ЛитМир - Электронная Библиотека

II. МАЛЕНЬКИЙ КОРЕНАСТЫЙ ЧЕЛОВЕК В ЧЕРНОЙ ШЛЯПЕ

Это случилось как раз, когда я закончил дело Лессингов. Нужно сказать, что дело было мерзкое. Мерзкое, да и заплатили мне не очень-то хорошо.

Я решил, что несколько недель не буду браться ни за какие дела, приведу в порядок нервы. В этом, между прочим, была крайняя необходимость, потому что случай с Лессингами, как я чувствовал, буквально измочалил мои нервы. А ведь раньше они были у меня, как стальные канаты.

О самом деле Лессингов незачем много говорить: все было подробно описано в газетах, даже чересчур подробно. Но, во всяком случае, был в этом деле один эпизод, который, думаю, отнял у меня несколько лет жизни. Если вы читали газеты, то вспомните, что в той истории фигурировал огромный холодильник. Так вот, именно я был тем счастливчиком, который открыл его первым.

Я открыл дверь так, почти случайно. И тут, угрожающе медленно, на меня вывалилась вся пропавшая семья – папа, мама, дети и бабушка тоже. Убитые и заледеневшие.

Не хочу много говорить об этом. Но когда я просыпаюсь ночью в полнолуние, весь в поту и скрежеща зубами, то даже если не могу вспомнить свой сон, точно знаю, что снилось мне нечто, связанное с холодильником семьи Лессингов.

Я уже сказал, что мои нервы поистрепались, и я решил прибегнуть к мощному средству лечения, если можно так выразиться, к шоковой терапии. Заперся в своем бюро в компании с несколькими ящиками бурбона и каждый день методично напивался. Накачиваться алкоголем я собирался до тех пор, пока не поблекнет воспоминание об этом семействе.

В тот день, после обеда, я уже приканчивал первую бутылку, когда этот типчик, в черной шляпе, вдруг возник перед моим письменным столом.

Помню, что я мгновенно прикрыл лицо рукой – в голове пронеслась мысль, что, судя по фигуре, это может быть только мальчик из холодильника Лессингов.

Маленький коренастый человек откашлялся, и я невольно отнял руку от лица. И как только я это сделал, сразу понял, что ошибся: этого типа я никогда раньше не видел.

Я почувствовал облегчение, но всего лишь на мгновение. И тут же ощутил, как по моей спине побежала струйка холодного пота. Ведь я дважды повернул ключ в двери и цепочку не забыл навесить!

Я покосился на дверь. Цепочка была на месте, и в замке поблескивал ключ!

Хотя в силу своего ремесла я не очень-то верю в сверхъестественные явления, на этот раз я почувствовал дрожь в коленях. Или у меня галлюцинация, или мне явился чей-то дух. Но только не живой человек, это точно!

Коротышка осматривался, словно его заинтересовали дешевые гравюры на стенах, затем шевельнул тонким носом и понюхал воздух.

– Бурбон, – произнес он негромко. – Бурбон. И недурной… Если не ошибаюсь, Стокуэлл, с Тридцать второй улицы.

Похоже, чей бы это ни был призрак, при жизни он, вероятно, был знатоком тонких сортов бурбона.

Тонкая пелена алкоголя улетучилась, голова моя сразу стала ясной: я все меньше верил в визит из потустороннего мира.

Опустив ноги со стола, я гаркнул на него:

– Эй, вы кто такой и какого дьявола вам нужно? Коротышка сдвинул шляпу со лба на макушку.

– Я для того и пришел, чтобы объяснить. Но, черт подери, чем это вы здесь занимаетесь, а? Ты алкаш, парень?

Тут уже я разозлился. По какому праву этот мошенник вламывается ко мне, и что ему от меня нужно? И вообще… проклятие, как он вошел сюда? Но поскольку все еще сохранялась вероятность, что он не обычный, земной человек, я не решался напуститься на него по-настоящему. Хотя, насколько помню, мой голос был близок к фортиссимо.

– Как вы, черт возьми, вошли сюда? Я ведь закрылся на цепочку!

Он и не подозревал, сколько зависело от его ответа. Если скажет, что прошел через стену, то я не знаю, что сделаю, а если окажется, что он земной человек, то, ей-богу, изобью до полусмерти.

Он расстегнул пиджак, сунул руку в карман черного, хорошо сшитого жилета и показал мне узкую полоску тонкого пластика.

– Вот. Вы же не станете утверждать, что никогда ничего такого не видели? Ведь о вас говорят, как о профессионале.

Его голос звучал с некоторым пренебрежением.

– А цепочка?

Чуть ли не со скучающим видом он сунул руку в другой карман и помахал у меня перед носом каким-то длинным и узким предметом из стал и, напоминающим ножницы.

– Теперь успокоились?

Он задал этот вопрос так, словно догадывался, что я принял его за призрак.

И как раз в тот самый момент, когда он прятал свой инструмент, я решил, что все-таки побью его. Кто бы он ни был – побью. Этого требуют мои нервы. _ А дверь вы видели? – спросил я угрожающе. _ Как же, видел, – сказал он спокойно.

– А записку на двери?

– И ее тоже.

– И читать умеете?

– Приходилось.

– Больше ничего не хотите сказать?

Было видно, что этот разговор наскучил ему.

– Видите ли, мистер Нельсон, мне совершенно необходимо было поговорить с вами. А поскольку вы отключили звонок и телефон, у меня не было другого выхода. Можете быть уверены, что я не нанес вам ущерба. Замок по-прежнему исправен, ну а цепочка…

Я не выдержал. Вскочил на ноги, чтобы броситься на него через стол. Но не успел приготовиться к прыжку, как что-то заставило меня застыть на месте.

Это что-то было охотничьим ружьем с обрезанным стволом, смотревшим мне прямо в грудь.

Маленький человек в черной шляпе мгновенно изменил свое поведение.

– Легче, легче, – сказал он, ни на секунду не сводя с меня глаз. – Без глупостей, дружок!

Это сразу меня отрезвило. Я снова сел на стул, но вовсе не думал отказываться от своего намерения выпустить этому типу кишки при удобном случае.

А пока мне пришлось поерзать на стуле, потому что коротышка кивнул на свое оружие.

– Как вы думаете, сколько там дроби?

– По меньшей мере тысяча штук, – буркнул я.

– Точно. А как вы думаете, сколько я всажу в вас, если спущу курок?

– По меньшей мере тысячу, – сказал я снова. Его губы растянулись в лучезарной улыбке.

– Не льстите мне, мистер Нельсон. Сотня, как минимум, пролетит мимо…

Просто божественно, как он меня успокоил.

Я почувствовал себя плохо, в чем не последнюю роль сыграла и пьянка последних дней. Все нарастало ощущение слабости, лоб стал влажным.

– Может быть, уберете эту штуку? – выдавил я.

Маленький человек опустил ружье, и оно легко спряталось под мышкой. Если до сих пор я понятия не имел, что за человек был мой посетитель, то теперь отпали все сомнения.

– Дело в том, что я пришел за вами, мистер Нельсон.

– За мной?

– Вот именно. Один из моих доверителей хочет лично побеседовать с вами.

– Почему ваш доверитель не пришел сюда? И вообще: кто он такой?

Он сделал вид, что не расслышал моего последнего вопроса.

– По некоторым причинам мой доверитель хотел бы, чтобы вы потрудились приехать к нему, мистер Нельсон. Есть очень веская причина просить вас об этом.

– У меня же есть веская причина отказаться. Лицо маленького человека окаменело.

– Не заставляйте меня, дружок, причинять вам неудобства. Моему доверителю порекомендовал вас мистер Беттини.

Я тяжело вздохнул. Мистер, или, вернее, дон Беттини был одним из самых известных главарей мафии, главой клана Беттини. Я имел удовольствие – правда, лишь мимоходом – познакомиться с ним лично.

В голове у меня молниеносно пронеслось несколько мыслей. Долго я не смогу упираться, потому что этот коротышка выпустит-таки в меня дробь, всю тысячу штук или всего на какую-то сотню меньше. Но даже если он этого не сделает – с мафией шутки плохи, пожалуй, хуже, чем тут же получить заряд дроби.

Одновременно промелькнула мысль, что, если не считать дела Джиральдини, я никогда не переходил дорогу этим итальянцам. Обычно отказывался от поручения, на котором можно было сорвать жирный куш, если выяснялось, что, берясь за него, я вторгнусь в сферу интересов их кланов.

2
{"b":"31127","o":1}