ЛитМир - Электронная Библиотека

Тор хотел было что-то возразить, но промолчал, потом он наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Эг-эльскер-де, – услышала Анна его шепот.

– Эгелскерде? – переспросила она. – Что это значит?

– Это значит… – Тор почему-то смутился и чмокнул Анну в макушку. – Я тебя люблю.

Она подумала, что скорее всего эти слова вырвались у Тора случайно, под влиянием сиюминутных чувств, и что ей ни в коем случае не следует отвечать ему таким же признанием, однако не могла сдержать счастливой улыбки.

Они надолго затихли под пледом. Наконец Анна прервала молчание:

– Нас наверняка уже ищут.

Возможно, ей следовало чувствовать себя виноватой, ведь она только что предала своего отца. Рано или поздно она раскается и будет вымаливать прощение за свой грех. Когда-нибудь – но не сейчас. Сейчас ей было слишком хорошо. Сейчас она не сомневалась, что поступила правильно, отдавшись Тору. Она еще успеет пожалеть об этом.

Тор помог Анне подняться, отряхнул ее платье и зашнуровал корсет. Оглядев ее при слабом свете луны – все ли приведено в порядок, – Тор накинул им на плечи плед, и они в обнимку побрели по берегу в Данблейн.

Оказалось, что мост в замок еще опущен. Повсюду горели костры и доносились мужские и женские голоса. Анна невольно зарделась, услышав в темноте чей-то возбужденный шепот и смех.

У входа в жилую башню она обернулась к Тору и прошептала:

– Я бы хотела, чтобы ты поднялся туда со мной.

Она действительно хотела этого, хотя понимала, что даже после того, что произошло между ней и Тором сегодня, она по-прежнему остается особой королевской крови.

– Я бы тоже хотел подняться. Не для того, чтобы снова овладеть тобой, а чтобы просто быть рядом, – также шепотом ответил Тор.

Услышав его слова, Анна почувствовала, как новая волна страсти нарастает в ней.

– Доброй ночи, – тихо произнесла она. Но Тор не спешил уходить.

Анна поправила его измятый килт и сказала:

– Мне пора. Может, в суматохе меня никто до сих пор не хватился, но…

– Доброй ночи. – С этими словами Тор привлек ее к себе.

Они поцеловались на прощание, и Анна без оглядки кинулась вверх по лестнице. Она вбежала в спальню, где застала поджидавшую ее Элен.

Глава 15

– Где ты была?

Анна застыла на пороге, вцепившись в полированную ручку двери.

– Я… – растерянно произнесла она.

– Ты сказала, что будешь ждать нас дома.

Элен встала с кресла возле камина, где, судя по всему, провела уже немало времени.

– Я… – снова повторила Анна. У нее было такое чувство, будто ее поймали с поличным. – Разве уже так поздно?

– Давно перевалило за полночь!

Анна стала озираться вокруг. В комнате царил полумрак. Слышно было, как мирно посапывают во сне девочки. Признаться Элен или нет, лихорадочно соображала Анна. Никто не видел, где и с кем она пропадала весь вечер, а значит, не стоит ни в чем признаваться.

– Я… я немного задержалась в Ранкоффе. – Анна провела рукой по волосам и только теперь обнаружила, что давно потеряла свой венок. – А потом решила прогуляться и вернулась домой по берегу. – Первый испуг прошел, и она постепенно приходила в себя. Придав лицу спокойное, даже равнодушное выражение, Анна двинулась к кровати, где горничная разложила для нее ночную рубашку.

– Одна? – спросила Элен и пристальным взглядом проследила за воспитанницей.

Анна задумалась на мгновение. Неужели кто-то выследил их с Тором от самого Ранкоффа? Нет, вряд ли кому-то было до них дело. А если их заметили на берегу?

– Ради твоей же пользы – пожалуйста, скажи, что ты гуляла одна! – Элен сурово чеканила каждое слово. – Что с тобой никого не было!

Анне никогда не приходилось лгать Элен, но сейчас иного выхода у нее не было.

– Я была одна, – как можно тверже произнесла она, затем скинула башмаки и села на кровать, чтобы снять чулки. Только бы Элен не подошла слишком близко!..

Анна боялась, что, встретившись с ней глазами, не выдержит и обо всем расскажет. – Я гуляла одна, – для большей убедительности повторила она еще раз. – И в какой-то момент просто потеряла счет времени. На берегу было так хорошо и спокойно. Особенно после суеты последних дней!

Кажется, она не сказала ничего лишнего. К тому же это было не в первый раз, Анна и раньше гуляла одна по берегу.

Слава Богу, Элен не подошла к ней, а двинулась к двери!

– Я ничего не говорила Манро о том, что ты не вернулась вовремя. Но я беспокоилась. В наши дни женщине не следует разгуливать по ночам одной. Ты даже понятия не имеешь о том, какие мерзавцы могут встретиться тебе.

– Ну, за меня ты могла бы не волноваться. – Анна все больше презирала себя за то, что лгала Элен. Ведь они так доверяли друг другу, так ценили честность и откровенность в своих отношениях! И до сих пор Анне нечего было скрывать. – Я давно стала взрослой. К тому же я – особа королевской крови. Кто посмеет на меня покуситься?

– В любом случае надо быть осмотрительной. Я рада, что ты вернулась целой и невредимой. Да благословит тебя Господь.

– И тебя тоже.

Анна едва дождалась, пока за Элен захлопнется дверь, и без сил рухнула на кровать.

На следующее утро девочкам с великим трудом удалось поднять Анну с постели. Похоже, усталость, накопившаяся за последние дни, взяла свое. К тому же накануне Анна выпила слишком много эля и съела слишком много тяжелой пищи. Она с большим удовольствием осталась бы в постели на весь день, чтобы во всех подробностях снова и снова вспомнить каждый миг свидания с Тором, каждое его прикосновение, каждое слово. Но девочки теребили ее, не давая спать, да и дела по дому требовали ее внимания.

Анна оделась, умылась и пошла проводить Джудит и Лию в главный зал, где снова был накрыт праздничный стол для гостей. Она была готова к тому, что ей придется помогать Элен развлекать тех, кто останется в замке еще на день, и провожать тех, кто отправится домой сразу после завтрака.

Хорошо, что весь день ей придется трудиться не покладая рук. Тогда не останется времени на горькие раздумья и раскаяние в том, что она совершила прошлой ночью. Не могло быть и речи о том, чтобы это повторилось. Спускаясь в главный зал, Анна надеялась, что не застанет там Тора. А вдруг ей не хватит выдержки и она выдаст чем-то их теперешние отношения?.. Анна не знала, как вести себя в присутствии Тора.

Она остановилась на верхних ступеньках лестницы, ведущей в главный зал, и начала осматривать присутствующих, надеясь увидеть Тора. Девочки в это время стали спускаться вниз, к матери. Анне бросились в глаза разложенные на полу тюфяки и циновки. Они уже никому не были нужны, но почему-то слуги не спешили собрать их и унести в кладовую. Столы тоже никто не позаботился расставить для завтрака, и они были кое-как задвинуты в один угол. Женщины бесцельно бродили по залу, время от времени сбивались в кучки и о чем-то возбужденно шушукались. Мужчины с озабоченным видом на ходу жевали мясо и хлеб, принесенные слугами, и запивали их холодной водой.

– Что происходит? – спросила Анна, схватив за руку тучного мужчину с заплывшим жиром лицом и короткой седеющей бородкой.

– Мы отправляемся в дозор! – ответил он и торопливо прошествовал во двор.

– Дозор? Какой дозор? Куда?

Недоуменный голос Анны потонул в громком гомоне, поднявшемся в зале, и мужчина попросту не услышал ее вопросов.

– Бэнофф! Что случилось? – обратилась Анна к другому мужчине, также торопившемуся покинуть зал. Она крепко схватила его за локоть, пытаясь удержать. Молодой парень был как две капли воды похож на предыдущего мужчину. Это был его младший брат.

– Прошлой ночью кто-то пробрался в Ранкофф. Ограбил курятник и перебил всех лошадей.

Пораженная услышанным, Анна выпустила его руку.

– Перебил лошадей?..

– Перерезал им глотки, – сказал Бэнофф и резко провел ребром ладони по шее.

Анне слегка замутило при мысли об ужасной смерти бедных пони. Должно быть, вся конюшня залита кровью!

37
{"b":"31125","o":1}