ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот самый момент, когда он надевал плащ и уже протянул руку за саквояжем, к нему вышел слуга.

– Господин, эмир готов принять вас. Следуйте за мной.

Али насмешливо поднял бровь. Было похоже на то, что он сам напросился к эмиру. Но Али сдержался. В конце концов слуга не виноват в невежливом поведении своего господина. Он всего лишь выполнял повеление.

Пока Али шел бесчисленными лабиринтами коридоров, мимо богато инкрустированных деревянных ларей и дорогих ковров, он думал о том, какая причина заставила Нуха II потратить на ожидание столько драгоценного времени.

Слуга привел Али в ту часть дворца, куда тот еще никогда не допускался, и сопроводил его в комнату, которая служила Нуху II опочивальней. Выглядела она так, как будто совсем недавно здесь произошла драка. На полу разбросаны шелковые подушки, простыни на широком ложе смяты, а вышитый золотыми нитками балдахин разорван в клочья. В середине комнаты, между медными вазами и чашами для умывания, стоял Нух II ибн Мансур, эмир Бухары, и с помощью слуги пытался повязать на свой толстый живот шелковый шарф. Интересно, темное пятно на ковре у него под ногами – вода или кровь? Али воровато огляделся вокруг, предполагая где-нибудь в углу обнаружить безжизненное, проткнутое мечом тело. Но увидел лишь существо под паранджой. Незаметно, как тень, это существо покинуло опочивальню через узкий проем, занавешенный ковром. Бесшумно закрылась потайная дверь, как будто ее тут никогда и не было.

«Мирват!» – предположил Али, хотя ни он, ни кто-либо из ближайшего окружения эмира никогда не видел в лицо его любимую женщину. Между тем поэты посвящали ей свои лучшие строки, воспевая ее несравненную красоту, и называли ее Розой Бухары. Гнев Али потух. Он даже был готов простить эмиру долгое и тягостное ожидание. Ни одному мужчине не пришло бы в голову обидеться на то, что эмир предпочел общению с ним времяпрепровождение с несравненной Розой Бухары. Али не был исключением.

– Да будет с вами Аллах, Нух II ибн Мансур, – приветствовал он правителя и вежливо поклонился.

– Али аль-Хусейн, я рад видеть вас! – крикнул эмир и с распростертыми объятиями направился к Али, будто тот был старым другом, прихода которого он уже давно с нетерпением ждал. Он постучал Али по груди и даже расцеловал в обе щеки. – Пусть Аллах благословит нас на новый день, который только начинается.

Похоже, что недуг, на который всегда жаловался Нух II, уже успела вылечить прекрасная Мирват.

– Да будет так, Нух II ибн Мансур, – отозвался Али и не смог сдержать улыбку. – Давайте не забудем поблагодарить Аллаха за ваше быстрое исцеление. Кажется, вы уже справились со своим недугом и без моей помощи.

Эмир несколько секунд оторопело смотрел на молодого человека, и Али вдруг понял, что тот просто забыл, что разбудил своего придворного лекаря среди ночи. Эмир, смеясь, похлопал его по плечу:

– Ах да, конечно! Я же послал за вами! Извините, что до сих пор не объяснил причину. Но, слава Аллаху, мне не понадобилось ваше искусство.

Он взял Али под руку и повел его в другую комнату, со вкусом убранную коврами и банкетками с мягкой обивкой. Эмир сел на одну из широких золотого шитья подушек, указал Али место рядом и дважды хлопнул в ладоши. Тотчас же открылась дверь и вошли трое слуг. На больших медных подносах они внесли всевозможные яства, которыми Али с удовольствием насладился бы во время своего ожидания: свежие финики и инжир, хрустящие хлебцы, сладкий мед и белые сливки, ароматная розовая вода и пряный кофе мокко в отполированном до блеска медном кофейнике. Слуги поставили все на два низких стола, налили две чашки кофе и розовую воду в бокалы и, кланяясь, покинули помещение.

– Сначала подкрепитесь, уважаемый друг. Мужчина не должен начинать как день, так и работу на пустой желудок.

Али не надо было повторять дважды. Он окунул хлеб в белые сливки, а сверху полил золотым медом, который был настолько сладок, будто пчелы собирали его в грушевом саду рая. Пока эмир рассказывал о радостях соколиной охоты и о своем любимом скакуне, несколько дней назад выигравшем на скачках, Али маленькими глотками с наслаждением пил кофе, который был таким, каким должен быть по пословице: черным, как ночь, и сладким, как любовь. Али не терпелось узнать, зачем он понадобился Нуху, однако сейчас подобный вопрос прозвучал бы совсем некстати. Он одобряюще кивал, когда Нух высказывал свое мнение, смеялся его шуткам и старался не обращать внимание на то, что тот употребляет более чем положено, жирных сливок и крепкого кофе.

Когда через час их пышный пир был завершен, эмир вновь хлопнул в ладоши. Вошли двое слуг, с полотенцами и чашами с водой.

– Благодарю вас за чудесное угощение, Нух II ибн Мансур. Это было отличное пиршество, – сказал Али, омывая руки в воде, пахнущей гвоздикой, и вытирая их. – Но не соблаговолите ли вы сказать мне, зачем я все-таки был вызван?

– Зачем… – медленно повторил эмир и что-то шепнул слуге, который подал ему чашу с водой. Веселое настроение, казалось, внезапно покинуло Нуха II. Он выглядел серьезным и озабоченным. – Несколько дней назад я купил у работорговца Омара аль-Фадлана в свой гарем женщину. Она красива, но с ней что-то не в порядке. Не говорит ни слова, почти не ест и не проявляет никаких чувств, будто пребывая во сне. – Эмир вздохнул. – Но самое ужасное, что другие женщины не хотят принимать ее в свой круг. С первого дня они сторонятся ее, утверждая, что она ведьма, и отказываются жить с ней под одной крышей. Знаете, что это значит? – Эмир наклонил голову. – Я не так боюсь восстания крестьян, как недовольства в моем гареме. – Али наморщил лоб. – Может быть, она нездорова и вам удастся определить причины болезни? Для этого я и вызвал вас. Мне она кажется здоровой. Но я не разбираюсь в этом вопросе так, как вы. Она, конечно, всего-навсего рабыня, но я заплатил за нее много денег. Я прикажу привести ее в мою опочивальню, чтобы вы могли ее осмотреть.

Эмир и Али встали. Похоже, Нух II на самом деле очень удручен, если позволил другому мужчине приблизиться к одной из своих наложниц. Али подумал, не проще ли было бы просто вернуть Омару аль-Фадлану странную рабыню, получив деньги обратно.

10
{"b":"31131","o":1}