ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайное место
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части первая и вторая. Специальное репетиционное издание сценария
Любовь рождается зимой
Как стать легендой. Жить полнее, любить всем сердцем и оставить след на земле
Спаситель и сын. Сезон 1
Мужчина из стали и бархата. Как научиться понимать свою женщину и стать идеальным мужем
Острова во времени
Пелена страха
Месть

И в дело Джиральдини я оказался замешанным совершенно случайно. Настолько случайно, что об этом никто не знает, ни один макаронник. Вся моя роль в этом деле заключалась в том, что, получив от одного осведомителя весьма ценную информацию, я тихонько передал ее полиции. И сам же был напуган больше всех, когда фараоны благодаря этому вышли на Джиральдини и засадили его. Двумя днями позже осведомитель погиб под колесами автомобиля, но поскольку я передал информацию анонимно, то был уверен, что макаронникам ничего не известно.

Если только осведомитель не раскололся, прежде чем его убрали.

Маленький человек терпеливо ждал, пока я думал, затем спросил:

– Так что?

Я оттолкнул стол и поднялся. Я был по крайней мере головы на три выше типа в шляпе, Он кивнул в сторону двери,

– Если надумали, можем отправляться.

Я тоже надел шляпу, но все равно выглядел оборванцем рядом с элегантным коротышкой. Это открытие только усилило мое раздражение, но я был бессилен что-либо сделать.

– Вы позволите мне взять с собой мою пушку? – спросил я ворчливо.

Человечек бросил взгляд на часы,

– Берите уж, если хотите, Но советую поторопиться, Не дай бог там заподозрят неладное, Хотел бы я знать, где это – там.

Я открыл, потом запер дверь, Посетитель в шляпе был прав: ключ легко поворачивался в замке, он, действительно, не испортил механизм, Когда мы вышли в коридор, лицо коротышки вдруг преобразилось: с него исчезло то добродушное спокойствие, с которым он разговаривал в комнате. Черты его лица обрели твердость, присущую воинам-индейцам, находящимся на земле врага. Вполне вероятно, что на такой земле он и находился.

На стоянке перед домом нас ждал черный олдсмобил. Мой посетитель оказался шофером и сопровождающим в одном лице, Увидев, что других пассажиров нет, я совсем успокоился: значит, это не та всем хорошо известная «автомобильная прогулка», Хотя, откровенно говоря, я не имел представления, почему кому-нибудь хотелось бы рассчитаться со мной, Те, кого я поймал за последние десять лет,, еще не скоро выйдут на свободу…

Коротышка в шляпе сел в кресло водителя, а мне велел расположиться на заднем сиденье, у него за спиной. Я сразу же схватился за свой револьвер и почувствовал огромное искушение хорошенько стукнуть своего спутника по затылку. Потом отогнал эту соблазнительную мысль, а пистолет снова опустил в карман, Не меньше получаса мы ехали в полном молчании, которое не стремился нарушить ни он, ни я, Очевидно, он не делал тайны из того, куда мы едем: не стал завязывать мне глаза и не крутился по темным переулкам, чтобы сбить меня с толку. Ехал прямо и уверенно.

Когда мы остановились на красный свет и ждали минуты полторы, дьявол снова стал искушать меня. Я осторожно потянулся к ручке дверцы и проверил, откроется ли она. Я нажал на ручку; дверца бесшумно отворилась. Через узкую щель салон автомобиля заполнился застоявшимся бензиновым смрадом.

Человечек дернул головой и, не оборачиваясь, произнес:

– Не открывайте дверь, воняет же. Если хотите выйти, только скажите. Я сверну к тротуару, и выходите. Хотя я на вашем месте не делал бы этого.

Было в его голосе что-то, подсказавшее мне, что этого действительно не следует делать. И я не стал это делать, а спокойно откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза. Теперь уже я был абсолютно уверен, что они не намерены расправиться со мной.

Следующие полчаса мы ехали довольно медленно. Наступил вечер, и улицы города были биты автомобилями. Все радовались тому, что зима оконец, прошла и деревья по-весеннему зазеленели. Ветерок с реки принес легкий, солоноватый туман и на какое-то время прогнал бензиновый смрад.

На улицах становилось все более людно. Какие-то подростки, взявшись под руки, шли, подражая раскачивающейся походке моряков, и на каждом шагу сталкивались с шедшими им навстречу прохожим и. А те лишь улыбались, и не думая обернуться и погрозить им вслед кулаками.

Да и что проку сердиться, ведь весна пришла, настоящая американская весна.

Я очнулся, лишь когда мы свернули к огромным воротам, а потом наша дорога бежала между ухоженным и кустами, по всей вероятности, в частном владении. Я проклинал себя за легкомыслие, за то, что весна заставила меня забыть об осторожности. Я не имел ни малейшего понятия, когда мы свернули с дороги, ведущей на Нью-Джерси, и когда выехали на частную дорогу.

Маленький человек в черной шляпе тихо мурлыкал какую-то мелодию, вернее, насвистывал сквозь зубы, и вообще не был похож на человека, который что-то замышлял против меня. Только бы не сглазить.

Однако приятная весенняя прогулка на автомобиле вскоре закончилась – мы подъехали к дому, напоминавшему замок. Под колесами затормозившего автомобиля тихо скрипнул гравий, которым была посыпана дорожка.

Человек в шляпе поставил машину на ручной тормоз, открыл дверцу и с удовольствием потянулся, из чего я заключил, что тоже могу выйти. Я открыл дверцу и в следующее мгновение тоже захрустел суставами. Мы вели себя как кошки, празднующие на крыше приход весны.

Дом, или замок, перед которым мы устроили гимнастическое представление в честь весны, почти весь был погружен во тьму, лишь бледный свет, просачивавшийся там и сям из некоторых окон, освещал двор. Ровно подстриженные кусты, залитые этим призрачным светом, терялись вдали во мраке, и я был почти уверен, что где-то в этом гигантском парке должно быть озерцо с впадающим в него ручьем и неизменным деревянным мостиком.

Точно так, как бывает в сказке.

И тут человек в шляпе заворчал на меня:

– Приехали, мистер Нельсон. Теперь пошли, прямо!

И показал рукой, куда идти.

Через несколько минут мы оказались в изысканно обставленном кабинете на втором этаже. И я было уже открыл рот, чтобы пожелать доброго вечера, когда заметил, что в комнате нет ни души. Никто не сидел за огромным письменным столом.

В следующий момент позади письменного стола открылась дверь, и в комнату вошел невысокий человек в очках.

Я повернулся к нему и чуть не вскрикнул от неожиданности.

Это был Джиральдини, макаронник, которого я, хотя и не собственноручно, засадил за решетку.

Не могу сказать, что я ему обрадовался. Несколько мгновений волосы у меня на голове стояли дыбом. Ясно, хочет рассчитаться со мной… Этот подлый стукач раскололся-таки, прежде чем отдал богу душу под колесами автомобиля!

И в то же время что-то здесь было не то. Как ни крути, меня все-таки не похитили, а привезли сюда в качестве… гм… специалиста. Которому хотят предложить работу. Коротышка в шляпе и не пытался скрыть от меня, куда мы едем. Только собственной глупости и этой весенней одури я обязан тем, что не имею понятия, где мы находимся. Кроме того, ни дом, ни окрестности не похожи на те места, где обычно делают свою работу наемные убийцы. Хотя, черт его знает. Всякого я повидал на своем веку!

Такие вот мысли одолевали меня, когда Джиральдини шумно плюхнулся в огромное кожаное кресло за письменным столом.

– Садитесь, мистер Нельсон, – прогудел его голос. – Бенни! Позаботьтесь, чтобы нам принесли выпить!

Человек в шляпе поспешил к выходу, и я остался наедине с Джиральдини.

Рэффаэлло Джиральдини был самым отъявленным негодяем в истории преступности Америки. Пожалуй, даже старик Аль Капоне мог бы поучиться у него. А осторожен он был, как зайчонок, нюхающий воздух на опушке леса. Вплоть до событий трехлетней давности.

Именно тогда осторожный Раффаэлло случайно встретился с самой обычной, алчной потаскушкой. И как в таких случаях бывает, малышка свернула шею великому Раффаэлло.

Но самое ужасное в этом было то, что, как я уже говорил, к этому крушению и я приложил свою руку. И мне оставалось только надеяться, что Джиральдини не подозревает об этом. Потому что если это не так, то я не проживу и нескольких минут.

Я тоже тяжело опустился в кресло и ждал, пока прислуга в белых перчатках поставит передо мной поднос с ледяным бурбоном, от чего во мне снова зародилось подозрение, что со мной хотят расправиться.

3
{"b":"31127","o":1}