ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот и еще один день прошел в бесплодных метаниях по кругу. Они ничего не нашли и даже не встретили ничего подозрительного. Тор был явно не в духе, ему казалось, что они с отцом упускают нечто очень важное, то, что лежит у всех на виду, но это нечто никто не способен распознать. Чтобы умудриться натворить столько дел и в Данблейне, и в Ранкоффе, убийца должен был схорониться где-то неподалеку. Но где?

Тор без конца размышлял над этим весь день, но к вечеру не приблизился к разгадке ни на йоту. Пожалуй, стоило немного отдохнуть от этих мыслей. Утро вечера мудренее. Кто знает, может быть, во сне его осенит блестящая мысль? Да, ему не помешает как следует выспаться.

Устало улыбаясь, Тор пересек крепостной двор, освещенный факелами, закрепленными на стенах. Пожалуй, они с Анной не будут сегодня выходить в главный зал и прикажут накрыть ужин у себя в спальне. Ему нравилось оставаться с ней вдвоем, за закрытой дверью. Тогда не приходилось делить ее общество с окружающими.

Тор не переставал удивляться тому, как легко он приспособился к семейной жизни. Правда, они с Анной часто спорили, а их взгляды и привычки во многом отличались, однако уже сейчас было очевидно, что эти разногласия со временем можно преодолеть и что из них получится прекрасная супружеская пара. Не всякому мужчине выпадает такая удача, и у Тора были все основания считать себя настоящим счастливчиком.

Он вошел в цитадель и направился в главный зал. Но Анны там не оказалось. Он заглянул в их спальню. Анны не было и там. Тогда Тор спустился по винтовой лестнице в подвал, где располагалась кухня.

– Вы не видели мою жену? – спросил он, просунув голову в приоткрытую дверь. От запаха жареной рыбы и свежеиспеченного хлеба у него потекли слюнки.

Молодая кухарка встряхнула рыжими кудряшками и испуганно посмотрела на свою подругу. Тор никогда не мог понять, почему здесь все так его боятся. Анна сказала, потому что он слишком большой и шумный. Вот чудачка! Сам себе он не казался ни слишком большим, ни шумным.

– Так где же она? – снова спросил он, стараясь не обращать внимания на тревожное предчувствие, зародившееся где-то внутри его.

– Она уехала… уехала в Данблейн, милорд! – запинаясь, проговорила кухарка и поспешно добавила: – С ней поехал Роб!

Тор мгновенно разозлился. Он же приказал Анне сидеть дома!

– Когда? – гневно рявкнул он. От его голоса кухарки в страхе отпрянули назад.

– Почти сразу после полудня, милорд, – робко пролепетала одна из них. – Она обещала, что непременно вернется до заката и сама подаст вам ужин!

– Но на дворе уже ночь! – не унимался Тор.

– Стало быть, она чуток припоздала, – попыталась хоть как-то оправдать Анну перед грозным супругом молоденькая кухарка. – Вот как пить дать, милорд, вы и глазом моргнуть не успеете, а она уж будет тут как тут!

Тор досадливо покачал головой, повернулся и вышел, громко хлопнув дверью.

– Снова взялась за свое, милая женушка? – бормотал он себе под нос. – Ну, погоди, дай мне только до тебя добраться! Тогда ты сразу поймешь, кто в доме хозяин! – Тор выскочил во двор и схватил за плечо первого попавшегося слугу. – Лошадь мне, живо! – рявкнул он. – Я еду в Данблейн!

Глава 28

– То есть как это ее здесь нет?! – взревел Тор.

– Тсс! – шикнул на него Манро, прижав палец к губам. Они стояли перед дверью хозяйской спальни в замке Данблейн. Элен недавно полегчало, и она забылась неглубоким сном. – Я же сказал тебе, что не знаю, где Анна. Я сам только что вернулся. Телята разбежались, и мы собирали их до самой ночи.

Манро с озабоченным видом откинул со лба седеющие волосы.

– Анна не появлялась в Данблейне. Я спрашивал у Лии. – Он ткнул пальцем в ту сторону, куда минуту назад ушла его дочь. – Здесь ее никто не видел. Лия сказала, что они передали Анне, что у Элен неожиданно начался приступ. Но она не приехала, и Элен с девочками решили, что Анна не осмелилась покинуть замок, когда ты в отъезде.

– И никому не показалось странным, что от Анны не было никакого ответа? – воскликнул Тор.

– Да тише ты! – осадил его Манро. – Элен плохо соображала из-за боли, а Лии всего семь лет от роду! Ты же не можешь взвалить на нее всю вину!

– Но и домой она не возвращалась! Ты понимаешь, что это может означать? – Голос Тора был полон отчаяния. – С ней что-то случилось в пути! С ней что-то случилось! – повторил он.

– Сынок… – начал было Манро.

– Ах, Анна, Анна! – перебил его Тор. На глазах его блеснули слезы. Он отвернулся и привалился к дверному косяку.

– Тор, прежде всего тебе надо успокоиться. – Манро решительно взял сына за руку и повел в спальню.

Сквозь пелену слез Тор едва видел, куда ступает. Он не понимал, что с ним творится, ведь до сих пор он и понятия не имел, что такое слезы! Тор не плакал никогда в жизни!

Манро насильно усадил сына в кресло.

– Мы найдем ее, – твердо сказал он. – Клянусь, мы ее найдем!

– Я же велел ей сидеть дома и не высовываться! – причитал Тор, пряча лицо в ладонях. – Я надеялся, что она будет в безопасности! И как я не подумал о том, что она…

– Тор, послушай, что я скажу! – Манро изо всех сил тряхнул сына за плечи.

Тот посмотрел на него ничего не видящими глазами и провел рукавом по заплаканному лицу.

– Ты должен взять себя в руки, и мы сейчас же отправимся на поиски Анны! Ради нее ты должен быть спокойным и сильным! Ты все понял?

Постепенно до Тора стал доходить смысл того, что говорил отец. Конечно, он прав. Сейчас не время распускать нюни. Тор должен быть сильным – ради Анны. Только он может и должен спасти свою жену и вернуть ее домой. Тор предчувствовал, что случилось что-то ужасное и жизнь его любимой висит на волоске.

Жуткие картины вставали в его воспаленном мозгу: сожженный дубильщик, убитый Олаф… Тор тяжело вздохнул и сильно тряхнул головой, отгоняя страшные мысли.

– Нам… нам следует найти Роба. Роб поехал с Анной, – произнес он. – Его тоже нигде нет. Караульные у ворот сказали, что в замок он не возвращался.

– Мы найдем Роба и непременно найдем Анну, – убежденно заявил Манро. – Но прежде нам надо собраться с мыслями и составить план.

Тор резко поднялся с кресла. Он заставил себя встряхнуться и собраться, сказался выработанный годами инстинкт воина. Тор больше не стыдился своих слез.

– Ты… ты прости меня, – немного растерянно произнес он, обращаясь к отцу. – Мне не следовало вот так… Я… – Тор осекся, не зная, что сказать еще.

– Мы все любим Анну и переживаем за нее не меньше тебя. Мне понятны твои чувства и страхи, так что не стыдись своих слез и не извиняйся. – Манро отошел в угол, где на небольшом столике лежала его перевязь с мечом. – Уж я-то знаю, что значит любить женщину больше жизни. Когда любишь ее так…

Тор вдруг с удивлением заметил слезы в глазах отца, но в отличие от него Манро не стыдился чувств.

– Я знаю, что значит любить женщину так, что становится больно в груди. Вот здесь! – Манро ударил себя кулаком в грудь слева. – Именно так я люблю Элен. – Он кивнул туда, где его жена неподвижно лежала на кровати. Она все еще спала после приступа.

Манро снял с крючка накидку на меховой подкладке, подошел к Тору и продолжил:

– Ну а теперь, если ты готов, пойдем в зал и соберем отряд из наших людей. Мы не можем взять с собой много воинов, потому что я не хочу оставлять замок без гарнизона, но пошлем гонца в Ранкофф. Пусть там тоже выделят людей. – Манро крепко сжал Тору плечо. – Мы найдем ее. Может быть, она просто упала с седла, не смогла поймать лошадь и теперь идет пешком. А может быть, что-то задержало ее в деревне. Сам понимаешь, могло приключиться все, что угодно, чего мы даже предположить не можем.

Манро ободряюще посмотрел сыну в глаза, и Тор почувствовал, как к нему окончательно вернулись спокойствие и уверенность.

– Ступай! – приказал Манро. – Я отдам распоряжения служанке, чтобы она посидела с Элен, а мы отправимся на поиски Анны.

64
{"b":"31125","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё о детях. Секреты воспитания от мамы 8 детей и бабушки 33 внуков
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера
World of Warcraft. Последний Страж
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Колыбельная звезд
Перебежчик
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Чужая война