ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мирват продолжала мечтать о золотом шитье на подоле нового платья, а Беатриче осматривала сад.

Днем дворец и его жители погружались в царство сна. Под сверкающим солнцем даже сад казался блеклым и серым. Не было слышно ни радостного щебетанья птиц, ни успокаивающего плеска воды в фонтанах. Полная тишина. Лишь изредка где-то в тени деревьев раздавалось блеянье овец. От палящего солнца можно было укрыться в прохладной тени каменной стены.

Ближе к вечеру с гор начинал веять освежающий ветерок, приносящий людям и животным долгожданную прохладу. В эти часы дворец просыпался для новой жизни. Тихо шумели фонтаны, по саду разносился крик фазанов. Суетились служанки, зажигая многочисленные лампы и подавая прогуливающимся свежие овощи, соки и подслащенную лимонную воду. Сад напоминал ярко освещенную праздничную площадь. Чарующий аромат цветов витал над садом, а их насыщенные, яркие краски – все оттенки красного, фиолетового, оранжевого и желтого – переливались в отблесках света убывающего дня. Дворец с отсвечивающей розовым светом стеной и золотыми куполами, напоминал роскошный драгоценный камень.

Беатриче любила этот «час женщин». Ей часто казалось, что она очутилась в восточной сказке. Но мысли о бегстве не покидали ее. Мирват упорно не желала отвечать на вопрос о транспортном сообщении в стране. Она, казалось, не понимала, о чем ее спрашивает подруга. Но Беатриче свято верила в то, что когда-нибудь ей удастся вырваться на свободу. Время у нее было. Когда же она опять окажется дома, в Гамбурге, то будет вспоминать это сияние света, эти краски, этот аромат и ей будет очень недоставать «часа женщин» в саду дворца.

Беатриче наблюдала за двумя пожилыми женщинами, сидевшими на каменной скамье и увлеченно разговаривающими друг с другом. Им совершенно не мешали бегающие возле них смеющиеся и пронзительно кричащие маленькие девочки, в которых, судя по богатой одежде, можно было узнать дочерей эмира. Одна из женщин подняла голову, и Беатриче узнала Зекирех. Старуха кивнула ей по-дружески и продолжила беседу.

– Зекирех поздоровалась с тобой, – заметила Мирват. – Наверное, ты произвела на нее большое впечатление.

Беатриче с удивлением взглянула на Мирват. Ей показалось или подруга ее немного ревнует?

– А может, она кивнула тебе?

Мирват рассмеялась:

– Мне? Спаси Аллах, Зекирех никогда не посмотрела бы на меня столь дружелюбно. Но я очень рада тому, что она игнорирует меня. Когда Фатьма была любимой женой Нуха, она по горло натерпелась от старой ведьмы.

В голосе Мирват прозвучали горькие нотки. И Беатриче подумала, что игнорирование все-таки задевает ее больше, чем злые слова и грубые поступки.

– Это правда, что старуха скоро умрет?

Беатриче в недоумении уставилась на Мирват.

Откуда это стало ей известно?

– Сегодня утром Зекирех довольно долго находилась у тебя в комнате, – продолжала Мирват, не дожидаясь ответа.

– Откуда, ради всего святого… – вырвалось у Беатриче.

Мирват снова улыбнулась.

– Ты ведь не веришь в то, что здесь может что-нибудь долго сохраняться в тайне. Служанка Фатьмы заметила Зекирех возле твоей двери еще перед утренней молитвой. Она как раз направлялась на кухню, чтобы принести Фатьме пару фиников. Старуха, наверное, не заметила ее, так как вошла в твою комнату, а вышла почти через час.

Беатриче покачала головой. Возможно, служанка Фатьмы этот час провела под ее дверью. Неужели ни в чем нельзя быть уверенной? Здесь вообще существует понятие личной жизни? Или все друг за другом шпионят?

– Ну же! Когда, наконец, бабка уйдет в мир иной?

– Откуда тебе известно, что Зекирех больна?

– Умоляю, Беатриче, не смеши меня. Весь дворец знает о том, что в последнее время самочувствие Зекирех с каждым днем ухудшается. Частые ванны и ее визиты к Замире ни от кого не скроешь. А ее служанка по секрету рассказала Нирман о том, как сильно исхудала Зекирех за последние два месяца.

– Ах, и все по секрету! – Беатриче вновь покачала головой. – Мне не хотелось бы говорить с тобой, Мирват, об этом. Зекирех доверилась мне, и я…

Мирват медленно опустила голову.

– Значит, это действительно правда, – совсем тихо, торжествуя, сказала она. – Дни старухи сочтены.

– Даже если ты и права в своих догадках, все равно это не должно тебя касаться, – резко возразила Беатриче. – Это дело Зекирех. Если ты хочешь знать больше, расспроси ее сама.

– Не волнуйся. Люди в Бухаре узнают об этом с удовольствием. В конце концов наступит время, когда старуха навсегда закроет глаза и уйдет в мир иной. Но я молю Аллаха о том, чтобы в последние дни он послал ей хотя бы малую толику тех страданий, которые она доставила людям.

«Не стоит переживать, Аллах уже позаботился об этом», – с горечью подумала Беатриче. Ей хотелось схватить Мирват за ворот и хорошенько встряхнуть. Лучше бы она рассказала ей правду о том, какие мучения предстоит пережить Зекирех. Однако она сомневалась, что это могло заставить Мирват изменить свое отношение к Зекирех. Возможно, этим она причинила бы дополнительные страдания бедной женщине, присовокупив еще и муки моральные.

Мирват взяла Беатриче под руку.

– Не бери в голову. Таков закон жизни. Каждому из нас отмерен свой срок, и одному Аллаху известно, когда и кому суждено умереть. Самое печальное в том – здесь я с тобой согласна, – что Зекирех за свои почти семьдесят лет жизни так и не сумела снискать любовь и уважение своих сограждан. Честно говоря, даже Нух II не будет печалиться о ней. И, кажется, она об этом знает. – Мирват вздохнула. – Да спасет меня Аллах от такой кончины!

Беатриче задумчиво посмотрела на Мирват. Конечно, если это считать целью в жизни, то она ее уже достигла. Во дворце Мирват, казалось, была всеобщей любимицей. Женщины охотно вступали с ней в разговор и искали ее общества. Даже служанки слушались ее охотнее, чем остальных женщин, выполняя любое желание. И не потому, что она была любимой женой эмира. Другие женщины никогда не были удовлетворены работой этих бедных существ и нещадно гоняли их целыми днями. Они были так называемыми девочками для битья, на которых дамы сердца эмира срывали зло. Их ругали, иногда колотили. Мирват же, напротив, всегда была ласкова и приветлива – полная противоположность Зекирех.

20
{"b":"31131","o":1}