ЛитМир - Электронная Библиотека

– У тебя опухла лодыжка!

По коридору прогрохотали мужские шаги, и в зал ворвался Манро.

– Элен! Что с тобой? Джон видел, как Финн нес тебя в замок на руках! Ты заболела? Ты ранена?

– Она свалилась с крыши маслобойни, – ответил вместо Элен Финн.

– И так ушиблась, что не смогла подняться на ноги? – Манро пригвоздил норвежца тяжелым взглядом.

– Да откуда мне знать? Просто я не хотел, чтобы она пострадала еще сильнее, вот и решил помочь! – объяснил белокурый красавец.

– Финн, со мной не случилось ничего страшного! – снова повторила Элен. – Честное слово! Я очень признательна тебе за помощь, но теперь ты можешь спокойно заниматься своими делами.

– Ты уверена? – с тревогой спросил Финн. Элен улыбнулась и кивнула:

– Ничего серьезного, нога всего-навсего немного припухла.

– Не стесняйся, зови меня, если что! – сказал Финн и вышел.

Как только дверь за ним закрылась, Манро накинулся на жену.

– Тебе следовало позвать меня, – сердито сказал он. Элен поспешила наклониться, делая вид, что занята больной ногой.

– Я думала, что ты на ферме, и не хотела тревожить тебя по пустякам. Честное слово, я хотела помочь мальчишкам снять с крыши мячик, но потеряла равновесие и упала. Вот и все.

– Не считая того, что эта белокурая бестия оказалась тут как тут, чтобы подхватить тебя на руки, когда ты свалилась ему на голову с небес?

Анна невольно отшатнулась, пораженная бешенством, прозвучавшим в голосе Манро. Супруги всегда спорили и ругались, и с годами Анна привыкла относиться к этим перепалкам как к своего рода любовным играм. Сегодня все было иначе. Она впервые видела Манро в такой ярости.

– Он всего лишь хотел мне помочь, Манро! – Элен поднялась со скамьи и попыталась встать на поврежденную ногу.

– А я всего лишь удивляюсь тому, что Финн вечно крутится у тебя под ногами! Чтобы поймать тебя, когда ты падаешь. Чтобы помочь соскочить на землю, когда ты сходишь с седла. Чтобы дотащить до стола твои проклятые бухгалтерские книги…

Элен попятилась, в изумлении глядя на Манро.

Анна лихорадочно соображала, под каким предлогом убраться отсюда, пока не поздно. Ей совершенно не хотелось присутствовать при той безобразной сцене, которая вот-вот могла разразиться.

– Манро Форрест! – Голос Элен звенел и прерывался от возмущения. – Уж не приревновал ли ты меня к этому сопляку?!

– Довольно, моя колючая розочка! – рявкнул в ответ Манро. – Раз уж ты уверяешь, что с тобой все в порядке, то я, с твоего позволения, вернусь на ферму. А тебе я настоятельно советую держаться подальше от всяких крыш! – И он вышел, с силой грохнув дверью.

Элен оглянулась на Анну и рассмеялась:

– Да он совсем взбесился.

Теперь, немного успокоившись, она оценила всю глупость создавшейся ситуации.

Анна уже открыла было рот, чтобы подтвердить нелепость подозрений Манро, который не придумал ничего глупее, чем приревновать Элен к Финну, но в этот момент вновь почувствовала приступ тошноты и промолчала.

Элен удобно расположилась на скамье и совершенно не обращала внимания на то, что у Анны не совсем здоровый вид.

Лия с Джудит давно забросили свои тряпки и убрались под стол, где у них обитало многочисленное семейство тряпичных кукол. Девочки привыкли к тому, что родители часто ссорятся, и поэтому, как правило, внимания на эти вспышки не обращали. Ссоры воспринимались как часть обыденной жизни.

– Провалиться мне на этом месте! – ворчливым тоном произнесла Элен, растирая лодыжку. – В последнее время он едва обращает на меня внимание – хорошо, если не забудет сказать, куда идет и что собирается делать. И что ему требуется от меня. Вечером он валится в кровать, как сноп, и тут же засыпает. Иной раз даже забывает поцеловать меня на ночь! А тут смотри-ка – распустил перья, как петух, и начал кукарекать, стоило кому-то другому мне помочь!

Анна прижала ладонь к животу, стараясь подавить новый приступ тошноты. Она почти не слушала Элен, в голове билась одна и та же мысль: «Беременна! Беременна!»

Что ей теперь делать? Как рассказать обо всем Тору? А Манро? А Элен?

У Анны помутилось в глазах.

Кто отважится доставить эту ужасную новость ее отцу? Неужели сам Манро? И что сделает король, узнав о ее распутстве? Приедет в Данблейн, чтобы вершить свой праведный суд?

Анна без сил плюхнулась на скамью рядом с Элен. Но Элен с таким вдохновением ругала Манро, что даже не заметила, как Анна позеленела.

– …ревнует! Ну кто бы мог подумать, что он может меня приревновать! – Элен громко рассмеялась. – И это после того, как я родила ему двоих детей! Никогда не отказывала ему в постели! Всегда была готова выслушать и утешить! – Морщась от боли, она опустила опухшую ногу на пол. – Спорим на что угодно: он стал таким же сумасшедшим, как те мерзавцы, что разорили курятник и вырезали наших лошадей!

Анна судорожно сглотнула и выпрямилась. Чтобы хоть как-то отвлечься от своих невеселых мыслей, она попыталась поддержать разговор с Элен.

– Неужели Манро так никого и не нашел?

– Никого. А в округе продолжаются кражи. У одного пропал цыпленок, у другого – свинья. Крестьянин, который живет возле дороги на Абердин, утверждает, что кто-то пробрался к нему в дом и стащил кухонный нож, башмаки и кое-что из одежды. – Элен помрачнела и задумалась. – Ну скажи на милость, кому может прийти в голову красть башмаки? Тор считает, что это все делает один и тот же человек, но я не уверена… – Элен покачала головой.

Едва Анна услышала имя Тора, как к ней тут же вернулись невеселые мысли, а с ними и очередной приступ тошноты. На этот раз Элен заметила, что с ней что-то не так.

– Милочка, тебе плохо? – всполошилась она и взяла Анну за руку.

– Нет-нет, все нормально, – пролепетала она, чувствуя, что ее вот-вот стошнит.

– А по тебе не скажешь. У тебя совершенно болезненный вид!

Анна резко вскочила со скамьи:

– Ты присмотри за девочками, ладно? Я… у меня кружится голова!

Она рванулась было к двери, но Элен все еще держала Анну за руку.

– Кажется, жара у тебя нет. Не дай Бог, ты подхватила болотную лихорадку! – сказала она с тревогой в голосе и заботливо пощупала Анне лоб.

– Нет-нет, у меня просто легкое расстройство желудка! – Анна едва соображала, что говорит. Господи помилуй, если бы все действительно объяснялось простым расстройством желудка! – Я ненадолго прилягу, – крикнула она, выбегая из комнаты. – Немного отдохну и вернусь!

– Отдыхай, сколько нужно! Мы с девочками сами вымоем окна. А потом я загляну к тебе и приготовлю отвар от…

Анна уже не слышала, что сказала Элен. Она опрометью неслась вниз.

Олаф не спеша шел по тропинке, мурлыча под нос песенку, которую мать пела ему в детстве. Он любил свою маму и скучал по ней, а вот по Найлендсби не скучал совсем. Он не скучал ни по длинному низкому бараку, в котором жил с остальными холостяками, ни по ежедневной обязанности выходить в море за рыбой. И меньше всего он скучал по тем грубым шуткам и издевательствам, которые терпел от приятелей отца и их сыновей. Он отлично видел, что отцу на это наплевать. Он ни разу не вступился за Олафа, как сделал бы Тор, окажись он на месте отца.

Олафу нравилась жизнь у подножия этих высоких красивых гор. Манро называет их каким-то чудным словом. Грампи, что ли? На пустошах здесь цветет красивый пурпурный вереск, да и еда здесь отличная, и ее всегда много, а Олаф любит покушать. Но больше всего он любит эту красивую девушку, Анну. Она очень добрая и не обижает Олафа. Да, Олаф ее очень любит.

– Эй, эй! – крикнул Олаф, причмокнув губами. Его отправили искать сбежавшего теленка. Олаф видел, как глупый бычок перебежал через болото и скрылся в кустах на опушке. – Эй, э-эй! – снова крикнул он и, встав на четвереньки, чтобы лучше рассмотреть следы на мягкой влажной почве, ползком стал пробираться через густой подлесок, закрывавший опушку. Колючие ветки царапали лицо и цеплялись за волосы.

Олаф продрался через кусты на поляну и вдруг замер. Прямо перед ним стояли два всадника.

41
{"b":"31125","o":1}