ЛитМир - Электронная Библиотека

– Этот человек худой. Хм... спина узкая. Волосы каштановые, не очень темные. Редкие. Не знаю, начал ли он лысеть, потому что видела только спину.

– Вы могли бы его опознать?

Сара отрицательно покачала головой:

– Нет.

– А как насчет голоса, мисс Джеймисон? Вы могли бы опознать голос?

– Не думаю. Он произнес только одну фразу, в самом конце, когда осматривал спальню. Что-то вроде: «Никого здесь нет». Я была тогда без ума от страха, так что вряд ли смогла бы опознать голос.

– Но вы уверены, что это он произвел два выстрела в Скотта Тейлора, именно он нажал спусковой крючок пистолета?

– Да.

– Вы видели, как он это сделал?

– Нет, он стоял ко мне спиной, но я видела, как отпрянул Ридли, а затем твидовый пиджак закрыл всю щель, через которую я наблюдала. Потом раздались выстрелы...

– Сколько выстрелов?

– Два.

– Продолжайте.

– Я видела, как напряглась его спина, натянулся пиджак, когда он нажал на спуск. Я видела это, и потому знаю, что стрелял он.

– Уважаемые члены большого жюри, позвольте подчеркнуть, что по закону соучастник убийства, то есть участвующий в период до и после события убийства, виновен в этом убийстве так же, как и тот, кто нажал на спусковой крючок оружия. Этот соучастник идентифицирован. Что касается другого, то, если показания мисс Джеймисон вас удовлетворят, вы можете вынести обвинительное заключение также и против некоего Джона Доу, неизвестного соучастника.

Уэбер сел, его сменил Херд:

– Теперь, уважаемые члены большого жюри, вы можете задавать вопросы мисс Джеймисон. Пожалуйста, обозначайте ваше желание задать вопрос поднятием руки.

Тут же руку подняла старейшина большого жюри, неприветливая на вид женщина среднего возраста.

– Мисс Джеймисон, вы получили иммунитет об освобождении от ответственности за недонесение?

Сара посмотрела ей прямо в глаза.

– Да.

– Мистер Херд, следует ли нам учитывать это, когда мы будем обсуждать правдивость показаний мисс Джеймисон? – спросила старейшина большого жюри.

– Я бы не стал вам ничего советовать, – отозвался окружной прокурор. – Могу только сказать, что предоставление иммунитета – это довольно стандартная процедура в такого рода делах.

Голос подал пожилой член жюри с задней скамьи:

– Мисс Джеймисон, почему вы не позвонили в полицию или не послали им анонимную записку? Ведь это позволило бы задержать убийц гораздо раньше.

– Я боялась. Мне хотелось спрятаться и больше не вспоминать об этом. Других оправданий у меня нет.

Затем поднялась беременная женщина из дальнего угла:

– Расскажите, пожалуйста, поподробнее о том, что предшествовало убийству.

– Тейлор и Ридли препирались. Обменивались злобными замечаниями. Тогда эти замечания для меня не имели никакого смысла, но он обнаружился, когда я узнала Ридли. Скотт угрожал уменьшить финансирование ЦРУ. Говорил, что у них слишком много грубых промахов, даже провалов. Потом двое посетителей вроде бы собрались уходить, и Скотт сказал им вслед что-то похожее на: «Увидимся в Вашингтоне». Причем с насмешкой. А Вон Ридли ответил: «Я так не думаю», – или что-то близкое к этому и отступил в сторону. В щель мне было видно, что его серый костюм скользнул в сторону, а справа передо мной возник твидовый пиджак. Затем раздались два выстрела. В сущности, это были негромкие хлопки. И я услышала, как упал Скотт. – Сара сделала паузу, чтобы откашляться. – На пол рухнуло массивное тело.

– Прошу меня извинить, – сказал Херд. – Мне бы хотелось добавить к этому, что на месте преступления, на полу рядом с телом Тейлора, был обнаружен фрагмент металлической мочалки. Тот, кто хорошо разбирается в оружии, может использовать такую мочалку в качестве глушителя.

Руку поднял молодой человек в первом ряду:

– Почему убийца вас не обнаружил?

– Не посмотрел за дверью.

– Но почему не посмотрел?

– Думаю, причина в том, – сказала Сара, – что ни ему, ни Ридли в тот момент не пришло в голову, что в спальне мог кто-то быть. Кроме того, там было темно. Так что мне повезло. Мне просто повезло.

– Я тоже так считаю, – сочувственно проговорил молодой член большого жюри.

Наконец вопрос задал седой мужчина – он сидел в заднем ряду:

– Что вы увидели, когда вышли из спальни?

– В гостиной все было перевернуто, диванные подушки разбросаны по полу, настольные лампы тоже, все ящики открыты. Как будто они что-то искали.

– Позвольте я продолжу. Если ошибусь, дайте мне знать. В спальне, откуда вы вышли, они тоже все перевернули?

– Нет, там ничего не тронули.

– В таком случае, черт побери, почему полиция сочла это ограблением? Если кому-то понадобились ценности, принадлежавшие сенатору, почему же воры не обыскали спальню? Или его тело. Из его карманов что-нибудь пропало? Например, бумажник или еще что-то?

Поднялся Том Херд:

– Это обоснованный вопрос, сэр. Из номера сенатора ничего не пропало, и теперь мы знаем почему, поэтому предлагаю в данный момент на обсуждение этого вопроса времени не тратить. Еще есть вопросы?

Джейк стиснул зубы.

«Не тратить времени. Да я об этом всем уши прожужжал, но никто не хотел меня слушать!»

Снова подняла руку старейшина жюри:

– Вы считаете убийство сенатора Тейлора инициативой самого Вона Ридли или заговором?

Сара сделала глубокий вдох.

– Не знаю. Но я долго размышляла над этим и считаю, что Ридли должен был иметь поддержку и от других властных структур. Они все боялись Тейлора. Буквально все. Я думаю, это был политический заговор.

– А как насчет того, кто стрелял?

– Мне кажется, исполнитель – профессиональный убийца, которого нанял Ридли. То есть он выполнял работу за деньги. Но это только мои предположения.

Вмешался Херд:

– Если обнаружится, что существовал заговор, то дело скорее всего приобретет федеральный статус, но в данный момент мы не рассматриваем эту версию. Задача правоохранительных органов Колорадо, поскольку преступление совершено на нашей территории, предъявить Вону Ридли обвинение в убийстве.

Вопрос возник у очередного члена жюри, грузного господина в очках:

– Расскажите о покушении, которое было совершено на вас, мисс Джеймисон. Сейчас вы выглядите совершенно здоровой.

90
{"b":"31132","o":1}