ЛитМир - Электронная Библиотека

Судя по тому, с каким усердием мужчины изображали оскорбленную невинность, Анна заключила, что Элен говорит чистую правду.

– Ну все, с меня хватит! – воскликнула Элен. – Не будет вам никакого гулянья!

– По правде говоря, еще не конец света! – приободрился Манро. – Тор с братьями залатают шатры. Анна разыщет твои ключи. А я найду актеров.

– Ну где ты сейчас найдешь актеров? До белтейна осталось всего два дня!

– Я поищу ключи у вас в спальне, – поспешила вставить Анна, бочком пробираясь к двери, чтобы под благовидным предлогом убраться подальше от хозяйской свары. – Ты могла просто забыть их возле кровати. Ну а если их там не будет, то придется проверить карманы у Джудит. Ты же знаешь, какая она воришка!

– Олаф лучше всех в деревне латает сети. Я приведу шатры в порядок, – пообещал Тор, торопясь покинуть зал следом за Анной.

Анна шла вперед, не оглядываясь, пока не оказалась перед дверью, выходящей во двор.

– Как ты думаешь, они нас видели? – испуганным шепотом спросила она у Тора.

Он взял в свои ладони ее дрожащие руки:

– Нет, они нас не видели.

– Элен и Манро всегда были ко мне добры, – добавила Анна и подняла на Тора растерянный взгляд.

– Я понимаю.

Она нерешительно отняла руки. Понимает ли он, какая она бесстыжая, неблагодарная тварь? Ведь на самом деле ей плевать на то, что подумают Элен и Манро! Понимает ли он, какая она безнравственная, развратная особа, ведь ей хочется целоваться с ним снова и снова!

– Пойду-ка я лучше за ключами! – выпалила Анна и резко отвернулась.

– А я за шатрами, – буркнул Тор.

Они двинулись в противоположные стороны. Анна уже собралась отворить дверь в соседний коридор, как вдруг повернулась и бегом кинулась к Тору.

– Нет, это сильнее меня! – в отчаянии сорвалось с ее уст. – Я понимаю, что буду гореть за это в аду, но ничего не могу поделать!

Она встала на цыпочки, торопливо поцеловала Тора в губы и бросилась обратно.

Тор остался стоять неподвижно, прижав пальцы к губам.

Следующие два дня были заполнены бесконечной суетой. Элен гоняла Анну с утра до ночи по соседям и родственникам из кланов Форрестов и Бернардов с приглашениями на праздник. Ей пришлось также делать покупки и устраивать сцену для бродячих артистов, которых нашел Манро. На ней же лежала обязанность проследить за тем, чтобы оба замка были чисто убраны.

Пока Элен металась между кухней и обширным лугом под стенами Ранкоффа, где предполагалось расставить столы для гостей, Анна руководила горничными, убиравшими покои в Ранкоффе и Данблейне. Нужно было не только навести порядок, но и раздобыть дополнительные кровати для съезжавшихся в Ранкофф почетных гостей.

Насколько Анна могла судить, Манро тоже не давал Тору сидеть без дела. Конюшни пришлось освободить, чтобы разместить там гостей попроще, и животных отогнали на дальний луг. Все свободное время Тор пропадал на охоте: для обильной праздничной трапезы всегда требовались горы дичи.

Анна натыкалась на Тора по десять раз на дню, но оба были слишком заняты и не имели возможности перекинуться хотя бы парой слов, к тому же вокруг всегда было полно народу. Анна сочла, что так даже лучше. Угар от поцелуев мало-помалу развеялся, и на смену ему пришли раскаяние и страх. Она вспомнила, что имеет дело с диким, неотесанным викингом, и уже жалела о своей беспечности. Умом Анна понимала, что ей следует держаться подальше от Тора, тогда как сердце говорило совсем иное. Стоило увидеть его мощную, рослую фигуру – и все ее прежние страхи и сомнения улетучивались. Она начинала грезить о его поцелуях, о прикосновениях и робких ласках, от которых сладко замирало в груди.

Подчас ее мысли становились настолько неприличными, что Анне делалось стыдно. Пожалуй, отец не ошибется, если как можно скорее найдет ей жениха. Ее давно пора выдать замуж.

Вечером последнего дня апреля в обоих замках было не протолкнуться. Друзья и родные Элен и Манро приехали заранее – так же как и простой люд, никогда не упускавший случая повеселиться за господский счет. Крестьяне собрались со всей округи и расположились кто где мог. Им пришлось потесниться, чтобы дать место торговцам, надеявшимся выгодно продать свой товар во время гулянья.

– Подъем! Подъем! – закричала Лия, как только первые лучи солнца проникли сквозь ставни.

– Подъем! Вставайте! – вторила ей Джудит.

Из-за тесноты девочек уложили на полу в спальне у Анны, и теперь они дружно атаковали ее кровать.

– Первое мая! Белтейн! – сообщила Лия, решительно отдернув полог. – Вставай!

Анна с радостным смехом схватила девочек в охапку и прижала к груди. Вся троица кубарем скатилась с кровати и в ночных сорочках кинулась к окну, чтобы распахнуть ставни и полюбоваться чудесным праздничным утром. Воздух был еще по-ночному прозрачным и свежим, но солнце светило так ярко, что Анна зажмурилась.

– Ох, денек выдался прямо как по заказу, правда? – сияя, воскликнула Лия.

Анна не удержалась, снова прижала девочек к себе и каждую по очереди чмокнула в макушку. Предвкушение праздника возбуждало ее не меньше, чем детей.

– Да, день будет прекрасный. А теперь быстренько одевайтесь! Наверняка ваша мама уже сбилась с ног без нашей помощи!

Анна спустилась в главный зал и помогла служанкам подать завтрак. Но ближе к полудню Элен решительно выставила Анну с дочерьми во двор.

– Ступайте, ступайте, – приговаривала она, – вам всем пора проветриться!

– А ты разве не пойдешь с нами? – Анне не меньше девочек хотелось присоединиться к веселой толпе на лугу перед замком, но она считала неудобным оставлять Элен хлопотать одну.

– Я тоже скоро спущусь. Я обещала Джудит показать кукольника. – Элен выразительно закатила глаза. – Хотела бы я знать, как Форресту это удалось: раздобыть не только актеров, но и кукольника!

– Ты уверена, что управишься здесь без меня? Элен решительно кивнула:

– Мне осталось еще раз заглянуть на кухню, а потом я пойду поболтаю с друзьями. Хочешь пойти со мной?

– Нет, лучше я побуду с девочками. А ты развлекайся. Ты тоже заслужила отдых!

– Слушайтесь Анну и не вздумайте снимать плащи! – напутствовала дочерей Элен. – Сегодня вовсе не так жарко, как кажется.

– Хорошо, мама, – дружно пропели девочки.

Анна взяла их за руки и повела во двор, через подъемный мост на луг перед крепостью, где уже вовсю шло гулянье.

Следующие четыре часа Анна и девочки провели на лугу. Переходя от шатра к шатру, они вдоволь насмотрелись на то, как забавно скачут и пищат тряпичные куклы, послушали песни менестрелей, проглотили столько сладостей, что Анне едва не стало дурно. Все они украсили головы венками из цветов и танцевали с другими девушками до тех пор, пока не оттоптали себе ноги окончательно и не обессилели от хохота.

И все это время Анна украдкой высматривала Тора. Она не сомневалась, что он где-то здесь. Ищет развлечение себе по вкусу. Наверное, отправился посмотреть на скачки. Или бродит возле столов, за которыми расположились игроки в кости. Анна не очень-то надеялась на то, что сумеет разыскать его в такой толчее, но все равно продолжала оглядываться. И надеяться. К концу дня они с девочками решили немного отдохнуть и устроились в сторонке, под деревом. Они едва успели отдышаться после танцев, их волосы давно растрепались, а руки и губы стали липкими от сладостей.

Анна с блаженным вздохом откинулась на толстый ствол, увлекая за собой девочек. В эту минуту возле них оказался Олаф.

– Вы уже видели кукол? – с восторгом спросил он.

– Ага! Мне больше всего понравилась собачка! – Лия мигом вскочила на ноги. Ее снова переполняла энергия.

– Мне тоже, – кивнул Олаф. – Олаф любит собак.

– Значит, ты тоже не скучал на нашем празднике, Олаф? – спросила Анна, поднимая на него глаза.

Он покраснел, как мальчишка, и смущенно завертел головой.

– Олафу было весело. Финн выиграл скачки. А Тор побил всех в борьбе, – просиял он и добавил: – Это мои братья!

34
{"b":"31125","o":1}