ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Вторая жизнь Уве
Смерть под уровнем моря
Астрологический суд
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Луч света в тёмной комнате
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Сыщик моей мечты
A
A

ХVII

Конечно же, Али не смог выполнить своего намерения «даже пальцем не шевельнуть ради Саддина». Мысль о том, что Беатриче, пусть на мгновение, останется наедине с этим опасным кочевником, не давала ему покоя, и он не спускал глаз с обоих, непрерывно дежуря у кровати больного. Так он стал свидетелем того, как кочевник очнулся от опиумного опьянения и ясное сознание вновь вернулось к нему.

В последующие дни Али с неподдельным удивлением наблюдал за улучшением здоровья Саддина. Швы постепенно заживали, а лицо обретало свои естественные краски. Но особенно его поразило то, что однажды вечером, по прошествии не более двух недель после операции, войдя в комнату для пациентов, он обнаружил кочевника стоящим у окна.

– А я и не знал, что ты уже встаешь, – сказал Али и с беспокойством огляделся. – Где Беатриче?

Похоже, Саддин не понял причины паники Али и повернулся к нему.

– У вас нет повода для опасений, она еще жива, – сказал он с издевательской усмешкой. – И очень устала. Поэтому раньше ушла к себе.

– Не мудрено. Она день и ночь дежурила у твоей постели, почти не спала и совсем мало ела. Не каждый выдержит такое напряжение, – прошипел он кочевнику и в следующий момент рассердился сам на себя. Ведь он решил вести себя холодно и равнодушно, чтобы Саддин не почувствовал его слабое место. Али взял себя в руки и расправил плечи. – Мне очень жаль. Боюсь показаться невежливым, но сейчас мне лучше уйти.

– Нет, останьтесь, – задержал его Саддин. – Это хорошо, что мы наедине. Я должен поговорить с вами, Али аль-Хусейн.

– И о чем же будет речь? – спросил Али, еле сдерживая приступ ревности. Он с удовольствием вцепился бы в глотку этому мужлану, этому черту в образе ангела. – О том, как вы друг с другом проводили ночи, а утешившись, ты выполнил бы мой заказ?

Саддин с осуждением покачал головой.

– О Али аль-Хусейн! Разве с вами невозможно поговорить спокойно, как мужчина с мужчиной? Разве я не вернул ее вам? Кроме того… – Язвительная усмешка появилась на его лице. – Насколько мне известно, я не отбирал у вас того, что вам никогда не принадлежало. Беатриче – свободная женщина. Я не принуждал ее.

Али чувствовал, что кочевник ведет с ним игру, наслаждаясь тем, что провоцирует и мучает его. То была игра кошки с мышкой. Он кипел от ярости.

– Давай скажи, чего ты хочешь, прежде чем я приволоку тебя за твои длинные волосы на расправу к палачу, – со злобой сказал он. – Я уже с нетерпением жду того дня, когда ты наконец получишь справедливое возмездие. И если тебе отрубят голову, я лично позабочусь о том, чтобы этот день был обозначен в календаре как праздничный.

Саддин рассмеялся. Этот смех разозлил Али еще больше. Он готов уже был пустить в ход кулаки, но кочевник заговорил опять.

– Не расходуйте силы зря, мой друг. – Саддин был спокоен. – Хочу обрадовать вас. Я и без вашего участия покидаю Бухару. Уже нынешней ночью.

Али задержал дыхание. Его сердце, как молот, стучало в груди.

– А Беатриче? – хриплым голосом спросил Али. – Что будет с ней?

– Она ничего не знает об этом, а по воле Аллаха, а также благодаря вашему молчанию, услышит об этом лишь завтра. Я ухожу один.

Чувства Али смешались. Гнев испарился, злости не стало. Он едва мог поверить своему счастью.

– Я долго размышлял над этим, – продолжал спокойным голосом Саддин. – У меня нет выбора. Сможете ли вы выполнить мои распоряжения?

– Да, хотя и не знаю, в чем они будут заключаться.

Саддин закатил глаза.

– Только ответьте на мой вопрос. Кто-нибудь еще знает, что она жива, – да или нет?

Али вновь охватил гнев. Как взбрело в голову этому мужлану так разговаривать с ним?

– Насколько мне известно, никто за этими стенами ничего не знает.

Саддин кивнул, удовлетворенный ответом.

– Хорошо. А теперь внимательно послушайте меня. Храните это втайне, насколько возможно.

– Но почему?..

– О Аллах! – вскричал Саддин. – Как только мой заказчик узнает, что Беатриче жива, он опять попытается убить ее, вот почему! Он будет нанимать убийц до тех пор, пока не достигнет своей цели. Если вы на самом деле любите ее, то должны предпринять все меры, чтобы ее защитить. А это значит, что никто не должен знать, что Беатриче жива.

– А если выяснится, что ты обманул своего заказчика?

Саддин пожал плечами.

– Все считают Беатриче ведьмой, и никто не удивится тому, что она может воскреснуть из мертвых, и не упрекнет ее в этом. Если же кто-нибудь узнает, что она жива, я вернусь и без промедления выполню свое поручение.

Али молчал. Страх ледяной волной обдал его и вцепился в горло. Он уже не боялся, что кочевник увезет Беатриче с собой. Он опасался за ее жизнь. Надо защитить ее, но как? Мысли его перепутались.

– Возьми ее с собой, – наконец сказал Али. – Умоляю тебя, Саддин, возьми Беатриче с собой. Так она окажется в безопасности. Если ее не будет в Бухаре, враги не смогут причинить ей вреда.

Саддин долгим взглядом посмотрел на лейб-ле-каря.

– Вы готовы доверить противнику женщину, которую любите, лишь для того, чтобы сохранить ей жизнь? Это предложение делает вам честь, Али аль-Хусейн. – Саддин в знак признательности поклонился.

Али рассеянно гладил себя по волосам.

– А что я еще должен был сделать? Как я смогу защитить ее?

– Вы найдете ответ на свой вопрос.

Али вздохнул. Как хотелось бы ему разделять уверенность кочевника!

– Не будете ли вы столь любезны оказать мне одну услугу? – В руке Саддина неожиданно появился сапфир удивительной красоты величиной с голубиное яйцо. – Верните ей этот камень завтра утром.

Удивленный Али взял сапфир и стал его рассматривать.

– Это тот самый камень…

Саддин кивнул.

– Его называют глазом Фатимы. Он обладает удивительными свойствами. Придает огромную силу. А сейчас являет собой причину, из-за которой хотят убить Беатриче.

– Это все? – с удивлением спросил Али и взял камень.

Саддин улыбнулся.

– Что-либо другое от меня вы вряд ли бы передали ей. Я прав? – Он открыто смотрел в лицо Али. – Я знаю, что вы ненавидите меня, Али аль-Хусейн. И даже могу понять вас. Если бы я был на вашем месте, то чувствовал бы то же самое. И все-таки… – В глазах его вновь появился насмешливый огонек. – Я бы уже давно вас убил.

90
{"b":"31131","o":1}