ЛитМир - Электронная Библиотека

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

У зубного врача

После того, как Йенс почистил зубы, боль немножко приутихла. Но совсем не прекратилась: ведь в зубах ещё оставались дырки. И вот ранним утром малыши принялись за работу.

Случилось так, что мама Йенса нашла хорошее средство от зубной боли, и об этом как раз говорится в третьей главе, действие которой происходит у зубного врача.

— Почему ты такой злой? — спросил Бактериус.

— Хочу есть, — ответил Кариус.

— Наверно, скоро нам перепадёт какое-нибудь лакомство, — сказал Бактериус.

— Что-то непохоже.

— Может, попробовать потолковать с Йенсом?

— Вздор, чепуха — возразил Кариус. — Йенс перестал слушать, что мы говорим.

— А если мы закричим хором, он, может, нас услышит, — предложил Бактериус. — Что будем кричать?

— Закричим, что нам хочется венских булочек.

— Да-да, давай попробуем, — согласился Кариус.

И они закричали:

— Хотим венских булочек! Хотим венских булочек!

— Заткнитесь!

— Слышал? — спросил Кариус.

— Какой-то человек что-то сказал, — изумлённо ответил Бактериус.

— А что он сказал?

— Он сказал: «Заткнитесь!»

— Вот чудеса! — удивился Кариус.

— Может, это пекарь сказал, чтобы Йенс заткнулся! — радостно воскликнул Кариус. — Может, помогло, что мы кричали хором! Гляди, Йенс открывает рот.

— Надеюсь, это будет сладкое, — приободрился Кариус.

Они немного подождали, но никакой еды не последовало. Тут Бактериус потерял терпение.

— В чем дело? Сколько времени этот Йенс будет сидеть разинув рот, пока ему перепадёт хоть какая-нибудь еда?

— Фу, до чего вдруг стало светло! — воскликнул Кариус. — Словно солнце целиком вкатилось в рот Йенса. Полезай наверх и погляди, что там случилось.

Бактериус взобрался ему на плечи и заглянул через край дупла.

— Ха-ха, прямо в рот Йенсу светит большая круглая лампа. Она в десять раз больше солнца.

— А что-нибудь ещё видно? — спросил Кариус.

— Да, там стоит человек в белом халате, — ответил Бактериус.

— Фу! Вот беда! Это же зубной врач!

— А зубные врачи опасны?

— Зубные врачи, да. Хуже их никого на свете нет. Они уничтожают наши дома и пломбируют дырки в зубах.

— О, Кариус! Я боюсь!

— А что это так громко бормочет? — спросил Бактериус.

— Что-то большое, уродливое и блестящее. Оно бормочет и жужжит, — ответил Кариус.

— Фу, так это же бормашина! Она все ближе и ближе. Что нам делать? На помощь! Она приближается!

— Надо бежать! Скорее, Бактериус! Скорее!

Бактериус спрыгнул вниз, и оба малыша побежали обратно, спрятались за самым дальним зубом и с ужасом наблюдали за тем, что происходит. Их охватывало все большее отчаяние.

— Гляди-ка, Кариус, он сверлит наши дома.

— О, как я страшно зол!

— Давай, побежим туда и укусим бор!? — предложил Бактериус.

— Ничего не получится, — возразил Кариус. — Он слишком твёрдый.

— А мы можем укусить врача за палец, — не сдавался Бактериус.

— Не поможет.

— Можем прыгнуть ему в рот и начать долбить его зубы, — воскликнул Бактериус. Он был вне себя от злости.

— Нельзя драться с зубными врачами, Бактериус.

— Хоть бы этих врачей на свете вовсе не было. Смотри! Он брызжет водой.

— Что за глупая болтовня! — возмутился Кариус.

— Гляди, Кариус, он пломбирует дырку в верхнем клыке! О, мой чудесный дом! Сейчас побегу туда и укушу его!

— Стой, Бактериус! Кончится тем, что он смоет тебя водой.

— Гляди, он пломбирует и твой дом! — воскликнул Бактериус.

Кариус, готовый лопнуть от бешенства, крикнул:

— А ну, прекрати! Эй ты, зубодрал! А ну, прекрати!

— Он не слышит, — сказал Бактериус.

— Он не желает слышать, — возразил Кариус.

— Поздно, — проговорил Бактериус. — Он уже запломбировал все зубы. Да, был там мой чудесный дом, откуда открывался прекрасный вид на другие дома. А теперь никакого дома больше нет.

— А здесь было моё большое дупло, — вторил ему Кариус, — его тоже больше нет.

— Не осталось даже самой крошечной, самой маленькой-премаленькой дырочки, — сказал Бактериус.

Зуб блестит зеркально-гладкий,
Кто-то страшный, злой и гадкий
Йенсу рот привёл в порядок,
Наш удел теперь не сладок.
Что же делать нам без крова?
Зубы все здоровы снова,
Гладкие, белее снега —
Ни еды нам, ни ночлега.

ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА

Вечером

Йенс шёл домой от зубного врача. Он был счастлив, потому что дырок в зубах у него больше не было и потому что зубная боль исчезла.

Ну а как же Кариус и Бактериус? Да не очень хорошо. И в последней главе мы услышим, что случилось с ними в конце концов.

— Тяжёлые времена настали, Бактериус!

— Да, ты прав, времена тяжёлые!

— Никаких сластей, да и жить негде.

— Никаких сластей, да и жить негде.

— Фу! — сказал Кариус.

— фу! — повторил Бактериус.

— Может, попробовать переночевать здесь в углу, — предложил Бактериус.

— Я слишком голоден, чтобы спать.

— Гляди-ка! — воскликнул Бактериус. — Йенс открывает рот! Может, нам перепадёт что-нибудь вкусное.

— Сомневаюсь, чтобы нам перепало что-нибудь вкусное, — сказал Кариус.

— Если ты поддержишь меня немного, я заберусь наверх и погляжу, — предложил Бактериус.

Кариус помог ему, и Бактериус выглянул из-за зуба.

— Видишь что-нибудь? — спросил Кариус.

— Да, вижу! О, это ужасно!

— Что там такое? — спросил Кариус.

— Щётка! Снова зубная щётка! — Бактериус торопливо сполз вниз. — Что нам делать?

— Никакого дупла, куда можно было бы забраться! — вскричал Кариус.

— Никакого дупла, куда можно было бы забраться! — повторил Бактериус.

— Йенс, Йенс, прекрати! — закричали малыши хором. — Мы больше никогда не будем тебя мучить! Обещаем никогда больше тебя не мучить!

— Надо спрятаться, Кариус.

— Да, но куда? Куда? — спросил Кариус.

В тот же миг совсем рядом просвистела щётка, да так, что все вокруг покрылось пеной.

— На помощь, на помощь, щётка выметает меня! — воскликнул Бактериус.

— Держись, Бактериус!

— Не могу, на помощь, на помощь!

Но никто не пришёл к ним на помощь. В зубах не было больше дырок, где можно было бы спрятаться, и потому малышей вымели изо рта вместе с зубной пастой, водой и пеной. Через водопроводную трубу они выпали в огромное глубокое море и долго плавали там. Они и теперь ещё плавают в море и ищут другую дырку в зубе, чтобы им туда забраться.

Пожалуй, можно было бы чуточку пожалеть Кариуса и Бактериуса. Но был один человек на свете, который радовался, что все случилось так, как случилось. И это был тот, у кого болели зубы. То был Йенс.

2
{"b":"31139","o":1}