ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рожденная быть ведьмой
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Немой
Любовный водевиль
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Праздник нечаянной любви
Всё в твоей голове
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
A
A

– Ты смеешься? Тебе следует негодовать, как мне! Вместо этого ты еще и спасаешь мошеннику жизнь! – закричал он. – Я немедля вышвырну его из своего дома! – Он устремился к двери комнаты для пациентов. – В конце концов, должен же он увидеть того, кто позволил заштопать его! Но в моем доме…

– Нет, Али! – Беатриче бросилась к нему и сжала его руку в своей. – Не нужно этого делать, ты разбудишь его. А сейчас Саддину нужен покой.

– Откуда в тебе столько сочувствия к этому мужлану? – возмущенно воскликнул Али. – Он хотел убить тебя, а ты проявляешь о нем заботу. Почему? Может быть, ты влюблена в этого пройдоху?

Беатриче на мгновение задумалась над словами Али. Влюблена ли она в Саддина?

– Я не знаю, – призналась молодая женщина. – Знаю лишь, что он серьезно болен, и я, как врач, обязана сделать все возможное, используя все свои познания в медицине, чтобы помочь ему, и личные мотивы здесь ни при чем…

– Твои личные мотивы мне известны, – гневно прервал ее Али. – Меня не проведешь. Ты любишь этого мужлана! – Он забегал по кабинету, будто за ним гнался осиный рой. – Почему? Ты можешь мне сказать? Почему именно его? Что он смог такого предложить тебе? Чем вы занимались друг с другом все эти дни?

– Не думаю, что это должно касаться тебя, – спокойно возразила Беатриче.

– Ах, вот уже как? Меня это не касается? – вскричал он срывающимся голосом. – Ты живешь в моем доме, и этот пришлый бродяга тоже нашел здесь прибежище. Он наслаждается моей гостеприимностью и моей женой, а меня все это не должно касаться? Я…

Беатриче удивленно подняла бровь.

– Твоя жена, Али? Я правильно расслышала? Ты действительно считаешь меня своей женой? – Она покачала головой. – Нет, все не так просто. Я не припомню, чтобы мы были женаты. Я – подарок эмира. Но это не дает тебе прав на меня.

Али некоторое время помолчал, будто осознал, что в своем гневе зашел слишком далеко.

– Ну хорошо, пусть так, – промолвил он и постарался взять себя в руки. – Но скажу тебе одно. Это мой дом. Хочешь ухаживать за этим убийцей – дело твое. Я же не пошевелю для него и пальцем. Но как только ему станет лучше, пусть убирается отсюда побыстрее, не то я позабочусь о том, чтобы палач решил его участь.

В бешенстве Али устремился из комнаты, громко хлопнув дверью. Ошеломленная Беатриче не могла взять в толк, что должна означать такая вспышка гнева. Похоже, Али закатил ей сцену ревности. Но этого не могло быть!

Дверь комнаты для пациентов отворилась, и в рабочий кабинет вошел Селим. Он должен был находиться возле Саддина, пока его не сменит Беатриче.

– Что-то с Саддином? – обеспокоенно спросила Беатриче.

Старый слуга покачал головой.

– Нет, госпожа. Он все еще спит глубоким сном.

– Что же тогда? – спросила Беатриче.

Она заметила, что ему есть что сказать ей. Переминаясь с ноги на ногу, Селим в беспокойстве окидывал взглядом комнату.

– Тысячу извинений, госпожа, – начал он, запинаясь. – Я не хотел подслушивать, но стены очень тонкие, а вы и мой господин говорили очень громко, и я кое-что услышал.

– И что?

– Госпожа, простите, пожалуйста, моего господина. Он еще слишком молод и еще никогда не любил по-настоящему. Когда вы неожиданно исчезли, он не находил себе места и даже хотел обратиться к солдатам, чтобы отправить их на ваши поиски. Не ел, не пил. И мне известно, что даже плакал. Сам он, конечно, никогда не признается в этом, и если бы узнал, о чем я рассказал вам сейчас, наказал бы меня самым строгим образом, но… – Старый человек доверчиво и открыто посмотрел на Беатриче. – Простите, пожалуйста, его за гнев. Он действительно любит вас.

Беатриче улыбнулась. Его слова тронули ее. Он заботился об Али как отец, хотя тот иногда обходился с ним довольно грубо.

– Но почему же он не может сам сказать об этом?

– Я знаю, он немного неловок, – ответил со вздохом Селим. – Но, пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием. С тех пор как умер отец, для него не существует ничего, кроме науки. Он настолько погрузился в свои книги и разнообразные исследования, что совсем забыл о других сторонах жизни. Сожалею, что должен говорить об этом.

Беатриче тепло пожала руку старого слуги.

– Спасибо тебе за искренние слова. Я обещаю, что прощу Али. А теперь ступай и успокой своего господина, ты ему сейчас нужен. Я посижу с Саддином. Если мне что-нибудь понадобится, я позову тебя.

Селим, поклонившись, вышел из кабинета. Беатриче направилась в комнату для пациентов. Саддин неподвижно лежал на кровати. Лицо его было белым как мел, но дышал он спокойно и равномерно. Может, все обойдется. Так хочется на это надеяться!

89
{"b":"31131","o":1}