ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Переулочки были такими узкими, что Беатриче при ходьбе то и дело плечами задевала стены домов. Невымощенные тротуары представляли собой плотно утоптанную землю желтоватого цвета, и в тех местах, куда женщины выплескивали воду при стирке белья и содержимое горшков, образовалась скользкая, жидкая грязь. Пахло мочой и разлагающимися пищевыми отходами.

У входов в дома лежали закутанные в грязное тряпье существа и спали; казалось, рои мух, кружащиеся над ними, не доставляли им никаких неприятностей. Беатриче увидела мужчину, ноги которого были ампутированы по колено. Он с трудом продвигался вперед на обрубках, обмотанных тряпками, опираясь на костыль, сколоченный из нескольких палок. Когда Ханнах и Беатриче поровнялись с ним, он протянул вперед руки, прося подать милостыню – хлеб или деньги.

Беатриче, скрывая стыд, отвернулась. Одежда, которая была сейчас на ней, казалась ей бедной. В глазах же этого человека они были женщинами с хорошим достатком.

Через квартал два истощенных ребенка сражались с собакой, покрытой струпьями, пытаясь у нее что-то отнять. Беатриче предположила, что борьба шла из-за чего-то съедобного. Мальчишки отчаянно махали большими деревянными палками, но собака, лишившись в былых боях уха и глаза, ожесточенно защищала свою добычу. Рыча и оскалив зубы, она кидалась на них. И лишь когда приблизились Ханнах и Беатриче, все бросились врассыпную, оставив предмет спора – наполовину сгнившую овечью голову – лежать на земле.

Беатриче затошнило. Она уже так долго наслаждалась шикарной жизнью во дворце, что забыла о существовании бедных, обездоленных людей за его стенами. В то время как она ежедневно потребляла свежайшую изысканнейшую пищу, здесь дети дрались с собакой за несъедобные отходы с помойки. Но Ханнах не дала ей времени на такого рода размышления, нетерпеливо дернув за рукав.

– Идемте, госпожа, – прошептала она совсем тихо, чтобы ее никто не мог услышать. – Мы уже почти пришли, но надо поторопиться.

Когда Беатриче вслед за Ханнах свернула в какой-то узкий проулок, она услышала, как сзади возобновилась битва вышедших из своего укрытия детей и собаки за голову овцы.

Узкие, покосившиеся дома устремились навстречу обеим путницам, будто хотели обрушиться на них. Возле некоторых вплотную прилегающих друг к другу входов стояли женщины. Не обращая внимания на Ханнах и Беатриче, они беседовали, звеня дешевыми медными украшениями на руках и ногах.

– Это здесь, – сказала Ханнах и указала на вход. – Тут живет Замира.

Дом был, пожалуй, самым дряхлым из тех, что видела в своей жизни Беатриче. Цемент, казалось, давно уже не скреплял камней, они просто лежали друг на друге. Двери и оконные ставни отсутствовали вовсе, все проемы были завешаны либо грязными простынями, либо побитыми молью старыми коврами.

– И сюда приходит Зекирех? – не веря спросила Беатриче.

– Конечно, госпожа, – с улыбкой ответила Ханнах. – Приходит постоянно, не реже одного раза в месяц. И я провожаю ее сюда вот уже более тридцати лет.

Ханнах приподняла грязное покрывало, за которым обнаружилась дверь, и они вошли в помещение. Беатриче осторожно, с неохотой последовала за ней. Вонь, которая ударила в нос, была едва переносимой. Она являла собой смесь всех возможных испарений человеческого тела, гниющих отходов, плесневелой древесины и разлагающейся падали.

«Если мне и суждено заразиться чумой, – подумала Беатриче, – то это произойдет здесь». – И в ужасе передернула плечами.

– А где же Замира? – спросила она, непроизвольно переходя на шепот, боясь, что любой громкий звук приведет к обрушению покосившихся стен.

– Имейте терпение, госпожа, – тоже прошептала в ответ Ханнах, – скоро вы увидите ее.

Они прошли через весь дом, мимо комнат, откуда доносились детский крик и женские голоса. Наконец остановились в каком-то маленьком закутке, завешанном ковром. Ханнах трижды ударила палкой, которая стояла тут же, прислоненная к стене, о пол. Пока они ожидали, Беатриче рассматривала старый, потертый ковер во всю стену. Несмотря на его состояние, краски сохранили свою яркость. На нем было изображено древо жизни, излюбленный символ арабского мира. Необычным было то, что мастер очень детально, вопреки мусульманским традициям, запечатлел дерево. Птицы на его ветвях выглядели настолько достоверно, что Беатриче не удивилась, если бы вдруг услышала их щебет и увидела, как они слетают с веток. Она не могла представить себе, каким образом бесценное произведение талантливого ткача оказалось в этом убогом доме.

Ковер шелохнулся, и женщина не старше тридцати лет вышла из помещения, скрывавшегося за ним. Одежда ее, чистая и дорогая, смотрелась весьма странно на фоне зловония и разрухи. Правда, отдельные детали платья по цвету, фактуре ткани и покрою не очень гармонировали друг с другом. Многочисленные золотые браслеты украшали ее руки и ноги и придавали ей, несмотря на полноту, грациозность танцовщицы. С угрюмым выражением лица она оценивающе осмотрела Беатриче и Ханнах с головы до ног.

– Что вам надо? – спросила женщина, не пытаясь даже проявлять дружелюбия.

– Хотим поговорить с Замирой, – неожиданно смело ответила Ханнах.

Беатриче подметила, что служанка, сознательно или подсознательно, говорила таким тоном, каким Зекирех отдавала свои приказания. Но женщину, что стояла перед ними, нелегко было сбить с толку.

– Замира не хочет говорить с вами, – резко возразила она. – Убирайтесь!

– Замира ждет нас, – быстро возразила Ханнах. – Мы вознаградим ее за труды, а значит, и тебя тоже.

Женщина мрачно уставилась на нее.

– А чем?

С уверенным победным смехом картежницы, выбросившей на столик свой лучший козырь, Ханнах вытащила маленький кожаный мешочек.

– Смотри сама!

Женщина проворно схватила мешочек и высыпала содержимое на ладонь. Золотые монеты заблестели во мраке. Она что-то пробурчала себе под нос, явно довольная.

– Посмотрю, что я смогу для вас сделать. Ждите здесь…

– Кто эта женщина, Ханнах? – спросила Беатриче, когда та скрылась за ковром. – Почему мы не можем сами пойти к Замире, если хотим поговорить с ней? И Зекирех всякий раз должна ждать, когда ее допустят? Почему…

38
{"b":"31131","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Автомобили и транспорт
Цербер. Легион Цербера. Атака на мир Цербера (сборник)
Три дня до небытия
Бунтарь. За вольную волю!
Наши судьбы сплелись
Странник
Большое собрание произведений. XXI век
Проклятие Клеопатры
АпперКот конкурентам. Выгоды – клиентам