ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 19

Как они добрались до центра города, Сара толком не помнила. Все было, как в тумане. Нина повезла Филиппа в аэропорт, а Дэвид... он, кажется, занимался организацией спецквартиры. Но ни о чем этом Сара думать не могла. Сидя рядом с Джейком, она пристально смотрела в окно. Впереди ехал патрульный полицейский автомобиль.

Она криво усмехнулась. «Можно подумать, что в случае необходимости один полицейский сможет меня защитить».

Джейк тоже молчал. Просто больше нечего было сказать. Кроме того, он знал, что скоро сам все услышит. Очень скоро.

В вестибюле внушительного здания их встретил заместитель окружного прокурора, очевидно, хороший знакомый Джейка, и быстро увлек наверх.

– Безопасность обеспечена? – спросил Джейк.

– Херд сделал все, что в человеческих силах, – ответил молодой человек.

Сара пыталась сосредоточиться. Глубоко дыша, она повторяла про себя текст заявления, который обдумала заранее. Как ни странно, здесь она чувствовала себя немного спокойнее. В этих стенах убийцы вряд ли осмелились бы покушаться на ее жизнь.

Томас Херд оказался красивым мужчиной. Смуглый, с черными глазами, аккуратно подстриженными усами и бородкой клинышком.

– Добрый день, мисс Джеймисон, – сказал он, поднимаясь из-за стола, – или вы предпочитаете обращение миз[10]  Джеймисон? – Он протянул руку.

– Все равно, – ответила Сара и пожала ему руку. Надеялась, что крепко.

– А ваш представитель? Джейк так и не сообщил, кто будет вас представлять. – Он сделал многозначительную паузу.

– Представлять ее буду я, – с некоторым вызовом произнес Савиль.

– Вы? Но...

– Мистер Херд, мне известно, что он лишен лицензии, – вмешалась Сара. – Тем не менее я хотела бы, чтобы он представлял меня.

– Советую вам серьезно подумать, мисс Джеймисон. Мне кажется...

– Давайте покончим с этим, – возразила она. – Я приняла решение. Джейк мой представитель.

Херд бросил взгляд на недавнего коллегу.

– Прекрасно, но я хочу, чтобы мой протест был зафиксирован.

– Итак, Том, надеюсь, с этими формальностями сегодня покончено, – проговорил Джейк, сделав ударение на слове «этими». – Может быть, начнем? Дело в том, что я хочу как можно скорее вывезти Сару на спецквартиру.

– Конечно. – Херд недовольно покосился на Джейка. – Я, в свою очередь, хотел бы, чтобы мисс Джеймисон чувствовала себя здесь непринужденно. Поэтому давайте обойдемся без спешки.

– И еще необходимо, чтобы все эти люди вышли отсюда, – потребовал Джейк.

Он имел в виду секретаршу Херда, четвертого помощника окружного прокурора и полицейского, который сопровождал их.

– Мои сотрудники должны находиться здесь. Они будут заниматься этим делом. Вы это знаете, Джейк.

– Да, знаю. Но могу поспорить на что угодно, что кто-то из ваших сотрудников снабдил информацией автора скандальной статьи в утреннем выпуске «Денвер пост».

– Это уже никуда... – начал Херд.

Джейк поднял руку:

– Давайте не будем об этом спорить. Хорошо?

– Никто и не спорит. Мне просто не нравятся ваши намеки и обвинения.

Сара чувствовала, что теряет терпение. Джейк и окружной прокурор были готовы схватить друг друга за грудки, как два борца.

– В общем, так, – подвел итог Джейк. – Кто-то должен уйти – либо они, либо мы.

– Ладно. Шарон, останьтесь. – Херд обращался к судебной стенографистке. – Остальных прошу удалиться. С материалами допроса свидетельницы вы ознакомитесь позднее.

– Прекрасно, – сказал Джейк, когда кабинет опустел.

– Господи, Джейк, ведь они все равно узнают, – удивился Херд.

– Том, давайте не будем устраивать из допроса цирк.

Окружной прокурор сел с одной стороны длинного полированного стола, Сара и Джейк напротив него, а стенографистка – в конце.

– Мисс Джеймисон, – начал Том Херд. – Впрочем, если позволите, я буду называть вас по имени. Так вот, Сара, расскажите все, что видели в тот вечер так, как вы это помните. Вдаваться в детали не обязательно, вернемся к ним позднее. И по ходу вашего рассказа я буду задавать вам кое-какие вопросы. Идет?

– Да.

– Вы в курсе ваших прав в этом деле?

– Она подписала документ об иммунитете, – сказал Джейк. – Вот. – Он раскрыл папку, вытащил бланк и протянул Херду.

Окружной прокурор просмотрел его и сказал стенографистке:

– Пожалуйста, отметьте: сегодня в... – он взглянул на часы, – одиннадцать четырнадцать утра Сара Джеймисон передала должным образом официально подписанный документ об иммунитете. Итак, Сара? Джейк? Мы готовы начать. – Он включил магнитофон, стоявший посредине стола. – Начинайте, Сара, с любого места, с какого пожелаете.

Она сделала глубокий прерывистый вдох. Вот он, момент, мысли о котором столько раз заставляли ее кожу покрываться холодным потом, момент, от которого она бежала, пряталась, надеялась, что он никогда не наступит. Пришло время обо всем рассказать.

Сара нервно сглотнула, начала говорить, но тут же пришлось откашляться. Она ощущала, как перематывается пленка в диктофоне, как выжидающе застыли пальцы стенографистки.

– В первый раз я увидела Скотта Тейлора на предвыборном митинге в Филадельфии осенью, я думаю, где-то в сентябре. Он произвел на меня огромное впечатление, и на следующий день я обратилась в офис его предвыборной кампании и предложила безвозмездную помощь. В тот же день я познакомилась с ним лично, и сказала ему... – Сара на секунду замолкла. – ...сказала ему, что верю в его платформу. Потом я встречалась и разговаривала с ним еще на нескольких митингах и приемах. Он всегда вел себя необыкновенно корректно, подчеркивая, что чрезвычайно ценит работу таких добровольцев, как я. – Чтобы унять дрожь, Сара прижала руки к коленям. Потом она кратко рассказала о том, как вместе со штабом кампании поехала в Денвер, как однажды Тейлор вдруг вспомнил ее имя, как раз в этот злосчастный вечер, как она пришла в восторг, когда он захотел поговорить с ней по поводу ее участия в работе штаба. Для чего пригласил к себе в гостиничный номер.

– Я знаю, вы считаете это глупым и наивным с моей стороны, но я пошла. Сенатор Тейлор вызывал у людей доверие. Мне очень хотелось помочь ему стать президентом. Я искренне надеялась, что он сможет изменить жизнь страны к лучшему. Так что я согласилась пойти к нему в номер. Мы немного выпили, и тут зазвонил телефон. Я помню, что он был страшно раздражен.

77
{"b":"31132","o":1}