ЛитМир - Электронная Библиотека

Ласло Л. Леринц

Подземная пирамида

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1991 году Московская штаб-квартира Международной ассоциации «Детектив и политика» выпустила в свет перевод книги Л. Ласло Леринца «Покушение», впервые представ ив русскоязычному читателю этого очень популярного, и не только у себя на родине, венгерского автора. Его произведения, отличающиеся захватывающей фабулой, стремительным развитием действия и в то же время удивительной искренностью и достоверностью изложения самых головоломных ситуаций и фантастических событий, в нашей стране пока, к сожалению, практически неизвестны.

Л. Ласло Леринц (род. в 1939 г.) начал писать еще в юношеские годы, находясь под впечатлением романов своего любимого писателя Карла Мая. Герои его первых приключенческих рассказов многолики – от контрабандистов до воинов Чингисхана, а действие разворачивается то в южных морях, то в степях Средней Азии После этих рассказов автор публикует несколько романов для юношества и так называемых социальных романов, а затем успешно пробует свои силы в жанре приключенческого и фантастического романа, в котором продолжает работать и в настоящее время В этих его книгах обычно присутствуют и элементы криминального романа, хотя автор возражает против определения своих произведений как детективных. «Я всегда любил и люблю хорошие приключенческие романы, – говорит он, – и решил сам попробовать их писать. И к фантастике испытывал тягу с детства. Прочитав знаменитый роман Джеймса Хилтона „Lost Horizont“ (дословно „Утраченный горизонт“, в венгерском переводе – „Долина Голубой Луны“ – Ю. К.), действие которого разыгрывается в Тибете, так что есть в нем и Восток, и научная фантастика, я решил, что тоже буду писать такие».

Восток не случайно излюбленное место действия в ряде романов Л. Ласло Леринца. Ученый-востоковед, профессор университета, специалист в области фольклора, литературы и истории народов Монголии и Тибета, он не один год прожил в Монголии, неоднократно бывал в Китае, Забайкалье, Индии, Вьетнаме. Богатая фантазия писателя и профессиональные знания ученого счастливо дополняют друг друга, в чем может убедиться и читатель «Подземной пирамиды».

Читая романы Л. Л. Леринца, трудно отделаться от ощущения, что написал их не венгр, а англичанин или американец. И дело не в том, что некоторые свои книги писатель публикует под псевдонимами Лелей Л. Лоуренс или Фрэнк Кокни, и даже не в выборе места действия и именах героев, а, по-видимому, в том, что язык и манера письма – точность изображения событий и лиц, безупречная логика развития действия – соответствуют классическим образцам мировой научно-фантастической и приключенческой литературы По словам писателя, он сознательно стремился к такому стилю.

В большинстве случаев действие в произведениях Л. Леринца разыгрывается в тех местах, где побывал он сам, поэтому описания их так живы, разнообразны и правдивы. Он никогда не выдумывает неестественных положений, не вводит читателя в заблуждение, и потому все фантастические идеи, события и образы в его произведениях покоряют своей достоверностью, идет ли речь о поисках погребенной в недрах пустыни загадочной пирамиды, о путешествии во времени, о разумных муравьях или чудовищах-мутантах.

Считая динамичность действия и увлекательность фабулы важнейшими чертами приключенческой и научно-фантастической литературы, автор ни в коей мере не приносит им в жертву своих героев. Действующие лица в романах Леринца – это личности с яркой индивидуальностью, их поступки и взаимоотношения всегда психологически убедительны, эмоциональны, и у читателя создается полная иллюзия живого общения с ними, отчего, естественно, увлекательность повествования еще более возрастает.

Это в полной мере относится и к предлагаемому роману. Его герои – частный детектив Сэмюэль Нельсон, профессор Петер Силади со своими коллегами-археологами, колоритная фигура – датчанин-фольклорист Хальворссон и другие – живут и действуют на страницах книги, вызывая горячее сопереживание читателя. Даже эпизодические персонажи, с которыми походя сталкиваются герои романа (например, хранитель склада городской библиотеки Санта-Моники и чиновник Управления археологии Египта, ведающий вызовом из страны археологических находок), охарактеризованные буквально несколькими словами, остаются в памяти как совершенно живые люди, а чтобы показать свое отношение к отрицательной личности, автору достаточно двух слов – это, в частности, весьма элегантный «коротышка в шляпе».

Калейдоскоп событий, свидетельствующий о неистощимой фантазии Л. Ласло Леринца, меткие и часто неожиданные сравнения, мастерски построенные диалоги, полные своеобразного юмора и иронии замечания – можно было бы продолжить перечисление достоинств «Подземной пирамиды», но не будем задерживать встречу читателя с этим замечательным произведением. Нет сомнения, что оно заслужит признание и в нашей стране и, может быть, откроет путь к нам другим романам его необычайно интересного и талантливого автора.

Ю. Красников

I. ПРОЛОГ

В тот вечер я выпил чертовски много. Сначала пил бурбон, потом какую-то зеленую бурду, которую подсунул мне бармен.

Я устал и чувствовал себя как выжатый лимон: точь-в-точь как тот тоненький ломтик, что плавал у меня под носом по поверхности зеленого сиропа.

Я разыскивал одного типа и мотался по всем южным штатам, а этот несчастный всего-то и сделал, что постарался забыть об алиментах, которые причитались его покинутой жене и детям. Мне поручили почетную миссию достать молодчика хоть из-под земли и облегчить его кошелек на несколько сотен долларов.

Было, по-моему, уже около полуночи, когда летчик сел за мой столик. Лицо в щетине, под глазами круги – несчастная душа, и за милю видно. Он что-то пробормотал и рухнул на стул.

Уже не помню, как завязался разговор. Он все говорил, а я слушал.

– Мне никогда больше не летать. Вышвырнули, и баста… сказали, сердце и нервы у меня никуда. Но что же делать летчику на земле?

Мы выпили, а он все твердил и твердил, словно заучил наизусть:

– Я, приятель, только летчик и больше ни в чем ничего не смыслю. Бороздить небо начал еще юнцом. Никто не может понять, приятель, никто, что такое летчик, которому сказали: хватит, отлетался. А я скажу тебе это, парень…Труп. Живой труп, можешь поверить. У вас, тварей бескрылых, все намного проще. А я оставил там, в облаках и среди звезд, часть себя. Ну что ты, например, оставил там, в небе? И вообще, значат ли что-нибудь для тебя слова «в небе»? Вы, что всю свою жизнь топчетесь на земле, не можете себе представить, насколько звезды безжалостны. Они украли у меня самое дорогое: мою молодость. Куда тебе понять это, парень? Твое счастье, что у тебя еще ничего не отобрали! Повезло тебе дьявольски, парень!

Я тогда уже почти не владел собой. Каждая мояклеточка, каждая частичка выкрикивала одно единственное слово, одно единственное имя, которое бушевало во мне, как местные южные ураганы:

– Сети! Сети!

– Счастливчики вы, ходящие по земле! Ты можешь быть счастливым и довольным… А у меня этот безжалостный мир отнял все!

Он поднялся и, нетвердо стоя на ногах, погрозил раскинувшемуся над мотелем небу:

– Будь проклято ты, голубое чудовище! Ты, подлый грабитель! Отдай, что отнял у меня! Отдай, ты, погань!

И тут я утратил всякую власть над собой – изо всей силы ударил его в лицо, он покачнулся и упал возле стола на пол. Словно сторонний наблюдатель, слышал я свой собственный голос, который вопил без остановки:

– Сети! Сети! Сети!

Я все еще продолжал реветь, как раненый зверь, пока, шатаясь, брел под усеянным звездами южным небом к своему номеру в гостинице.

Когда я без сил повалился на кровать, вопль уже замер на моих губах, и не осталось ничего, кроме горького вкуса миндального коктейля. В распахнутое окно светили далекие звезды, заставляя меня вспоминать все. Каждую чудесную и тысячекратно проклятую минуту и каждый час, И это оживление призраков продолжалось непрерывно до тех пор, пока не заалели на небосклоне первые лучи восходящего солнца.

1
{"b":"31127","o":1}