ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты напрасно тревожишься из-за нее, Элен. Даже если бы ей каким-то чудом удалось сбежать, нас непременно поставили бы в известность.

– Да, конечно, ты прав. А знаешь, что удивительно: за последние годы я впервые вспомнила о ней именно сейчас!

Манро придвинулся поближе к жене, положил голову на ее подушку и обнял Элен за талию.

– Вот и забудь ее снова как можно скорее, пока тебе не стали сниться кошмары!

Элен грустно улыбнулась, глядя во тьму, и уютно свернулась под боком у Манро.

– Спокойной ночи.

– Благослови и сохрани тебя Господь, – уже засыпая, проговорил Манро. – Спи. Завтра у нас будет нелегкий день!

Глава 26

Анна прислонилась спиной к двери самой большой спальни в замке Ранкофф и облегченно вздохнула. Она до сих пор не могла понять, как Элен сотворила такое чудо. С того дня как Тор получил согласие на их брак, едва миновало две недели, а все приготовления к свадьбе уже были закончены. За неполных четырнадцать дней нашли священника и менестрелей, разослали приглашения гостям и даже собрали целые горы продуктов, чтобы накормить всю округу. Свадьба вышла на славу. Именно о такой красивой и шумной церемонии Анна и мечтала всю жизнь.

– Ну вот, теперь мы женаты, – произнесла она вслух, все еще не очень-то веря в это.

– Женаты, – повторил за ней Тор. Он стоял на другом конце комнаты и смотрел в темноту за окном. – Я – женатый человек.

То, как многозначительно произнес Тор эти слова, родило в душе Анны неясную тревогу. А вдруг он уже пожалел о том, что женился?

– Ты жалеешь об этом? – спросила она с замиранием сердца. Если он ответит «да», она немедленно покинет комнату. Правда, она понятия не имела, куда отправится, но точно знала, что ни в коем случае не собирается делить ложе с человеком, пожалевшем об их свадьбе уже в первую брачную ночь.

Тор повернулся к Анне лицом. Он улыбался. У Анны словно камень свалился с души.

– Я не из тех, кого легко заставить сделать что-то против желания, и ты это знаешь! – Тор шагнул к ней навстречу. Он был одет очень торжественно: клетчатый плед клана Форрестов, скрепленный на плече фамильной брошью. Ни дать ни взять – настоящий горец, отважный предводитель клана. Вот только светлые волосы и голубые глаза выдавали в нем норвежца…

Тор был сегодня особенно красив, и Анна с восторгом смотрела на него.

– Я горжусь тем, что ты оказала мне эту честь и стала моей супругой, – продолжал Тор, подойдя к Анне поближе. – Я знаю, что успел совершить немало ошибок, что бываю груб и неуживчив. Но обещаю тебе: я буду стремиться стать лучше. Сегодня я самый счастливый мужчина на свете. Правда, одна мысль гложет меня: убийца моего брата до сих пор ходит на свободе. Это не дает мне покоя и возможности насладиться своим счастьем в полной мере.

– Тор, давай на этот вечер – только на этот вечер – представим, будто Олаф просто ушел спать, – предложила Анна. – Что он мирно спит на своем тюфяке, сытый и довольный жизнью, и во сне все еще танцует на нашей свадьбе с Лией и Джудит…

– Думаю, ничего плохого не будет в том, что я представлю себе это на один вечер, – ответил Тор.

«А я представлю себе, что ты весь день говорил о том, что любишь меня!» – мысленно добавила Анна.

Тор подошел к ней совсем близко, взял ее руки в свои и посмотрел ей в лицо влюбленными глазами.

– Что ты хочешь сказать? – спросила Анна, чувствуя, как сладко замирает ее сердце.

– Ты самая красивая женщина на свете!

Анна смущенно засмеялась. Она, оказывается, совершенно не знает своего мужа! Выходит, ее практичный и циничный норманн в душе нежный романтик? Вот так новость!

– Я абсолютно уверен, что свет еще не видел женщины прекраснее той, с которой я сегодня обменялся клятвами в церкви!

Анна не могла сдержать счастливой улыбки.

– И что с ее красотой может соперничать лишь сила ее духа и острота ее ума! – продолжал говорить Тор.

– Ну да, она настолько сильна духом, что имеет совесть выходить замуж на третьем месяце беременности! – иронично добавила Анна.

Тор привлек Анну к себе.

– Ты уже третий месяц носишь моего ребенка… – с волнением прошептал он.

У Анны сладко щемило в груди от предвкушения близкого счастья. Она зажмурилась в ожидании поцелуя. Тор прикоснулся своими жаркими губами к ее губам. И хотя это был не первый их поцелуй, они ощущали его по-особенному. Этот поцелуй символизировал начало их совместной счастливой жизни.

Тор целовал Анну медленно, словно смаковал каждое прикосновение. Анна с готовностью отозвалась на его ласки. С этой минуты весь мир для нее заключался в одном-единственном человеке – ее муже, ее Торе. Анна буквально таяла в его объятиях. Она крепко ухватилась за его широкие сильные плечи, чтобы не упасть.

– Что с тобой? – Тор прижал ее к себе еще сильнее. Она рассмеялась счастливым смехом и прошептала:

– Меня ноги не держат! Если ты меня отпустишь, я упаду!

– Тебе плохо? – с тревогой спросил Тор. – Хочешь, я позову Элен?

Анна снова счастливо рассмеялась. От волнения она разрумянилась и стала еще красивее.

– Я чувствую себя прекрасно. Просто ты так нежен со мной, что я не в силах устоять…

Тор снова привлек Анну к себе и продолжал с серьезным и озабоченным видом:

– Нам вовсе не обязательно заниматься этим прямо сейчас. У нас впереди еще целая жизнь. Может, стоит потерпеть до тех пор, пока ребенок…

Тор говорил что-то еще, но Анна почти не слушала его. Вся она внутренне трепетала и хотела только одного: заняться любовью со своим законным мужем здесь и сейчас. Она не заметила, как оказалась уже в постели рядом с Тором.

– Я здорова. И ребенок здоров, – произнесла наконец Анна, прерывая Тора. – А Элен мне сказала, что для женщины нет времени лучше, чем беременность, потому что тогда она может сколько угодно заниматься любовью и не бояться нежелательных последствий!

Анна откинулась на пышную перину из гусиного пуха и крепко обвила руками своего молодого мужа. Теперь, когда в их распоряжении была эта уютная спальня и они стали наконец-то мужем и женой, она вовсе не собиралась отказываться от положенных ей удовольствий. И не испытывала по этому поводу никаких сомнений – в отличие от Тора.

– Ну, иди ко мне! – проворковала она.

Тор поколебался какое-то мгновение, но, не выдержав, приник страстным поцелуем к губам Анны.

Она застонала от нетерпения. Тор поспешно стал распутывать завязки на ее корсете.

– Погоди, невежа, дай мне самой это сделать! – Анна тихо рассмеялась и добавила: – И позволь мне хотя бы разуться для начала! – Ее голос стал глухим от возбуждения.

– Можно я сам тебя разую? – Тор опустился на пол и, не отрывая от Анны восхищенного взгляда, приподнял подол ее юбки. Он действовал неспешно, словно не раздевал Анну, а совершал некий колдовской ритуал. Он медленно снял один башмак, затем другой. Анна следила за каждым его движением, не в силах оторвать взгляда. Вот его сильная ладонь обхватила ее ступню – и по спине Анны пробежали мурашки. Широко раскрыв глаза, она смотрела, как Тор распустил подвязку у нее под коленом.

Он прикасался осторожно, словно боялся неловким движением причинить ей боль. Анна откликалась на его движения каждой клеточкой своего тела. Она вздрагивала и трепетала от восторга, когда Тор стал стягивать второй чулок; сердце Анны бешено колотилось, грозя выскочить из груди. Внизу ее живота сделалось жарко и мокро.

– Тор… – выдохнула она и прикрыла глаза. В этот момент она почувствовала, как его сильное и крепкое тело опускается рядом.

Пальцы Анны стали непослушными, и она никак не могла справиться с завязками на корсете. Желание, нараставшее в ней с каждой минутой, делало Анну еще более нетерпеливой. Ей казалось, что если она сейчас же не освободится от всей одежды и не прижмется к Тору обнаженным телом, то попросту умрет от разрыва сердца!

Тор покрывал частыми поцелуями ее лицо и шею.

60
{"b":"31125","o":1}