ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Беатриче, что с тобой, ты так побледнела! – воскликнула Мирват, схватив ее за руку. – Я схожу за врачом?

Беатриче покачала головой и попыталась встать. Окно! «Мне нужен свежий воздух», – успела подумать она, и все вокруг погрузилось в темноту.

Когда Беатриче пришла в себя, она лежала на кровати Мирват. Занавес балдахина был откинут, окна открыты. В воздухе пахло паленым. На улице все еще стояла ночь, и Беатриче могла видеть звезды. Их было бесконечно много, больше, чем она когда-нибудь видела.

Мирват наклонилась над ней и влажным полотенцем обтерла лоб.

– Что произошло? – тихо спросила Беатриче.

– Ты неожиданно упала в обморок и опрокинула лампу. Но не бойся, все обошлось, – тотчас же успокоила ее Мирват. – Карта не повреждена, а маленькую прожженную дыру на покрывале никто не заметит.

Ну конечно! Географическая карта и указание года, который отметил на ней рисовальщик!

Вспомнив обо всем, Беатриче вновь почувствовала себя дурно. Можно ли поверить, что она, современная женщина, которой чуть за тридцать, оказалась в Средневековье? Это напоминает фантастику, безумный телесериал, но только не реальность. Однако все происходило как в действительности. Она ощущала шелк простыни, на которой лежала. Чувствовала на своей руке ладонь Мирват, наслаждалась запахом жасмина, исходящего от платья подруги. Она ела, спала, видела сны…

На глаза Беатриче навернулись слезы, и она начала безудержно рыдать.

– Может быть, все-таки вызвать врача? – спросила Мирват и убрала прядь волос с ее лица.

Но Беатриче отрицательно покачала головой. Уж кого она сейчас меньше всего хотела видеть, так это придворного лекаря. От одних воспоминаний о его кожаном саквояже с инструментарием, скорее напоминающим орудия пыток, чем хирургические инструменты, шел мороз по коже. А вдруг ему взбредет в голову опробовать их на ней и она не сможет оказать сопротивление? У нее опять все поплыло перед глазами.

– Это не может быть правдой! – вырвалось у нее. – Полное сумасшествие! Мирват, скажи мне, что ты зло подшутила надо мной и что на дворе 2001 год!

Мирват печально смотрела на Беатриче и качала головой.

– Мне действительно очень жаль, но…

– Нет! – Крик прозвучал на всю комнату. – Ты лжешь! Не может это быть правдой!

Беатриче сбросила одеяло и встала с кровати.

– Куда же ты?

– Я должна спросить кого-нибудь другого, все равно кого. Абсолютно неважно – во дворце или на улице. Кто-то должен сказать мне правду.

– Беатриче, не делай этого! – Мирват схватила ее за руку и с силой оттолкнула назад. – Если ты сейчас в таком состоянии обратишься к первому встречному, тот решит, что ты просто сумасшедшая. Тебя посадят в тюрьму или, в лучшем случае, прогонят. Так что не теряй головы и оставайся здесь.

Беатриче уставилась в пол. Внутренний голос подсказывал, что Мирват права. Если это заговор, то здесь, во дворце, все были заодно. Кроме того, в Бухаре и раньше людей с больной психикой заточали в темницу или подвергали мучительным пыткам. И она не станет исключением – это же Средневековье. Она присела на край кровати.

– Вот и хорошо, вот и правильно. – Мирват громко вздохнула. – Али аль-Хусейн уже сказал, что, судя по симптомам, это рецидив. Я все же надеюсь, что он заблуждается.

Однако Беатриче не обратила внимания на ее слова. Мирват не могла ее так обманывать. Они столько времени провели вместе, что Беатриче порой казалось, что она знает подругу целую вечность.

Но для Нуха II Мирват готова на все. Беатриче решила задать вопрос и посмотреть на реакцию Мирват: если та солжет, то не сможет смотреть ей прямо в глаза. Беатриче была в этом уверена. И решила попробовать.

– Посмотри на меня, Мирват. Умоляю, скажи мне правду. – Беатриче взяла подругу за руку. – Ради всего святого, какой сейчас год?

– Триста восемьдесят девятый, – спокойно ответила Мирват и взглянула ей в глаза так, что всякое сомнение в ее неискренности тотчас же растаяло.

– Значит, это правда, – пробормотала Беатриче. – Я оказалась в Средневековье. Но каким образом?

Мирват не понимая смотрела на нее.

– О чем ты? Что ты хочешь этим сказать?

– Я…

Беатриче оборвала себя на полуслове. Что сказать? Что она путешественница во времени, женщина из будущего? Как она могла объяснить Мирват то, в чем не разобралась сама и во что не могла поверить? Она попыталась представить свою реакцию, если бы в приемное отделение больницы поступил пациент, утверждающий, что он явился сюда из 2999 года после Рождества Христова. Незамедлительно были бы вызваны коллеги-психиатры, которые определили бы его в психиатрическое отделение. В христианской Европе его, скорее всего, объявили бы одержимым и сожгли на костре инквизиции. Что же тогда могут сотворить с ней в исламской стране? Она даже боялась об этом думать.

– Что с тобой? – Мирват участливо склонилась над Беатриче. – Ты сегодня какая-то странная. Сначала удивляешься карте, потом падаешь в обморок, и вот теперь – эти странные речи. Что, собственно…

– Ничего страшного, – быстро ответила Беатриче, стараясь сохранять спокойствие. – Я устала, меня замучили головные боли. Сегодня вечером было прохладно. Думаю, что немного простудилась в саду. Наверное, мне следует вернуться в свою комнату и выспаться.

Честно говоря, поверить в это можно было с трудом: как раз сегодня вечер выдался на удивление теплым. Но она надеялась, что Мирват пропустит это мимо ушей.

– И это будет действительно самым разумным, – сказала Мирват и окинула Беатриче понимающим взглядом. Она приняла ее ложь во спасение. – Ты уверена, что врач тебе не нужен?

– Конечно. Я сразу же лягу в постель. Вот увидишь, утром мне станет лучше.

– Как хочешь. Но если я тебе понадоблюсь, сразу пошли за мной.

Мирват проводила Беатриче до двери.

– Пожалуйста, никому не рассказывай о моем странном состоянии, – попросила Беатриче. – Мне бы не хотелось, чтобы обо мне говорили…

Мирват кивнула:

– Ты можешь на меня положиться. Иди спать. Утром тебе наверняка станет лучше.

Беатриче услышала, как за ней тихо закрылась дверь и Мирват щелкнула задвижкой. Была мертвая тишина, казалось, весь дворец погружен в глубокий сон. Коридор освещался лишь несколькими масляными лампами, расположенными на удалении друг от друга. Как она раньше не обратила внимание на отсутствие электрического освещения? Беатриче вздохнула и поплелась по полутемному коридору к своей комнате.

23
{"b":"31131","o":1}