ЛитМир - Электронная Библиотека

– Манро знал, что Тор провожает меня до замка. Тор увидел нашу часовню, и я провела его внутрь. Мне показалось, что это пойдет на пользу такому язычнику.

– Значит, ты утверждаешь, что Манро беспокоиться не о чем и он напрасно вбил себе в голову, будто ты неравнодушна к Тору? – Элен пристально посмотрела в лицо своей воспитаннице.

Анна поспешила отвернуться, якобы для того, чтобы взять со столика гребень для волос. Только бы не выдать себя! Главное сейчас не вспоминать, как они целовались с Тором! Нужно как можно скорее собраться с мыслями и ответить так, чтобы Элен ни о чем не догадалась. Но чем старательнее Анна пыталась не вспоминать Тора, тем настойчивее ее мысли возвращались к нему и к тому, что произошло в часовне.

– Тору нет до меня никакого дела, – наконец проговорила она слегка дрогнувшим голосом.

– А вот мой дражайший супруг так не считает. Он говорит, что Тор только и думает о тебе.

– С чего это он взял? – Анна наконец-то набралась смелости посмотреть Элен прямо в глаза. – Разве Тор что-то говорил обо мне?

– Анна, как преданная супруга твоего защитника и опекуна, я просто обязана предупредить тебя насчет Тора, – тоном монастырской настоятельницы произнесла Элен. – Держись от него подальше. Твой отец собирается найти тебе достойного жениха, чистокровного шотландца. Может быть, даже главу какого-нибудь влиятельного клана.

– Ты говоришь, что предупреждаешь меня как супруга моего опекуна. – Анна расплела косу и стала расчесывать волосы гребнем, – Но что сказала бы мне ты сама – леди Элен из Данблейна?

Элен ненадолго задумалась, а потом сказала:

– Анна, он настоящий бродяга.

– Возможно.

– Он даже и не думает здесь оставаться. Он явился сюда, чтобы урвать от Ранкоффа кусок пожирнее и убраться с ним к себе на север. Это не мои домыслы – он сам не скрывает своих намерений. И я считаю, что было бы опрометчиво и глупо…

– Что было бы опрометчиво? – с напором в голосе спросила Анна.

– Влюбляться в него, Анна, – мягко промолвила Элен и ласково посмотрела на воспитанницу. – Это не сулит тебе ничего хорошего.

– По-твоему выходит, что лучше жить совсем без любви, чем позволить себе влюбиться и остаться потом с разбитым сердцем? Я правильно тебя поняла? – Анна замерла в ожидании ответа, безвольно уронив руки.

– Вот почему я хотела, чтобы с тобой говорил Манро, а не я! – широко развела руками Элен. – Он отбарабанил бы все, что считал нужным, и спокойно вышел бы отсюда с сознанием исполненного долга! – Она провела ладонью по груди и повторила: – С сознанием исполненного долга… Значит, ты все-таки влюбилась в сына моего супруга? – Элен подошла к Анне, забрала у нее гребень для волос и стала расчесывать ее огненно-рыжие волосы.

– Я и сама не знаю, – задумчиво промолвила Анна. – Но ни один мужчина не заставлял меня так волноваться – это точно!

– Вполне понятное смятение. Я чувствовала себя точно так же, когда познакомилась с Манро. Я и сама не понимала, чего хочу: то ли прикончить его на месте, то ли немедленно отправиться с ним в постель.

– Ну, это уж слишком! – рассмеялась Анна. – Я пока не додумалась до такого! Просто он показался мне приятным собеседником.

– А ты слишком одинока и нуждаешься в общении. – Элен с сочувствием пожала руку Анны и продолжила расчесывать ей волосы.

– Нет, что ты! – Гребень медленно скользил по ее волосам, и Анна зажмурилась от удовольствия. Она вовсе не хотела, чтобы Элен подумала, будто она недовольна своей жизнью в Данблейне. Напротив, в детстве ей приходилось гораздо хуже, даже когда была жива ее мать. – У меня есть девочки. Я всегда могу поговорить с тобой или с Манро. Я могу…

– Это все равно не заменит тебе общества сверстников, и я отлично тебя понимаю, – перебила ее Элен.

– Пожалуй, – со вздохом согласилась Анна.

– В любом случае Манро попросил, чтобы я высказала тебе его точку зрения. – Элен зачесала пушистую прядку волос Анне за ухо и сказала: – Оставь волосы сегодня вот так. Они очень красиво вьются.

Анна повернулась к Элен лицом и спросила:

– Полагаю, Манро намерен побеседовать с Тором?

– Он уже это сделал, – ответила Элен и направилась к выходу. – Сегодня утром, когда они катались верхом. Он сказал, что Тор прекрасно все понял и заверил, что отец может не сомневаться на его счет.

А как же тогда поцелуй в часовне? Теперь Анне стало все понятно. После разговора с Манро Тор все-таки не совладал с собой и поцеловал ее. А потом, терзаемый муками совести, поспешно кинулся наутек.

Анна грустно улыбнулась своим мыслям, а вслух сказала: – Ты напрасно переживаешь из-за моего сердца, Элен. Я сумею устоять перед норвежцем и сохраню себя для того, кого выберет мой отец. Хотя его избранник вполне может оказаться кривоногим старикашкой с гнилыми зубами и дурным запахом!

Элен уже отворила дверь, но задержалась на пороге.

– Честно говоря, я не думаю, что Манро переживает из-за твоего сердца. Главным образом его беспокоит твое целомудрие. Жду тебя за столом! – сказала она напоследок и закрыла за собой дверь.

Анна была почти уверена, что Тор предпочтет вернуться в Ранкофф. Она переоделась к ужину и спустилась в главный зал, чинно ведя за руки своих юных воспитанниц. Первым, кого она увидела, был Тор. Стоя возле камина, он о чем-то беседовал с двумя мужчинами из клана Манро. Норвежец был на целую голову выше обоих собеседников, и Анна невольно подумала, как внушительно он смотрится на поле боя. Чем согласится пожертвовать ее отец, чтобы убедить этого прирожденного воина драться за свободу Шотландии? Если нарядить его в килт и дать в руки алебарду – англичане в ужасе разбегутся от одного его вида!

– Ага, вот он! – воскликнула Лия. – Тот дядя, о котором я говорила! Он так весело со мной играл!

Девочка показала на младшего брата Тора, Олафа. Он сидел за столом в одиночестве, сжимая в руках кружку эля.

– Он очень добрый! – продолжала Лия. – А из носового платка Джудит он сложил настоящую птичку!

Джудит, робкая и молчаливая от природы, охотно кивнула, возбужденно блестя глазами, и даже хихикнула от удовольствия.

– Добрый дядя! – пискнула она.

Анне очень хотелось знать, заметил ли Тор ее появление, но обернуться в его сторону лишний раз она не посмела. Слуги уже вносили в зал подносы со снедью, но вместо того, чтобы отвести девочек на их место возле отца и матери, Анна направилась к Олафу.

– Добрый вечер, сэр! – с улыбкой поздоровалась она.

Олаф поднял удивленный взгляд – и моментально покраснел от волнения.

– Добрый ве-чер, – ответил он, с трудом выговаривая непривычные английские слова.

Девочки тут же вскарабкались на скамью по обе стороны от норвежца.

– Добрый вечер, сэр, – сияя, поздоровалась Лия. – А мы сегодня были на рыбалке и поймали много-много рыбы!

Джудит онемела от восторга. Она во все глазенки смотрела на Олафа.

– Были на рыбалке? – спросил Олаф. – Олаф любит рыбачить! – И он звонко хлопнул себя по груди.

– Тогда в следующий раз мы возьмем вас с собой! Правда, Анна? – Лия оглянулась на свою воспитательницу. – Мы ведь можем взять Олафа с собой? Он сам разрешил так себя называть! А его брат – самый большой человек на свете! – И девочка с детским простодушием ткнула пальцем в Тора, все еще стоявшего возле камина с Форрестами.

– Вот как? – Анна поднесла руку к лицу, чтобы скрыть улыбку.

– Он сын нашего папы, но не сын мамы. – Лия смешно наморщила лобик, пытаясь что-то сообразить. – Я не совсем это понимаю, но папа сказал, что это долгая история, которую хорошо рассказать как-нибудь вечером и не спеша. И что я сама все пойму, когда подрасту. Вечно он так говорит, когда не хочет мне объяснять! – добавила девочка с сердитой гримасой.

Анна следила за тем, как Олаф положил на стол свои большие сильные руки. Джудит долго не спускала с них глаз. Наконец после долгих и мучительных раздумий она ткнула пальчиком в одну руку. Олаф открыл другую и показал спрятанный там орешек.

29
{"b":"31125","o":1}