, он сильно испугался за нее. Прижимая к груди неподвижное тело, он стоял ни жив ни мертв, не в силах отвести взгляд от нежного лица, выпачканного сажей. И даже теперь, когда Анна очнулась и Элен твердо сказала ему, что с ней все будет в порядке, Тор обмирал при мысли о том, что она едва не погибла в огне. Он только познакомился с Анной, но уже не представлял, как сможет жить без нее. Эта мысль поразила Тора своей неожиданностью.

– Ты храбро вел себя на пожаре, – услышал он тихий голос отца. Он заставил Тора оторваться от своих мыслей.

– По-моему, о храбрости здесь не может быть и речи. – Тор резко отвернулся и сделал вид, будто разглядывает что-то впереди. – Эта девчонка… Анна… помчалась в деревню как полоумная. И мне ничего не оставалось, как бежать за ней следом. Если бы не она, я нипочем не оставил бы свой завтрак. Пусть шотландцы сами разбираются со своими пожарами, – добавил Тор нарочито небрежным тоном.

Тор надеялся, что отца заденет этот обидный тон и он уйдет, оставив его в покое. Но не тут-то было.

– Мои люди отлично видели, как все было на самом деле. На глазах у всей деревни ты вошел в пылающий амбар, сын мой.

Тор заскрипел зубами. Как назло, с запада налетел сильный порыв ветра и принес к замку тяжелый запах с пожарища.

– Не смейте меня так называть! Манро помолчал немного и продолжил:

– Я просто хотел сказать, что горжусь тобой. Горжусь тем, что ты сделал. Сеновал уже горел вовсю, и ни один человек не посмел бы упрекнуть тебя в трусости, если бы ты оставил этих детей на произвол судьбы.

– Ну а как насчет вас? Уж вы-то непременно полезли бы в самое пекло! – то ли спрашивал, то ли утверждал Тор. Он по-прежнему стоял к отцу спиной и напряженно ждал ответа.

– Да, пожалуй, – медленно проговорил Манро после небольшой паузы. – Но ведь эти крестьяне – мои люди. Клан Форрестов на протяжении многих поколений защищал их и заботился об их благополучии. Ответственность за этих людей передается у нас в роду вместе с фамильным наследством.

– Вы напрасно пытаетесь преувеличить мои заслуги! – рявкнул Тор и поспешил к конюшне. Он ожидал, что отец окликнет его и попросит вернуться, он хотел этого, но Манро промолчал.

– Ты уверена, что не свалишься с лошади? – спросила Элен, пристально глядя на Анну.

Она сидела на кровати в одной из спален в Ранкоффе и обувалась.

– Я хочу домой. – Анна понюхала свое платье и брезгливо сморщилась. От него разило запахом пожарища. – Вряд ли его удастся отстирать, – заметила она и подняла глаза на Элен. – Я хочу принять ванну и лечь спать в своей постели!

– Может, тебе все же лучше переночевать здесь? Я могла бы остаться с тобой, а утром мы вместе вернемся в Данблейн.

– А что подумают Лия и Джудит? Разве они не испугаются, если ни ты, ни я не вернемся к ночи домой? – спросила Анна. – Господи помилуй, подумаешь, отравилась дымом! Кое-кто, между прочим, был в свое время ранен мечом – и остался жив! – Она встала и тут же слегка пошатнулась из-за сильного головокружения.

Элен обняла Анну за плечи и с тревогой посмотрела в бледное лицо девушки.

– Это была случайная рана. Мы играли с кузеном во дворе у моей тети. Я даже не успела испугаться. Ведь мы сражались понарошку!

– Я хочу домой, – умоляюще прошептала Анна.

– Ну хорошо! – Элен порывисто прижала девушку к груди, заметив на ее глазах слезы. – Так и быть, мы сейчас вернемся домой, в Данблейн, но там ты прямиком отправишься в постель. Уж это ты мне можешь обещать?

Анна кивнула и, поддерживаемая Элен, вышла из комнаты.

Внизу Элен отыскала плащ Анны и накинула его девушке на плечи. К тому моменту, когда они вышли во двор, солнце уже коснулось горизонта. Элен приказала привести лошадей, и слуги поспешили в конюшню. По подъемному мосту в это время в крепость вошел Манро. Он был весь перепачкан землей и сажей. Плоский шотландский берет смешно съехал на одно ухо.

– Куда это вы собрались? – окликнул он женщин.

– Анна непременно хочет вернуться домой, – пояснила Элен.

– Мне думалось, мы решили переночевать здесь. – Манро озабоченно нахмурился. – Я обещал той вдове с детьми, что проведаю Их вечером.

– Мы действительно собирались остаться, – Элен поправила мужу берет, – но Анна стоит на своем. Да и Мегги вряд ли справится с девочками одна. Анна боится, что они испугаются, если никто из нас не вернется домой.

– Ну, так и быть… – Манро задумчиво оглянулся на крепостные ворота. – Я провожу вас до дома, а сюда вернусь завтра утром.

– Что за глупости! – возмутилась Элен. – С каких это пор я стала недееспособна настолько, что не в состоянии сама пересечь свой северный лес?

– Мой северный лес, – уточнил Манро.

Анна с выражением тоски на лице закатила глаза и отошла в сторонку. Эту парочку хлебом не корми – дай поспорить из-за северного леса. Они цеплялись друг к другу из-за этого леса еще с тех пор, как только Анна появилась в Данблейне. Судя по всему, именно борьба за кусок непролазной чащи на северном краю их владений и привела их в свое время к алтарю.

– Манро, мы не нуждаемся в провожатых, – вмешалась Анна, опасаясь, что иначе они не покинут Ранкофф до утра. – Я просто надышалась дымом и немного отравилась. Пожалуйста, не заставляй меня считать себя еще более глупой, чем я себе кажусь!

– Я провожу леди до дому, – внезапно раздался мужской голос.

Анна резко обернулась. У нее за спиной стоял Тор. Откуда он тут взялся?

– Буду крайне признателен тебе, Тор, – сказал Манро. – Мне бы хотелось еще раз побывать в деревне и присмотреть за Бек и ее малышами. А оттуда я прямиком отправлюсь в Данблейн.

– Да не нужны нам провожатые! – возмущенно выпалила Анна. Она отлично помнила все, что происходило между ними совсем недавно, когда они с Тором остались в комнате вдвоем. Она помнила, как ласково звучал его голос, помнила его прикосновения и заботу. Но сейчас, при свете дня, будучи в здравом уме и твердой памяти, она вовсе не обрадовалась его обществу. Она боялась Тора и боялась себя, когда Тор был поблизости. А при мысли о том, что он мог вообразить, будто ей не хватит сил самой добраться до дому, Анна готова была лопнуть от злости.

Наконец конюх привел им пони, и Анна приказала мальчишке подержать ее стремя, пока садилась в седло.

– Анна, Элен, – обратился к ним Манро, – сделайте мне одолжение хотя бы на этот раз и позвольте моему сыну проводить вас до дому!

Элен была занята тем, что садилась на лошадь, а Анна капризно дернула плечом и сказала:

– Пусть делает что хочет. Если ему приспичило проехаться до Данблейна – я не собираюсь его останавливать.

– Подождите минуту, пока я заседлаю своего жеребца! – крикнул Тор и побежал к конюшне.

– Придется вам нас догонять! – С этими словами Анна пришпорила свою лошадку и выехала со двора следом за Элен.

– Увидимся дома! – крикнул вслед им Манро.

Элен с Анной пересекли обширную пустошь и оказались под сводами северного леса, лежавшего между землями Данблейна и Ранкоффа. Если поторопиться, еще до темноты они наверняка окажутся дома.

21
{"b":"31125","o":1}