ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, можно попытаться поискать альтернативное решение, ведь наверняка в то время существовали травы, эффективно понижающие давление. Но для этого следовало ознакомиться с флорой, найти соответствующее растение, приготовить из него настойку. А это процедура, требующая, в зависимости от обстоятельств, несколько дней.

Но здесь был неотложный случай. Беатриче почувствовала, как ее охватывает паника. Она вдруг испугалась, представив, что на ее глазах молодой человек может скончаться, а она не успеет даже пошевелить пальцем. Мысли ее путались. Что делать? У нее ничего нет под рукой. Ни медикаментов, ни стетоскопа, ни полых игл. Ее вдруг осенила догадка.

Ну конечно! Кровопускание – вот выход! Беатриче лихорадочно осматривалась вокруг в поисках ножа или броши с острой булавкой – того, чем она могла вскрыть молодому врачу вену, чтобы выпустить небольшое количество крови и снять излишнее давление. Но тут он наконец заговорил.

– Ты совершенно здорова, – выдавил он из себя и, распахнув дверь, устремился прочь, будто за ним гнался черт.

– Спешит, – услышала она чей-то голос.

Пораженная, Беатриче повернулась к Юсуфу, про которого в волнении совершенно забыла. Темнокожий евнух стоял у двери, скрестив руки на груди. На лице его сияла улыбка. Юсуф, которого она знала грозным и суровым, улыбался сейчас во весь рот и был очень доволен сценой, невольным свидетелем которой оказался. Похоже, он не испытывал симпатий к молодому врачу, а может быть, даже ненавидел его. Беатриче задумалась. Быть может, Али был тем самым врачом, который превратил Юсуфа из полноценного мужчины в евнуха?

– Хорошо, что я вовремя остановилась, – сказала Беатриче. – Он выглядел так, словно собирался упасть замертво.

Юсуф презрительно фыркнул.

– Он такой же, как все, кто носит тюрбаны. Ты сильная женщина. Он не был к этому готов.

Беатриче с удивлением взглянула на евнуха. В его словах звучало признание. Откуда он родом? Как попал в гарем эмира? Беатриче подумала о том, что никогда не интересовалась Юсуфом, хотя он постоянно сопровождал ее и Мирват. Но расспрашивать не решилась.

– Пойдем, Юсуф, – сказала она. – Не думаю, что врач вернется.

Юсуф кивнул.

Как только Али вошел в личные апартаменты эмира, Нух II вскочил и поспешил ему навстречу.

– Ну что скажете, Али аль-Хусейн? Могу я наконец-то призвать рабыню к себе?

Но Али не обратил внимания на слова эмира. Он пытался восстановить свое внутреннее равновесие. То, что произнесла эта женщина, потрясло его до глубины души. Все, во что он верил, что знал, было поставлено иод вопрос в течение нескольких мгновений. Возможно, она… Али не хотел даже думать о таком чудовищном факте. Тогда каким еще образом женщина могла знать о клятве Гиппократа, если она не изучала медицину?

– Досточтимый Али аль-Хусейн, что с вами? – Озабоченный голос эмира прервал его размышления. – Как себя чувствуете? Вы выглядите так, будто только что повстречались с демоном!

Слова Нуха произвели на Али эффект удара кулаком. Быть может, именно в этом и крылась разгадка. Эта женщина вовсе не человек, а посланный на землю злыми силами ада демон, цель которого – погубить его. Но через пару секунд Али уже смеялся над собой. Вообще-то он не верил в такого рода явления, как демоны, джинны, привидения и феи, и считал их ни больше ни меньше сказочными персонажами. Ими можно было стращать детей и простой народ, но рациональных доказательств их существования все же нет. Эта женщина все в нем перевернула. Настолько, что он забыл о своих собственных убеждениях.

– Нет, нет, все хорошо, – произнес Али и попытался взять себя в руки. Он может предаться своим мыслям и рвать на себе волосы от внутреннего отчаяния дома, но не в присутствии эмира. – Я был занят размышлениями о сложном случае.

Нух II от охватившего его ужаса вытаращил глаза.

– Это касается моей рабыни? Что с ней? Сможете ли вы ей помочь? Должен ли я с ней расстаться? Это что-то заразное? Ведь мой гарем уже…

К Али вернулось самообладание.

– Нет, Нух II ибн Мансур, – успокоил он разволновавшегося эмира. – Ничего подобного. Вам вообще не стоит волноваться. Рабыня совершенно здорова.

Нух II, не веря, взглянул на него.

– Так она здорова?

Али кивнул.

– Да. Абсолютно здорова.

– Значит, я уже могу призвать ее к себе?

– Да, можете, – нехотя ответил Али. У него вдруг появилось желание спровоцировать какую-нибудь катастрофическую ситуацию. Но как взять свои слова назад, при этом не противореча самому себе? – Однако я должен предостеречь вас. Будьте осторожны. Эта женщина вовсе не такая, как все рабыни. Ее родина – Германия. А обычаи этой страны суровы и своеобразны. Она, предположительно, и поведет себя совсем не так, как вы ожидаете. Меня она тоже неоднократно удивляла.

– Думаете, она опасна?

Али поспешно кивнул.

– При определенных обстоятельствах. Ни в коем случае вы не должны приводить ее к себе в опочивальню, не выставив достаточное количество охраны.

Али был рад, что ему пришло в голову придать делу такой поворот. Он не мог не заметить, как похотливо и сладострастно засияли глаза эмира. Уж не размечтался ли Нух II о диких оргиях в своей постели, по сравнению с которыми ночи с Мирват казались лишь невинными играми? Он, Али, выполнил свой долг. Он предупредил эмира, и что бы ни случилось – никто не сможет призвать его за это к ответственности.

Али попрощался с Нухом II, который вдруг сразу поспешил расстаться со своим гостем, и слуга проводил лейб-лекаря. Во дворце перед воротами уже стоял паланкин, в котором Али должны были доставить домой. Пока носильщики спокойно и уверенно шагали по улицам Бухары, Али предавался раздумьям. Рана, которую нанесла ему странная женщина, все еще болела. Кем она была? Знахаркой? Вполне возможно. При определенных условиях. Но врачом быть не могла.

Когда, наконец, Али оказался в уюте, тишине и покое собственного дома, он послал за рассыльным, которому поручил добыть всю имеющуюся в Бухаре и округе информацию об обычаях и нравах в Германии и доставить ему. Может быть, таким образом он больше узнает об этой женщине.

32
{"b":"31131","o":1}