ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему?

– Понятия не имею. Потому, что я расстался с его матерью. Не вернулся за ним на север. Думаю, он готов взвалить на меня вину за все свои обиды.

– Я вернусь вместе с ним, – решительно заявила Элен и покинула зал.

Кто-нибудь другой на месте Манро попытался бы остановить ее, ведь на улице уже давно стемнело, и непогода разгулялась не на шутку, но он не собирался понапрасну тратить слова. Давным-давно Элен научила его признать за собой равные с ним права. Разделив с ней хлопоты по управлению хозяйством, Манро только выиграл от этого: у него появилось больше свободного времени. Анна вдруг тоже встала со своего места.

– А ты куда собралась? – с досадой в голосе спросил Манро.

Анна бросила на стол свою салфетку и, выходя из-за стола, ответила:

– За вашим сыном!

– А больше ты ничего не нашел? – в который раз спрашивал Олаф, с тоской разглядывая блюдо с черствыми корками хлеба.

– Будь доволен и этим! – отрезал Тор и швырнул в очаг сырое полено, которое принес с собой, вытащив его из кучи дров во дворе.

– Но когда мы вошли сюда, внизу пахло хлебом!

– Я не смог его отыскать. Наверное, слуги успели все спрятать. Ешь, что дают, и радуйся, что этот хлеб еще можно разжевать и он не успел заплесневеть!

– Немного джема было бы сейчас очень кстати, – заметил Финн, с хрустом разгрызая корку.

– Ты что, оглох? Разве я не сказал, что кладовая заперта на ключ и весь замок словно вымер? – Тору не сиделось на месте. Как загнанный зверь, он ходил вокруг стола, чувствуя себя неуютно в этом мрачном роскошном зале. Ему уже приходилось бывать в замках не хуже этого, правда, очень давно. Еще до того, как заняться торговлей, он промышлял в шайке мародеров. Смутная тревога овладевала им, и Тор все больше убеждался в том, что ему, вольному северному волку, не место в этой золоченой клетке. Особенно бесил спокойный прием, оказанный лордом Ранкоффом. Пусть он не надеется, что сумеет приручить его, Тора!

– Они заперли кладовую? – Финн протянул Олафу еще одну черствую корку хлеба. – А разве у слуг нет ключей?

– Ты чем-то недоволен? – окончательно вышел из себя Тор. – Вместо того чтобы ночевать на голой земле, ты можешь устроиться возле очага, у тебя есть крыша над головой! Что-то я не припомню, когда в последний раз мы проводили ночь под крышей!

Честно говоря, Тор и сам здорово разозлился оттого, что вынужден был ложиться спать на пустое брюхо. Наверняка это его папаша успел шепнуть слугам, чтобы заперли кладовую и топали ночевать по домам, в деревню. В замке не осталось ни одной живой души, кроме Тора и его братьев.

С самого начала все пошло кувырком. Тор надеялся, что отец встретит его гораздо более сурово, что им придется выяснять отношения на повышенных тонах, размахивая кулаками. Настоящая мужская ссора – что может быть лучше? Как и все мужчины в их деревне, Тор был большим мастером по этой части.

Но Манро Форрест обманул все его ожидания, сбил с толку выдержкой и дружелюбием. Он умело отвел от себя все обвинения, которые Тор мечтал бросить ему в лицо, и сохранил при этом свое достоинство. Больше того – он ясно дал понять, что Тор не имеет права вымещать на нем свой гнев. А потом как ни в чем не бывало пригласил его отужинать в семейном кругу. Каким же надо быть подкаблучником, чтобы бросить своего сына-первенца ради обычного ужина с какой-то бабой – будь она хоть трижды его жена!

Вдруг дверь отворилась, и в зал уверенно вошла женщина в мужской одежде.

– Добрый вечер! – поздоровалась она и улыбнулась. Несмотря на необычный наряд, женщина показалась Тору очень красивой. Особенно ему понравилось сочетание рыжих волос и зеленых глаз, смотревших на Тора дружелюбно и открыто.

– Я – леди Ранкофф, жена Манро. – Женщина шагнула вперед, протянув руку для приветствия. Тор заметил, что она немного волнуется.

Следом за вошедшей показалась еще одна женщина. Она была намного моложе и так прекрасна, что от восхищения у Тора перехватило дух. Роскошные золотисто-рыжие волосы, синие глаза, открытый и прямой взгляд, такой же, как у жены его отца. Тор машинально пожал руку леди Ранкофф, будучи не в силах отвести взор от второй женщины, которая, похоже, нисколько не смутилась.

Леди Ранкофф проследила за его взглядом и, пристально посмотрев на Тора, тут же догадалась, какое впечатление произвела на молодого норвежца вошедшая девушка.

– Ага, понятно, – произнесла Элен и немного посторонилась. – А вот это наша Анна.

Девушка слегка присела в реверансе и прямо посмотрела Тору в глаза. Он не знал, что и подумать. Большинство женщин боялись его как огня. Даже те, кто относился к нему хорошо, предпочитали держаться подальше и старательно отводили глаза. А эта стояла и спокойно смотрела на него.

– Вы – дочь моего отца? – спросил Тор. Ему показалось, что его голос прозвучал откуда-то издалека. Никогда в жизни он не был так очарован женщиной. Но если она действительно приходится дочерью этому шотландцу, у него нет никакого права смотреть на нее так, как смотрит он сейчас. Тор молил про себя Бога, чтобы Анна не оказалась его сводной сестрой.

– О Господи, ну конечно же, нет! – смеясь, ответила леди Ранкофф. – Она старинный друг нашей семьи и занимается воспитанием наших дочерей.

Тор отважился подойти к Анне поближе и неловко кивнул в ответ на ее реверанс.

– Мы приехали, чтобы пригласить вас на ужин, – проговорила Анна и одарила Тора такой улыбкой, перед которой он не мог устоять. Вероятно, она уже почувствовала, как действуют на него ее чары. – Вы согласны?

Глава 3

Анна ждала ответа, стараясь не выдать обуревавшего ее Душу волнения. Сердце в груди билось часто и гулко, ладони сделались влажными, а легким почему-то не стало хватать воздуха. Никогда в жизни Анна не испытывала столь сильного влечения к мужчине. До сих пор она вообще считала себя равнодушной к мужским чарам.

Но сегодня все было по-другому. Они с Тором, похоже, были ровесниками, однако до сих пор она никогда не видела такого гиганта. Анна не могла пожаловаться на свой рост, но и при таком росте она едва достала бы норвежцу до середины груди. А таких пышных, густых пшеничных волос ей не приходилось видеть даже у женщин. Горный ветер превратил их в подобие львиной гривы, подчеркивавшей величавую посадку головы. А его глаза… В их голубой льдистой глубине пылало пламя гнева и читалась скрытая боль, которая не осталась не замеченной Анной.

Она слышала свой голос как бы со стороны, не совсем понимая даже, о чем говорят. Кажется, было сказано что-то насчет ужина?

Элен так и стояла между ними и с нескрываемым удивлением наблюдала за молодыми людьми. Внешнее спокойствие этой парочки было обманчиво и не могло сбить ее с толку. Злые языки часто обвиняли Элен Бернард Форрест в том, что она ведет себя как мужик, однако даже они признавали, что природа щедро одарила ее безошибочным женским чутьем.

Тор стоял, словно пораженный громом, не в силах отвести взор от Анны, и она заворожено смотрела на него. Да, перед ней стоял самый настоящий норвежец, чужак с дальнего севера. Кто же еще станет разгуливать по горам, облачившись в кожу и меха, потрясая нечесаной львиной гривой и сверкая голыми бицепсами на огромных руках? С первого взгляда было ясно, что это викинг, волк среди людей, одного имени которого было достаточно, чтобы поселить в сердцах мирных жителей смертельный ужас.

Анна была словно околдована им. Она пыталась стряхнуть с себя это наваждение, но не смогла.

Элен громко покашляла, чтобы напомнить о себе.

– Ну, так что же вы скажете? – Она окинула Тора спокойным взглядом, нисколько не смущенная ни его ростом, ни диким видом. – Как вас зовут? Тор, если не ошибаюсь?

Слегка повернув голову в ее сторону, норвежец пробурчал:

– Меня зовут Тор Хеннесон, сын Хенны.

– Итак, сын Хенны и Манро, вы едете с нами, чтобы поужинать в моем замке? – Элен покосилась на двух его спутников, застывших возле камина в напряженном ожидании. – Ваши друзья тоже могут считать себя приглашенными. Я предупредила повара, и он уже готовит новую порцию оленины, а также жарит перепелиные яйца, варит суп, печет хлеб и открывает очередную бочку эля.

7
{"b":"31125","o":1}